Сегодня: 20.08.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

АЛРОСА и наследие Мугабе

16.07.2019

YKTIMES.RU – В начале этого года АЛРОСА объявила о новом полигоне ее активности в Африке. Этим полигоном, неожиданно для рыночных аналитиков и экспертов-африканистов, стало Зимбабве, государство, пережившее в ноябре 2017 года падение казавшегося незыблемым режима Роберта Мугабе и заинтересованное в притоке иностранных инвестиций для оздоровления экономики. Эта страна в начале 2010-х претендовала на участие в топ-тройке стран-мировых производителей алмазов, но сейчас, по естественным и рукотворным причинам, занимает скромные позиции. Тем не менее, по оценке руководства АЛРОСА, Зимбабве, наряду с Анголой, является одной из двух африканских стран с очень высоким геологическим потенциалом, пишет Rough&Polished.

БУДУЩЕЕ СП

АЛРОСА и власти Зимбабве заявили о договоренностях развивать добычу алмазов в январе этого года в рамках визита нового президента Зимбабве Эммерсона Мнангагвы в Москву. Еще раньше в Хараре была учреждена дочерняя структура ALROSA (Zimbabwe), которую АЛРОСА укомплектовала геологами, горными инженерами и другими специалистами для проведения пилотных мероприятий. Операционная деятельность в Зимбабве, как заявила АЛРОСА, имеет целью «реализацию проектов по разведке, поиску и добыче полезных ископаемых с перспективой создания совместных алмазодобывающих и других горнорудных предприятий».

Объем инвестиций в деятельность в Зимбабве пока невелик – в январе представители АЛРОСА на встрече с аналитиками озвучивали сумму в диапазоне $10 млн в 2019 году. Это фактически плата за доступ к геологической информации. Бюджеты потенциальных проектов могут быть и не освоены, в случае, например, отсутствия рентабельных запасов – как это произошло с геологоразведочным проектом Kimang в Анголе (СП АЛРОСА и Endiama), расходы на который планировались на уровне $15 млн за 3 года. С другой стороны, затраты могут возрасти, как только компания закончит фазу разведки и приступит к освоению месторождений, либо обнаружит необходимость дополнительных исследований по привлекательным объектам.

Привлекательные объекты уже выявлены, сообщил заместитель гендиректора АЛРОСА Владимир Марченко. Это участки на этапе геологоразведки, brownfield и проекты работы на существующих мощностях. АЛРОСА подготовила и согласовала заявки, которые будут поданы после подписания юридически обязывающего соглашения об СП с зимбабвийской стороной. Ожидается, что соглашение будет подписано во второй половине июля (скорое заключение соглашения подтверждают также зимбабвийские чиновники). На некоторых выбранных АЛРОСА объектах активная деятельность может начаться уже осенью.

САНКЦИОННЫЕ И ПРОЧИЕ РИСКИ ЗИМБАБВЕ

Информация об интересе к действующим месторождениям насторожила аналитиков фондового рынка. «Такие приобретения могут неблагоприятно сказаться на динамике свободного денежного потока ввиду более высокой платы по сравнению с новыми месторождениями. На данном этапе мы расцениваем новость как умеренно негативную», – говорилось в обзоре «ВТБ Капитала» о планах АЛРОСА в Зимбабве.

Еще один негативный фактор, на который обратил внимание «ВТБ Капитал», связан с правовыми рисками, возникающими ввиду требования неправительственных организаций исключить Зимбабве из Кимберлийского процесса. Руководство АЛРОСА выделяет Зимбабве, наряду с Анголой, в числе наиболее перспективных стран по геологическому потенциалу. Но эти две страны отличаются не только потенциальными запасами алмазов.

Именно Зимбабве и Анголу Коалиция гражданского общества Кимберлийского процесса (Civil Society Coalition, CSC) приводит в пример стран, в которых государственные и частные силовые структуры «совершают злодеяния для расчистки земли под полномасштабную горную добычу». Речь о насилии в отношении старателей, работающих в основном на участках месторождения Маранге. Основываясь на примерах подобных преступлений, коалиция правозащитных групп выступает за то, чтобы зимбабвийские алмазы были классифицированы как «конфликтные алмазы».

«В случае реализации этого сценария алмазы из Зимбабве могут подпадать под запрет на продажу на мировых рынках», – говорится в обзоре «ВТБ Капитала».

На прошедшем в июне в Мумбае совещании по реформе Кимберлийского процесса санкции в отношении зимбабвийских алмазов не вводились. Между тем о своих санкциях объявил крупнейший онлайн-ритейлер Blue Nile, и это не может не нанести удар по привлекательности алмазного бизнеса в стране.

«Из-за сообщений о нарушениях прав человека в алмазном районе Зимбабве Маранге, Blue Nile не будет покупать или предлагать к продаже бриллианты из этого района», – говорится в заявлении Blue Nile, выразившего озабоченность соблюдением этических стандартов ведения бизнеса в Зимбабве.

Чтобы минимизировать возможные риски, АЛРОСА особо отмечала, что не рассматривает крупнейший в Зимбабве конгломерат месторождений Маранге (Marange), находящийся под санкциями США. Маранге в 2013-14 годах по своим показателям было одним из крупнейших алмазных месторождений в мире, производя около 17 млн каратов алмазного сырья. С тех пор добыча резко упала, а правовой статус «кровавых алмазов» не изменился. Несмотря на смену режима в Зимбабве, алмазы Маранге до сих пор под санкциями США из-за обвинений в нарушениях прав человека при добыче и влиянии доходов от продажи драгкамней на подрыв демократии в этой африканской стране.

Аналогичные санкции ЕС были сняты в 2011 году, а Кимберлийский процесс, после некоторых колебаний, счел алмазы Маранге соответствующими своим стандартам. Тем не менее, из-за введенных OFAC санкций в отношении ключевых операторов и стейкхолдеров Маранге, производителям бриллиантов, поставляющим их на ключевой рынок ювелирных изделий США, приходится отделять алмазы Маранге от других в производственном процессе.

Санкции США осложняют перевод долларовой выручки от продажи алмазов в Зимбабве, а также приводят к ряду трудностей при страховании поставок камней. Основными покупателями алмазного сырья Зимбабве являются компании из Китая, Индии и Южной Африки, которые смешивают алмазы Маранге с алмазами, добытыми в других местах, делая их неотличимыми. Существует предположение, что большинство бриллиантов из Маранге продаются на алмазной бирже в Дубае, и оттуда проникают на Запад.

ПОХОД ЗА КОНТРОЛЕМ

Соглашение акционеров будет предполагать контроль АЛРОСА в зимбабвийских проектах.

«Мы не инвестиционная компания, мы больше не будем участвовать в зарубежных проектах без наличия контроля», – пояснил Марченко.

От себя добавим, что отнесение проектов в Зимбабве к основному бизнесу компании и консолидация их на балансе позволит акционерам получить доход от инвестиций в эту страну. Но и возможные убытки АЛРОСА также может косвенно разделить с акционерами. В отличие от ситуации с ангольской «Катокой», где АЛРОСА имеет только долю в дивидендах, судьба проектов в Зимбабве и их денежные потоки (или оттоки) теоретически будут «заложены» в цену акций АЛРОСА.

Несмотря на то, что Зимбабве отказалось от «реформы» алмазодобывающего сектора имени Мугабе, на сегодняшний день в Зимбабве еще действует закон о расширении прав местного населения (Indigenisation and Economic Empowerment Act). Согласно этому закону, 51% в капитале всех предприятий страны должен находиться в руках зимбабвийцев. Этот популистский закон, принятый в 2008 году, считается одним из любимых детищ экс-президента Роберта Мугабе, заслужившего звание «лучшего в мире специалиста по отъему собственности у иностранных инвесторов».

Последствием закона был уход из страны крупных инвесторов, таких как Rio Tinto и компания Anjin, до 2016 года владевшая предприятиями в районе Маранге. Инвесторы не приняли предложение властей Зимбабве консолидироваться в СП с государственной Zimbabwe Consolidated Diamond Company (ZCDC), созданной с целью стимулирования «прозрачности и прекращения контрабанды», и отдать ей контроль в своих предприятиях. Rio Tinto в 2016 г ответила на эту идею продажей своих зимбабвийских активов (как алмазного Murowa, так и угольного Sengwa), осуществив сделку через офшоры, чтобы защитить как свои права, так и права покупателя, которым стал миноритарный акционер Murowa, компания RioZim. Тогда же Зимбабве покинула и АЛРОСА, которая вела в стране ГРР. De Beers – первооткрыватель Маранге – ушла из Зимбабве еще в начале 2000-х.

Сейчас АЛРОСА оптимистично оценивает перспективы получения контроля в проектах в Зимбабве.

«Позиция компании относительно контрольного пакета не изменилась, к чему с пониманием относится зимбабвийская сторона, – говорит источник в АЛРОСА. – Законодательная база Зимбабве достаточно обширная, существуют специальные пермиты, которые позволяют обходить некоторые законодательные нормы».

Пример – производители платины, которые на 100% контролируются инвесторами из ЮАР.

Политика новых властей Зимбабве предполагает, что добыча алмазов в стране будет вестись только четырьмя компаниями. Две из них – это упомянутые выше ZCDC и работающая независимо от нее Murowa Diamonds, разрабатывающая ранее принадлежавшее Rio Tinto месторождение Murowa. Основного владельца Murowa, компанию RioZim, контролирует частный фонд Global Emerging Markets (Gem), основателем которого является Харпал Рандхава (Harpal Randhawa).

В качестве других участников рассматриваются китайская Anjin (СП китайской Anhui и зимбабвийских военных) и листингованная в Британии Vast Resources, работающая совместно с Botswana Diamonds, бывшим партнером АЛРОСА по разведочному СП в Ботсване. Местные СМИ писали о том, что предложение вернуться получила De Beers, но энтузиазма у De Beers эта идея не вызвала.

Партнером АЛРОСА по соглашению станет ZCDC. Другие комбинации и альянсы, кроме партнерства с ZCDC, АЛРОСА не рассматривает, уточнил Марченко. ZCDC оказалась в центре внимания в мае этого года, когда руководство этой корпорации было уволено по обвинению в коррупции и злоупотреблении служебным положением. По оценке АЛРОСА, в итоге ситуация в зимбабвийской госкомпании оздоровилась.

«Ситуация в ZCDC не обостряется, а наоборот, по нашим ощущениям, исправляется», – заявил источник в АЛРОСА.

АЛМАЗЫ ЗИМБАБВЕ

Алмазодобыча в Зимбабве, достигавшая 12 млн каратов в 2012 году в основном за счет Маранге, в последние годы резко сократилась. В 2017 году ZCDC, обладающая пока монополией на добычу алмазов в Зимбабве, произвела всего 1,8 млн каратов, главным образом на конгломератах в Маранге. Еще около 740 тыс. каратов в год производит Murowa, планирующая к 2022 году добывать до 5 млн каратов. ZCDC планирует увеличить добычу до 10 млн каратов к 2023 году.

О качестве алмазов Зимбабве можно составить некоторое представление, основываясь на данных Кимберлийского процесса. Средняя цена алмазного сырья Зимбабве в 2017 году составила $69,94 за карат, что выше данных 2016 года и 2015 года ($50). Эта цена значительно ниже средней стоимости ювелирных алмазов АЛРОСА, которая за три последних квартала была на уровне $143 за карат. Основная масса алмазного сырья в стране по-прежнему приходится на Маранге. Алмазы Маранге в основном мелкие и имеют коричневато-зеленый оттенок, отмечал в своем обзоре известный аналитик и консультант Пол Зимниски (Paul Zimnisky). Из-за статуса «кровавых» и ограниченной системы распределения их стоимость еще ниже на 25%, в итоге долгое время средняя цена складывалась на уровне $20-45 за карат, что ниже и среднего мирового значения ($100 за карат, по оценкам КП).

Отвечая на вопрос о качестве сырья интересующих АЛРОСА участков в Зимбабве, заместитель гендиректора АЛРОСА Владимир Марченко, заявил, что сырье абсолютно разное.

«Изучая возможность начать работу, мы на аукционах купили для собственных геммологических нужд два лота с крупными камнями – один по $500 за карат, второй по $2000».

Специалисты ЕСО АЛРОСА исследовали морфологию камней.

Безусловно, специалисты АЛРОСА наверняка имеют исчерпывающую информацию о качестве алмазного сырья и запасах Зимбабве, но на сегодняшний день идея развития операционной деятельности в этой стране кажется скорее политически мотивированной, а значит, достаточно спорной с экономической точки зрения.

Не очень понятно, почему спустя несколько месяцев после выхода из геологоразведочного СП в Ботсване, вызванного принципиальной непривлекательностью проектов на ранней стадии разведки, АЛРОСА приступает к такой же деятельности в другой африканской стране, отмечает Сергей Горяинов из Rough & Polished. Власти которой к тому же не отличаются предсказуемостью. Условия ведения бизнеса в Зимбабве в поздний период правления Мугабе драматически изменялись, и пока нет очевидных аргументов в пользу того, что ситуация стабилизировалась.

«Нет уверенности в том, что АЛРОСА учитывает все риски для иностранного инвестора в Зимбабве. В конце концов, без долгой и всесторонней экспертизы сложно сориентироваться в том, какой из условных племянников министра обороны опередит конкурентов и будет контролировать горнорудную отрасль», – говорит Сергей Горяинов.

В отличие от Китая, который прежде чем переходить к крупным инвестпроектам, предпочитает обеспечить себе политическое влияние и удостовериться в стабилизации, российская экспансия в Зимбабве выглядит как попытка зацепиться за возможный полигон для системного участия в политических процессах в Африке, делают выводы авторы исследования Московского центра Карнеги «Почему Россия заинтересовалась Зимбабве». Инициатива России находит понимание у властей Зимбабве, которые, по мнению авторов исследования, осознают, что «русские не смогут конвертировать результаты своей помощи в прямой политический или экономический диктат, даже о простой монетизации влияния речь пока не идет».

А ведь именно сейчас, в момент охлаждения спроса на алмазном рынке и 30-процентного снижения финансовых показателей продаж, АЛРОСА как никогда нуждается в положительных, а не отрицательных драйверах. Приход в Зимбабве пока не выглядит таковым. Помимо совсем неочевидной монетизации, он, скорее, имеет признаки втягивания АЛРОСА в экспансию на токсичном рынке. Экспансия может иметь ограниченный масштаб для бизнеса, но – как показывает печальный опыт РусАла, почти 10 месяцев несшего бремя санкций OFAC, – никогда не знаешь, какой аргумент может стать решающим для грозного американского регулятора, способного перекрывать кислород компаниям любых отраслей, масштабов и географической принадлежности.

Игорь Лейкин.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question