Сегодня: 19.05.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Чиновники – ударная сила в борьбе с коррупцией

15.05.2019

YKTIMES.RU – Когда поднимается тема борьбы с коррупцией, чиновники, как правило, упоминаются в негативном смысле. Большинство априори считают, что все чиновники занимаются коррупцией и среди них нет честных людей.

Однако, это не так. Это также неправильно, как считать, что все находящиеся в местах лишения свободы – преступники. На самом деле среди осужденных есть неправедно осужденные, уголовные дела в отношении которых были сфальсифицированы «оборотнями» в погонах и судейских мантиях. Или осужденные по оговору с нарушением закона. Также есть поступки, которые лишь формально являются преступлением, но на самом деле было совершены вынужденно. Например, превышение необходимой самообороны, когда при самозащите человек просто не рассчитывает силу отпора, в результате чего происходит летальный исход у нападающей стороны.

Чиновники являются непосредственными фигурантами коррупционных дел, которые обладают первичной и всеобъемлющей информацией об этом. Их роль зависит от квалификации действий правоохранительными органами. Но, прежде всего, ход развития событий зависит от поведения и действий самого чиновника. Он сам выбирает, что делать: совершать коррупционное правонарушение, пособничать ему, бездействовать или противодействовать коррупции.

Чиновники являются одними из ключевых субъектов в процессе борьбы с коррупцией, если выберут последний вариант действий.

Чтобы подтвердить это, рассмотрим всех участников антикоррупционного процесса.

Субъектами антикоррупционной политики являются:

-правоохранительные и судебные органы, непосредственно противодействующие коррупции;

-органы государственной власти и местного самоуправления, государственные и муниципальные организации, политические партии в пределах своих полномочий;

-институты гражданского общества и физические лица.

Координацию деятельности правоохранительных органов по противодействию коррупции осуществляет Генеральная прокуратура.

В общем смысле, коррупция выражает отношения, складывающиеся между должностными лицами и отдельными членами общества по поводу использования возможностей занимаемой должности с целью получения личной выгоды в ущерб интересам третьей стороны (общества, государства, организаций).

Коррупционное дело можно разделить на три основных этапа: совершение, выявление и расследование.

Основными инициаторами коррупционных проявлений являются чиновники, которые осуществляют первый этап – совершение правонарушения.

Государственные и правоохранительные органы занимаются двумя последними этапами: выявлением и расследованием коррупционных правонарушений. Общественники оказывают им посильное содействие.

После совершения деяния правоохранители лишь воссоздают картину произошедшего в соответствии с законом.

Первоисточником информации о коррупционном правонарушении являются чиновники и другие должностные лица.

Основной информацией о коррупционном правонарушении обладают непосредственные участники дела – исполнители, организаторы, подстрекатели и свидетели.

Как общественные, так и государственные антикоррупционеры – «не волшебники», которые могут чудесным образом материализовать из воздуха информацию о коррупционных правонарушениях.

Они не обладают сверхспособностями, например, к телекинезу для получения мыслей и дум коррупционеров или к телепортации информации о коррупции из шкафов, сейфов, компьютеров коррупционеров.

Также, как «деньги любят тишину», коррупционные дела совершается без огласки и привлечения лишних людей. Коррупционеры не рассказывают каждому встречному о своих коррупционных делах. Такие дела делаются в условиях строгой конспирации и секретности.

Исходя из собственного опыта, могу констатировать, что наиболее ценная информация о коррупции может быть получена, преимущественно, из среды лиц, имеющих непосредственное отношение к этим процессам.

Это подтверждают и способы получения информации известным общественно-политическим деятелем, руководителем Фонда борьбы с коррупцией Алексеем Навальным,

который подтверждал, что информацию о коррупции в крупных госкомпаниях предоставляют сами бывшие и действующие сотрудники этих компаний на условиях анонимности и неразглашения.

Коррупционные правонарушения, зачастую, имеют очень сложные схемы и много эпизодов. Даже лучшим следователям требуется масса времени и сил воссоздать всю картину событий. Наиболее полно сложные коррупционные схемы могут раскрыть непосредственные участники событий.

Ключевым фактором становится позиция чиновников и других должностных лиц, как первоисточника информации, их готовность оказать содействие пресечению незаконных деяний.

Поэтому ударной силой в борьбе с коррупцией являются сознательные, принципиальные и честные чиновники – антикоррупционеры.

В связи с этим считаю, что одним из главных направлений государственной антикоррупционной политики должно быть формирование у чиновников:

-мотивации содействовать противодействию коррупции;

-нетерпимости к коррупционному поведению;

-устойчивых навыков антикоррупционного поведения.

То есть усилия должны быть направлены на искоренение причин коррупции и профилактику.

Эффективная государственная система пресечения коррупционных правонарушений должна:

-не только вынуждать отказываться от своих намерений потенциальных коррупционеров посредством неукоснительного соблюдения принципа неотвратимости наказания;

-но и вселять чиновникам, желающим противодействовать коррупции, уверенность в том, что государство способно защитить их от посягательств коррупционеров посредством предоставления гарантий безопасности от преследования.

Это положение должно стать одним из основных направлений противодействия коррупции.

Рассмотрим роль чиновников в приоритетах борьбы с коррупцией, представленных Председателем Конституционного Суда России В.Д.Зорькиным в материале «Задачи совершенствования правовых основ борьбы с коррупцией».

В целом, можно согласиться с основными утверждениями судьи.

Однако, считаю недостатком, что чиновники рассмотрены лишь в пассивной роли объектов антикоррупционной деятельности.

Необходимо принятие мер по стимулированию активных антикоррупционных действий со стороны чиновников, а не воспринимать их лишь в качестве объекта преследования со стороны правоохранительных органов.

Также считаю, что недостаточно активная позиция конституционного суда и других представителей юридического сообщества не позволяет повысить эффективность антикоррупционной политики государства.

Десятилетиями муссируются подобные толковые тезисы и приоритеты. Но дальше слов дело не идет.

Государственный механизм не в состоянии внести кардинальные изменения в антикоррупционную политику, которые смогли бы обеспечить перелом ситуации.

В этих условиях ситуация продолжает лишь ухудшаться. А правоохранительные органы борятся лишь с последствиями, не устраняя причины. Это все равно, что тушить окраину лесного пожара, не гася очаг огня.

Представим предложения судьи Зорькина в тезисном виде с комментариями.

Задача 1. Получение реальной картины коррупции и коррупционной преступности в целом.

Задача 2. Наступление на организованную преступность как социальную основу коррупции. Восстановление законности в регионах, где мафиозные структуры уже стали подменять органы власти.

Бороться с коррупцией в отрыве от борьбы с организованной преступностью невозможно. Коррупция, в ее наиболее опасных системных формах, это – по сути, инструмент в руках мафиозных структур для получения сверхприбылей.

В связи с этим дельными является предложения судьи о:

-создании спецподразделений по борьбе с организованной преступностью в виде межведомственных оперативно-розыскных центров при региональных подразделениях

Следственного комитета, с прикомандированием туда оперативных сотрудников МВД, ФСБ, наркоконтроля и таможни;

-разработке закона «О противодействии организованной преступности», в котором можно предусмотреть проведение специальных операций по борьбе с организованной преступностью, аналогичным в станице Кущевская или Гусь-Хрустальном, а также зафиксировать правовой алгоритм введения на конкретной территории временного федерального управления системой правоохранительных органов по типу ситуации с банкротством предприятий.

Это позволит на период операции в регионе ввести временно управляющих региональными подразделениями МВД, ФСБ, прокуратуры, Следственного комитета, наркоконтроля, таможни.

Задача 3. Создание четких процедур отвода и самоотвода соответствующих служащих с целью предотвращения или урегулирования конфликта интересов.

Задача 4. Преодоление так называемых «иммунитетов» различных категорий лиц при проведении расследования по делам о коррупции.

Наличие неприкосновенных должностных лиц делает их неуязвимыми перед законом. Поэтому для большинства категорий лиц «иммунитет» должен быть снят в части, касающейся выявления и пресечения коррупционных преступлений.

Судья приводит аргумент, то Конвенция ООН против коррупции закрепляет положение о необходимости обеспечить сбалансированность между иммунитетами и возможностью осуществлять эффективное расследование, уголовное преследование и выносить судебное решение в связи с коррупционными преступлениями.

Противоречие иммунитета заключается в том, что:

-с одной стороны, он призван служить гарантией защиты от необоснованного преследования;

-с другой стороны, чрезмерные преграды устраняют возможность привлечения должностных лиц к ответственности за совершенные преступления.

Правильно отмечено, что необходим баланс между необходимостью защиты отдельных категорий должностных лиц и недопущением их безнаказанности в случае совершения правонарушений.

Особый статус чиновников должен служить обоснованием не только средств защиты их деятельности, обеспечения их неприкосновенности, но и повышенной ответственности за строгое соблюдение ими норм закона.

В случае их противоправной деятельности необходимо учитывать и повышенную степень общественной опасности их поведения, что служит обоснованием для возложения повышенной ответственности, а не смягчения ответственности, предохранения от нее.

Задача 5. Переход от декларирования доходов к декларированию расходов. Выполнение требований статьи 20 Конвенции ООН против коррупции о введении правового института – «незаконное обогащение».

Судья отметил, что любое выявленное превышение крупных расходов госслужащего над уровнем официального дохода его и членов его семьи должно становиться предметом специального уголовного расследования. Бремя доказывания легальности полученных доходов должно возлагаться на самого госслужащего. В том случае, если ему не удалось доказать, что крупные расходы произведены за счет легальных доходов, его должно ждать наказание в виде серьезных штрафов, конфискация незаконно полученного имущества, увольнение с запретом занимать должности государственной (муниципальной) службы.

Задача 6. Восстановление нормального правового института конфискации имущества.

Судья подчеркнул, что этого требуют Конвенция ООН против коррупции, Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию, отчет группы ГРЕКО.

Необходимо в первоочередном порядке распространить конфискацию имущества на все тяжкие преступления против собственности и экономические преступления.

Отмечено, что в настоящее время практически невозможно конфисковать имущество у мошенников, воров, вымогателей, лиц, совершивших присвоение или растрату. Этот пробел надо устранить.

В тех странах, где наиболее эффективно решаются задачи в борьбе с коррупцией – Сингапуре, Китае, Испании, США, они решаются во многом благодаря активному использованию конфискации имущества у коррупционеров и членов мафиозных структур.

Задача 7. Обеспечение разумной достаточности в процессе гуманизации уголовного законодательства.

Задача 8. Задействование потенциала всего общества в антикоррупционной работе.

В различных СМИ и Интернет публикуется немало докладов, аналитических справок различных общественных организаций по коррупции в самых разных отраслях жизни.

Некоторые материалы выглядят весьма убедительно. В некоторых звучат прямые обращения к руководителям правоохранительных органов по расследованию тех или иных выявленных фактов мздоимства. Но какова реакция самих правоохранительных органов? Часто в ответ на эти доклады, статьи, справки приходят либо прямые отписки, либо вообще отсутствует какая-либо реакция. Может быть, надо подумать о введении повышенных мер ответственности руководителей правоохранительных органов за нереагирование на обнародованные факты коррупции и организованной преступности.

Таковы тезисы Председателя конституционного суда, в кратком виде освещающие наиболее актуальные направления борьбы с коррупцией.

Реализация этих задач вкупе с преобразованиями судебной системы может существенно улучшить положение. Они носят институциональный характер, что требует системного и комплексного подхода. Эти задачи касаются в основном деятельности правоохранительных органов, процедурных вопросов и антикоррупционных стандартов.

Эффективность расследования коррупционных дел зависит не только от:

-профессионализма и квалификации следственных и оперативных сотрудников, прокуроров и судей;

-но и качества работы с источниками первичной информации – свидетелями и другими фигурантами дела.

Поэтому можно добавить еще две задачи по стимулированию чиновников к активному участию в антикоррупционной деятельности:

1.предоставление чиновникам-антикоррупционерам гарантий безопасности от преследования;

2.стимулирование чиновников–антикоррупционеров путем выплаты материального вознаграждения (определенный процент от суммы предотвращенного ущерба), предоставление награды, благодарственного письма и иных форм нематериального поощрения.

Вопрос предоставления чиновникам-антикоррупционерам гарантий безопасности от преследования отражен в следующих документах:

– Постановление Конституционного Суда РФ от 30 июня 2011г. №14-П;

– поправки Министерства труда и социальной защиты в закон «О противодействии коррупции».

Инициатива Министерства труда и социальной защиты также содержит вопросы материального и нематериального стимулирования чиновников–антикоррупционеров.

Также наша организация предлагает устранить пробел, позволяющий увольнять принципиальных чиновников, требующих восстановления законности.

Для этого была проведена антикоррупционная экспертиза Федерального закона “О государственной гражданской службе РФ”, который содержит запрет государственным служащим делать публичные высказывания, суждения и оценки.

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов предложено дополнить пункт 10 части 1 статьи 17 Федерального закона “О государственной гражданской службе РФ” текстом следующего содержания:

«Кроме случаев, когда нарушение данного запрета:

-обусловлено реализацией государственных или общественных интересов;

-приводит к предотвращению ущерба государственным или общественным интересам;

-касается вопросов, затрагивающих проблемы социально-экономического развития, совершенствования работы органов государственной власти, борьбы с коррупцией и преступностью, иные общественно значимые темы».

С экспертизой и сопроводительной статьей можно ознакомиться по адресу http://stepanpetrov.blogspot.com/2019/05/blog-post_9.html

Степан Петров, руководитель Общественной организации «Якутия – Наше Мнение».


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question