Сегодня: 30.11.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Что будет завтра с пенсиями? Минтруда по-тихому двигает «Пенсионную реформу 2.0»

1.11.2020

YKTIMES.RU – В конце сентября правительство внесло в Госдуму законопроект о новой методике расчета минимального размера оплаты труда (МРОТ) и прожиточного минимума (ПМ). Согласно документу, с 2021 года планируется отказаться от расчета ПМ как статистической стоимости корзины потребления и определить его как часть (44,2%) среднедушевого дохода. Заместитель министра труда Ольга Баталина тогда заявляла, что в России занижен прожиточный минимум пенсионера (ПМП), однако нововведение исправит это упущение, пишет “Свободная Пресса“.

Чуть позже Счетная палата пришла к выводу, что изменение подхода к расчету прожиточного минимума с 2021 года не обеспечит ежегодный рост прожиточного минимума пенсионера (ПМП). Более того, если ПМП не меняется в течение нескольких лет, это может привести к уменьшению доплат.

В конце октября в Минтруда назвали опасения Счетной палаты безосновательными, уточнив, что величины ПМП как в целом по стране, так и в каждом регионе будут увеличиваться единообразно и ежегодно.

«Отметим, что в бюджете Пенсионного фонда заложен рост прожиточного минимума пенсионера на трехлетний период. Так, если в 2020 году прожиточный минимум пенсионера составит 9240 рублей, то в 2023 году — 10 818 рублей. То есть за три года федеральный прожиточный минимум увеличится на 1578 рублей», — сообщается в соответствующем официальном комментарии министерства.

Рост прожиточного минимума — это, конечно, хорошо, однако озвученная Минтрудом конкретная цифра заставляет усомниться в том, что он будет ощутимым в реальной жизни, а не на бумаге. Скажите, пожалуйста, разве можно всерьез верить в то, что 526 рублей ежегодной прибавки сделают жизнь наших пенсионеров существенно легче?

— Очень странно, что в Минтруда так спокойно и открыто приводит такие конкретные цифры роста прожиточного минимума, потому что тут впору не о росте говорить, а о снижении, — поделился своими соображениями с изданием руководитель Центра институтов социально-экономического развития Института экономики РАН, экономист Николай Ахапкин. — Взять хотя бы фактор инфляции. Мы, конечно, будем надеяться, что относительные темпы ее роста будут не такими быстрым, чтобы стать угрожающими, только вот фактор нынешней девальвации рубля в ней еще далеко не отыгран. Поэтому, называя такие цифры, Минтруд фактически расписывается в том, что повышения уровня жизни пенсионеров не будет.

— Этого крайне мало, и говорить тут что-либо еще на эту тему даже не имеет смысла при таком подходе к проблеме, — высказал схожую точку зрения завлабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, д.э.н. Вячеслав Бобков. — Потому что дело здесь в другом — вопрос уровня прожиточного минимума пенсионера это всего лишь локальная проблема по сравнению с тем общим подходом к новому определению прожиточного минимума, который сейчас хотят тихой сапой, без публичного обсуждения, без шума продавить. Не просто же так законопроект вынесен на рассмотрение параллельно с бюджетом

«СП»: — Поясните, в чем именно вы видите подвох, и насколько он серьезен?

— У нас пока еще по потребительской корзине рассчитываются прожиточные минимумы экономически активного человека, ребенка и пенсионера. А на основании этих данных уже формируется среднедушевой прожиточный минимум. И эти четыре цифры, публикуемые на федеральном уровне и по каждому субъекту Российской Федерации, являются основой формирования системы социальных гарантий для населения. Так, по трудоспособным гражданам считают МРОТ, а по ПМП определяют размер совокупных доплат пенсионеру в случае, если размер его пенсии меньше этого показателя.

И вот сейчас изменение определения ПМП повлечет за собой радикальное изменение всех этих подходов. Задумано отойти от расчета прожиточных минимумов по потребительской корзине, убрав из законодательства само это понятие, и определять их как долю от медианного дохода населения. Но сделано это только лишь для того, чтобы банально подогнать цифру прожиточного минимума к той, что есть сейчас, увеличив ее всего лишь на 3−5%.

«СП»: — Ну, 3%-5%, конечно, так себе рост.

— Да, для людей, по сути, тут практически ничего не изменится. Но в дальнейшем изменится очень многое, потому что прозрачность расчетов запутывают. Во-первых, сама цифра душевого медианного дохода непрозрачна, так как считается с учетом теневых доходов. Ровно так же непрозрачна и медианная зарплата, потому что при ее определении малый бизнес в расчет можно принимать, а можно и не принимать. Сейчас, например, данные и по медианной зарплате, и по медианному доходу завышены, поскольку не были учтены несколько миллионов человек наемных работников в штатах у индивидуальных предпринимателей.

Соответственно, проверять, насколько достоверно будут рассчитываться цифры и медианного дохода, очень сложно. Среди экспертов на это способны считанные единицы, да и то им будет неимоверно трудно. Таким образом ни о каком общественном или экспертном стороннем контроле за расчетами говорить не приходится. Если потребительская корзина была более-менее понятным инструментом, дающим представление хотя бы о минимальных потребностях людей, а теперь сверху будут спускать цифру, за которой совершенно непонятно, что стоит.

В итоге, учитывая большое число депрессивных регионов в стране, где душевой доход долго не растет, а инфляция растет везде одинаково, выходит, что покупательная способность денег будет снижаться. Что по факту означает ухудшение жизни. Причем не только пенсионеров, но и получателей пособий на детей.

«СП»: — Ну и как Минтруд будет с этим дальше жить? Ведь в течение ближайшего времени истинная подоплека всех этих манипуляций вскроется.

— Увы, таков результат аппаратного подхода, итог того, что во главе Минтруда встали финансисты, которые привыкли считать не от потребностей, а от формальных показателей. Они ведь понимают, что если сейчас реально поднимать прожиточный минимум, то ведь придется как-то решать задачу по снижению бедности в стране в два раза. Поэтому, кстати, ее и отодвинули сейчас на 2030 год, когда уже будет не с кого спросить за ее невыполнение.

И сейчас получается, что они будут брать цифры для расчетов не от реальных нужд, а на основе статистики. То есть вся ответственность за эти социальные расчеты взваливается на Росстат, а Минтруда через это полностью снимает с себя ответственность за прожиточный минимум. А мы с коллегами готовились к пересмотру потребительской корзины в 2020 году, обосновывая необходимость ее увеличения сразу втрое, а тут такой удар, как говорится, под дых.

«СП»: — Исходя из всего вышесказанного, получается, новым порядком расчета прожиточного минимума пенсионера правительство в очередной раз меняет «условия игры» в пенсионной системе?

— Значительная часть пенсий по старости сегодня обеспечивается за счет социальных выплат, которые являются добавкой к пенсии, не достигающей размера прожиточного минимума. В этой ситуации у многих категорий пенсионеров фактически замораживается рост пенсий.

— Если исходить из того, что прожиточный минимум по факту повышаться не будет, это так или иначе может привести в итоге к ограничению среднего размера пенсии, — добавил Николай Ахапкин. — Говорить о том, что на 100% выйдет именно так, нельзя, задача индексации пенсий у нас все-таки прописана в обновленной Конституции. Следовательно, в денежном-то выражении может быть реальный рост.

Но дело в том, что сведения об индексации пенсий мы получаем от правительства через подготовку соответствующего решения и закладку его в госбюджет. И вот какой именно, а главное — насколько адекватной текущему экономическому положению с учетом возможной инфляции станет эта индексация, мы сказать не можем. Позволит ли они реально, а не номинально увеличить пенсии людям, мы тоже сказать не можем.

После такой разгромной критики заверений Минтруда о росте прожиточного минимума пенсионера на 1578 рублей к 2023 году в случае утверждения новой методики расчетов прожиточного минимума невольно вспомнились мнения экспертов, озвученные «СП» в декабре прошлого года. Тогда знатоки пенсионного вопроса предупреждали читателей издания, что обитатели Кремля после не избегнут соблазна запустить «пенсионную реформу 2.0», но сделают это после 2024 года, чтобы немного подуспокоить народ.

Судя по исходящим от правительства инициативам, терпежу до президентских выборов кое-кому все-таки не хватило.

Андрей Захарченко.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question