Сегодня: 18.01.22 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Богатства Якутии тревожат The Economist

1.12.2021

YKTIMES.RU – Западные друзья и партнеры продолжают качать тему экологии в Арктике. На этот раз – с упором на гидросферу, пишет telegram-канал “Капитан Арктика”.

В The Economist вышла свежая публикация, посвященная СМП. Но не столько в разрезе транспорта, сколько в смысле добычи полезных ископаемых в водах вдоль российского арктического побережья.

Не будем останавливаться на самой статье. Там хватает совершенно голословных утверждений и откровенных передергиваний. Чего только стоит тот тезис, будто бы Северный морской путь – это трасса, которая «открылась» для навигации в течение последнего десятилетия в силу таяния льдов (из-за «потепления», разумеется).

Отметим главное: в материале упорно проводится та мысль, что СМП – это кладезь ресурсов. Притом ресурсов, что интересно, не столько энергетических (на этом акцента как раз не делается), а минеральных. Особенно наших друзей интересуют кобальт, олово, редкоземы. Каковые ресурсы добывать очень неэкологично, поскольку это может нарушить кислотно-щелочной баланс хрупкую экологию Арктики.

Это – еще одно проявление более широкого тренда. На Западе стартует очередной тур давления на Россию в Арктике, а под него развертывается необходимое пиар-сопровождение. Ждем очередных рассказов про «грязную» российскую добычу и криков на тему «запретите им!».

Все это не значит, что экологией в Арктике нам заниматься не надо, и что у нас в этом смысле все великолепно. Надо заниматься, надо. Но не из-под западной палки. Это – во-первых. А во-вторых – это ведь не про экологию. Это про суверенитет над нашим сектором Арктики. Который западники будут пытаться ограничить косвенными методами – через хайп и, потенциально, введение прямых и косвенных санкционных ограничений на освоение макрорегиона.

***
Предлагаем вашему вниманию перевод статьи.

The Economist: богатства под водами российской Арктики тревожат Запад

Крупнейшая республика в составе России — Якутия. Она простирается далеко за Полярный круг и по размерам равна Германии, Франции, Великобритании, Италии, Испании, Швеции, Финляндии и Румынии вместе взятым, однако ее население составляет всего миллион человек. За последнее десятилетие таяние морского льда открыло вдоль ее побережья новую морскую артерию — Северный морской путь. Это кратчайший маршрут между портами Восточной Азии и Западной Европы, но его ледяные воды таят в себе нечто еще более ценное: геологические дары вроде кобальта, олова и редкоземельных металлов глубоко под толщей воды.

Неблагоприятные погодные условия и другие препятствия осложняют разведку вдоль Севморпути. Однако многочисленные министерства российского государства, а также частные инвесторы уже положили глаз на эти подводные полезные ископаемые — помимо нефти и газа в том же районе. Открытие месторождений на суше вселяет надежду на дальнейшую добычу на дне морском. Особенно перспективными считаются конкреции — крошечные шарики оксидов, разбросанные по дну океана и впервые обнаруженные у берегов Сибири. Они содержат минералы, которые можно использовать везде, от электроники до аккумуляторных батарей.

Но есть проблема. Конкреции образуются, когда в магматические очаги глубоко на дне проникает морская вода. Она нагревается до экстремальных температур, после чего поднимается обратно к поверхности через вулканические трубки — своего рода дымоходные отверстия. Этот процесс вымывает металлы из земной коры и откладывает их на морском дне. Но эти трубки также нагревают воду в непосредственной близости от себя, поддерживая на морском дне уникальные экосистемы. Эти места обитания слабо изучены, и для их полного изучения потребуются десятилетия. Поэтому биологи и океанологи опасаются, что без надлежащего экологического контроля добыча полезных ископаемых вокруг трубок уничтожит незаменимый ареал.

«На суше оценку экологического воздействия проводить проще, — говорит Хавьер Эскартен (Javier Escartin) из парижской Геологической лаборатории. — Данных об океане у нас нет, его экосистемы часто настолько хрупки, что в масштабах человеческой жизни не восстанавливаются». Обследование вдоль Севморпути потребует продвинутых роботов для сбора образцов и составления карты морского дна — усилия, которые, по мнению некоторых, будут настолько дорогостоящими, что добыча подводных ресурсов окажется совершенно нерентабельной.

Но пока что российские горнодобывающие компании ничем не угрожают. Крупнейший производитель алмазов в России «Алроса» называет Якутию «северным рубежом краткосрочных геологоразведочных работ», однако о подробностях не распространяется. «Норникель», крупный производитель никеля на Таймыре, подчеркивает необходимость соблюдения экологических стандартов при строительстве, но глубоководную добычу в настоящее время «не ведет и не планирует». Тем не менее в 2001 году Россия подала заявку на расширение своей исключительной экономической зоны с 200 морских миль от побережья вплоть до — в некоторых местах — Северного полюса.

Полностью скованные льдом всего 20 лет назад, воды Якутии теперь открыты обычным судам четыре месяца в году, и глобальное потепление, по всей видимости, лишь распахнет это окно. C ростом судоходства многие предвидят тревожные риски: помимо изучения экологических последствий все чаще звучат призывы упрочить защиту коренных народов, ограничить дноуглубительные работы и остановить загрязнение окружающей среды, а также добиться прозрачности горнодобывающих работ. «Нынешнего регулирования недостаточно, особенно сейчас, когда Арктика открыта для бизнеса», — говорит основатель американского Арктического института Мальте Хумперт (Malte Humpert). Такое ощущение, что Северный морской путь — будущая горячая точка в экономике и экологии, причем как на суше, так и под водой.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question