Сегодня: 14.12.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Денег у министров Медведева — куры не клюют

8.04.2019

YKTIMES.RU – Вице-премьера, полпреда президента в ДФО Юрия Трутнева можно поздравить. Его задекларированный доход в 2018 году составил 538 млн. рублей. Это значит, именно Трутнев может возглавить топ богатейших членов российского правительства, сообщает «Коммерсант».

Автопарк вице-премьера, отмечает издание, остался в целом прежним. Он владеет автомобилем BMW Х6 М50D, совместно с супругой — Porsche Cayenne Turbo, Mercedes-Benz ML 350 4 Matic, квадроциклом ATV Polaris, автоприцепом Tiki Treiler X300L и снегоходом Bombardier INC. Только вместо Nissan Patrol в декларации теперь указан Toyota Highlander.

А вот в разделе «недвижимость» изменения более существенные. Трутнев в прошлом году отчитывался о двух жилых домах площадью 345 и 170 кв. м и земельном участке площадью 3742 кв. м (совместная собственность с супругой). Теперь в собственности семьи вице-премьера — один жилой дом площадью 819 кв. м и земельный участок 7 тыс. кв. м.

Доход вице-премьера вырос значительно — в 2017-м он декларировал 377,2 млн. рублей. Впрочем, как пояснил его представитель Тимур Чернышев, основные доходы в 2018 году были сформированы за счет продажи принадлежащего вице-премьеру недвижимого имущества, а также «в результате продажи ценных бумаг, находившихся в доверительном управлении». «Вице-премьер полностью вышел из принадлежавших ему ценных бумаг», — подчеркнул Чернышев.

На втором месте, по итогам декларационной кампании-2018, может оказаться министр промышленности и торговли Денис Мантуров. Как утверждает издание, его доход в прошлом году составил около 400 млн. рублей — против 213,6 млн. в 2017 году. Большую часть дохода в отчетном 2018 году глава министерства также получил от реализации активов.

Заметим, Трутнев и Мантуров в прошлом году занимали третью и четвертую строчки в списке богатейших членов правительства. Лидером тогда стал вице-премьер Александр Хлопонин с впечатляющим доходом 2,91 млрд. рублей. Вторую строчку занимал министр сельского хозяйства Александр Ткачев с 548,3 млн. рублей. А замыкал пятерку министр по вопросам «Открытого правительства» Михаил Абызов, декларировавший 181 млн. рублей.

Регулярно в топе по доходам оказывался также Игорь Шувалов — максимальный доход в 240 млн. рублей он декларировал в 2013 году.

Что симптоматично, Хлопонин, Ткачев, Шувалов и Абызов не вошли в новый состав кабинета в мае 2018 года. Мало того, Абызову в конце марта было предъявлено обвинение в мошенничестве и организации преступного сообщества — он арестован до 25 мая.

Возможно, нет ничего криминального в том, чтобы владеть сотнями миллионов, и быть при этом членом кабмина. В конце концов, тот же Дональд Трамп, по версии Forbes, обладает состоянием в $ 3,1 млрд. — и никому в США в голову не приходит его за это критиковать.

Но проблема в том, что Россия — не сытая Америка. У нас, как ранее сообщала вице-премьер Татьяна Голикова, численность граждан за чертой бедности выросла на 3,9 млн. человек с 2012 по 2017 год — до 41,6 млн. При таком раскладе декларации министров-миллионеров лишь подтверждают: общество в России не только социально несправедливо — оно расколото, а власть все больше его раздражает.

— Ситуация с богатыми чиновниками является обыденной, и вызывает, с одной стороны, возмущение, а с другой — понимание, что ничего изменить не удастся, — отмечает депутат Госдумы третьего и четвертого созывов, полковник в отставке Виктор Алкснис. — Нынешняя политическая элита и все те, кто принадлежат к самым обеспеченным людям страны, свои состояния получили в период 1990-х и 2000-х годов, когда в России шло так называемое первичное накопление капитала. Это накопление, на мой взгляд, было незаконным и преступным — по сути, деньги были украдены у народа, у нас с вами. А затем перед владельцами состояний встал вопрос защиты этих денег и их приумножения. И стало ясно, что сделать это можно, став госчиновником.

По этой тропинке — возвращения на госслужбу — пошло очень много богатых людей. Я могу судить об этом на собственном опыте. В Госдуме третьего и четвертого созывов — в 2000—2007 годах — было значительное число депутатов, которые банально купили себе мандаты. Целью их было получить не только депутатскую неприкосновенность, но и лоббистские возможности, которые позволяли им приумножать состояния.

По сути, эти люди покупали депутатские мандаты, чтобы заниматься решением вопросов бизнеса. Соответственно, и чиновники в правительстве, которые занимаются распределением бюджетных денег — прежде всего, министры — делают это с учетом собственных интересов.

Понятно, прямой связи между министром и конкретной бизнес-группой нет. Но в российском законодательстве хватает лазеек, чтобы перенаправить бюджетные деньги в нужную структуру. То есть структуру, которая находится под контролем конкретного чиновника, и которая приумножает его капитал.

Такие схемы в России, я считаю, явление вполне обыденное. Скажем, в сфере строительства чем-то подобным занимаются очень многие чиновники.

«СП»: — Почему государство их не трогает?

— У нас, я считаю, в ходу практика, при которой высшая власть сажает бояр «на кормление». Чиновники понимают, что вместе с должностью им дается право заработать на жизнь, пользуясь своими служебными полномочиями.

Эту практику ввел Борис Ельцин, а Владимир Путин продолжил. Помимо того, что такое кормление позволяет высшим чиновникам обогатиться, это еще и хороший крючок, на котором их держит администрация президента.

Чиновники и это прекрасно понимают. Они знают, что, будучи на крючке, обязаны ориентироваться на главу государства, беспрекословно исполнять его команды, и защищать его политическую линию. В противном случае им быстро объяснят, что они неправы.

Как происходит такое объяснение, видно на деле Абызова, или на примере драматичного ареста прямо в зале заседаний Совета Федерации сенатора от Карачаево-Черкессии Рауфа Арашукова, а чуть позже в Санкт-Петербурге, в здании «Газпрома» — ареста отца сенатора Рауля Арашукова, на тот момент советника гендиректора «Газпром межрегионгаза».

Думаю, в чем-то фигуранты этих громких дел перешли негласную грань. Но вместе с тем, многих их коллег, на мой взгляд, при желании можно привлечь к ответственности за аналогичные деяния.

С точки зрения администрации президента, это очень эффективный механизм контроля элиты. При этом, я полагаю, АП тоже в стороне не остается. Именно такая система, к сожалению, обеспечивает в России и управляемость власти, и управляемость конкретных чиновников.

«СП»: — Что нужно, чтобы от нее избавиться?

— Нужны кардинальные изменения — в первую очередь, политического курса. Плюс нужна смена нынешней вороватой элиты, с конфискацией у нее незаконно нажитых денег.

Иного способа навести порядок в России, я считаю, не существует. Нам нужно взять за образец Китай, где чиновников, которые попутали государственный карман с собственным, расстреливают.

Замечу, при Си Цзиньпине в моду у китайских чиновников вошла подчеркнутая скромность. Под негласным запретом торжественные банкеты, роскошные служебные автомобили и дорогостоящие, закрытые для простых смертных увеселительные заведения. И это, я считаю, очень правильный подход.

Андрей Полунин.

Источник: “Свободная Пресса“.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question