Сегодня: 26.05.17 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

«Добыча россыпного золота под угрозой. Крайний Север доведён до крайности»

4.05.2017

YKTIMES.RU – По итогам 2016 года, в Магаданской области 52 процента россыпного золота было добыто на «неучтёнке». В августе прошлого года ФБУ «Росгеолэкспертиза» выдала предписание, которое запрещает вести эксплуатационную разведку на участках, где нет утверждённых ГКЗ запасов полезных ископаемых. Нетрудно догадаться, что от этого пострадают и отраслевые предприятия, и госбюджет, который недополучит вполне ожидаемую прибыль, пишет бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток».

В августе прошлого года ФБУ «Росгеолэкспертиза» выдала предписание, которое ставит под удар деятельность большинства старательских артелей Дальнего Востока. Речь идёт о запрете вести эксплуатационную разведку на участках, где нет утверждённых ГКЗ запасов полезных ископаемых. И это может привести к серьёзным проблемам как для самих старателей, так и для государства, поскольку истощение россыпных месторождений золота — давно уже непреложный факт. До недавнего времени ситуацию ещё выравнивала возможность использовать техногенные россыпи. Но сегодня на «техногенку» фактически наложили запрет. Нетрудно догадаться, что от этого пострадают и отраслевые предприятия, и госбюджет, который недополучит вполне ожидаемую прибыль. Достаточно сказать, что, по итогам 2016 года, в Магаданской области 52 процента россыпного золота было добыто именно на «неучтёнке». И вот теперь такой возможности у старателей нет.

По мнению специалистов, виной всему не только позиция некоторых чиновников, но и некорректно написанный федеральный закон «О недрах». Подробности — в интервью с директором ООО «Артель старателей «Кривбасс», одного из самых известных золотодобывающих предприятий Колымы, Сергеем БАЗАВЛУЦКИМ.

РЭП вне закона

— Сергей Семёнович, давайте начнём, что называется, от общего к частному. Насколько серьёзна проблема с истощением запасов для Колымы?

— Эта проблема серьёзна для всех регионах, где их разрабатывают. А поскольку столь востребованный человечеством природный ресурс является невосполняемым, то и горевать об этом бесполезно. Но при этом золота у нас ещё вполне достаточно.

Да, целиковые россыпи промыты на несколько раз, а новые если и будут открыты, то когда и где — неизвестно. Однако есть так называемые неучтённые запасы. В это понятие входят как техногенные месторождения, так и участки месторождений, на которых не подсчитаны запасы и, соответственно, не поставлены на государственный баланс. И вот что показательно. Прииски и артели старателей всегда при добыче золота вовлекали в отработку прилегающие к балансовым запасам площади лицензионных участков. Проще говоря, они проводили так называемую эксплуатационную разведку. И зачастую там добывалось больше драгметалла, чем на основных полигонах с балансовыми запасами. Однако в этом году возникла огромная проблема — на участках, где нет балансовых запасов, добыча запрещена. Учитывая вышеприведённые цифры, можно предположить, к чему это приведёт.

— Но ведь не секрет, что «неучтёнку» мыли все и всегда. Что случилось в нынешнем году, из-за чего такой накал страстей?

— Дело в том, что ещё в прошлом году, а именно 18 августа 2016 года, Федеральное учреждение «Росгеолэкспертиза» выдало предписание, по сути, запрещающее работать разведочно-эксплуатационными полигонами (РЭП) на участках, где нет утверждённых Государственной комиссией по запасам (ГКЗ) полезных ископаемых. В нашем случае это — золото.

По мнению чиновников, проходка РЭПов соответствует опытно-промышленной разработке россыпи. Получается, что мы должны сначала выполнить полномасштабные геологоразведочные работы, поставить балансы на госучёт, разработать и утвердить технический проект на отработку балансовых запасов и лишь потом начинать добычу. А ведь это долгое и затратное дело. При этом нет никакой гарантии, что разведка известными способами, а именно ударно-канатное бурение или проходка траншей, позволят получить достоверные сведения на той же «техногенке». По принципу — не нашли золото, которое соответствует утверждённым кондициям (содержание золота на куб горной массы) — всё, на баланс мы запасы не поставим и работать там не сможем. О содержаниях я скажу чуть позже, это отдельная тема, тоже очень болезненная. При этом если поставить промприбор и начать промывку, результат может оказаться вполне приличным.

— Так ведь и геологоразведочные работы так просто не начнёшь…

— В том-то всё и дело! Надо написать проект ГРР, отдать на экспертизу, получить положительное заключение (всё это стоит времени и денег), провести горно-геологические работы — поставить бурение или пройти траншеи, потом задокументировать результаты. Надо составить отчёт о приросте запасов, провести экспертизу, ждать результата, утвердить в ТКЗ (территориальной комиссии по запасам) и поставить запасы на госбаланс. И лишь после этого можно разрабатывать техпроект и начинать мыть.

Главное — прецедент

— Почему так резко взялись за РЭПы?

— Начался сыр-бор с запретом разведочно-эксплуатационных полигонов в 2015 году. В Хакасии одна артель получила поисковую лицензию и проводила разведку именно РЭПами. То есть они поставили промприбор и стали мыть. Поскольку это самый достоверный способ узнать, есть на участке золото или нет, — съёмка всё покажет. Золото они добыли, около 14 килограммов. И тут на них набежала то ли прокуратура, то ли ФСБ, то ли все вместе. Золото это у них арестовали, обвинили в незаконной разработке недр, подсчитали ущерб, нанесённый государству. И началось.

— Но почему так получилось?

— А виной всему некорректно написанный Закон о недрах, который устарел и весьма далёк от реального положения дел в россыпной золотодобыче. На мой взгляд, этот ФЗ разрабатывали люди, на полигонах-то никогда не бывавшие, не понимающие зачастую, что они сотворили и в какую ситуацию поставили недропользователей под предлогом заботы о недрах государства.

— Сергей Семёнович, а в Хакасии чем дело кончилось?

— Артель подготовила юридическую базу, доказывает, что претензии к ним были выдвинуты незаконно, и, вроде бы, с них сняли уголовную ответственность. Но прецедент появился. И, видимо, прокуратура подтолкнула Роснедра, а Роснедра — Росгеологию (мы же не знаем, какая между ними происходит закрытая переписка), и шар этот покатился. В результате признали РЭПы не соответствующими методике проведения геологоразведочных работ. И теперь Росгеолэкспертиза не согласовывает их проведение в составе проектов ГРР, а Росгортехнадзор перестал согласовывать ежегодные планы развития горных работ, в которую включали отработку (разведку) «техногенки» и «неучтёнки».

Москва услышала про «неучтёнку»

— Но ведь у вас хватает и других отраслевых проблем?

— Должен сказать, что в горной отрасли во всяком случае в нашем регионе образовался плотный клубок проблем и вопросов. Обо всех за один раз не скажешь, но вот показательный пример. Во многих государственных структурах, которые занимаются контролем и согласованиями нашей деятельности в области золотодобычи, работают люди, имеющие «книжное» представление о собственно разведке и добыче золота. Раньше было совсем по-другому. Прежде там работали люди, которые приходили с приисков, из геологоразведочных экспедиций, став, что называется, профессионалами высшей пробы в легендарном объединении «Северовостокзолото» (СВЗ) и Северо-Восточном территориальном геологическом управлении (СВТГУ). Они знали о разведке и золотодобыче всё, так как попасть на должности можно было только проработав непосредственно на горном производстве или в разведке не менее пяти лет. Потом, в известный период нашей истории, всё пришло в упадок.

Сегодня тех спецов, которые на золоте, что называется, собаку съели, уже нет, набрали молодых ребят, они вроде бы и институты позаканчивали, а представление о золотодобыче смутное.

— Так ведь они же не сами всё это придумали…

— Нет, конечно, здесь только исполнители. А «организаторы» находятся в столице. Вот возьмём всё ту же проблему с «неучтёнкой». Уверен, что корень ситуации как раз в безграмотности чиновников. То есть в Москве услышали слово «неучтёнка». И всплеснули руками: как это — «неучтённые запасы»? У нас в стране что-то не учтено?! Учесть немедленно! И пошла эта чехарда. А то, что во всех этих циркулярах и предписаниях написано, так это не от большого ума. У нас много чего из-под пера чиновников выходит. Если исполнять всё, что они пишут, от буквы до буквы, то надо ворота предприятий от Уэлена до Калининграда забить досками, как в войну, и прекратить любую деятельность.

Люди со здравым смыслом это понимают, а те, кто только и умеет, что щёлкать каблуками, как раз и требуют беспрекословного подчинения. Вот они-то сейчас зашевелились, по-новому взглянули на проблему и запретили включать в отработку «техногенку» и «неучтёнку».

Да и знаменитая структура, «Росгеология» стала подшевеливаться — негоже мыть просто так «неучтёнку» вашу, разведывайте. РЭПы нельзя? Значит, выполняйте ГРР по всем правилам, ставьте запасы на баланс, а уж потом добывайте.

О содержаниях

— Сергей Семёнович, вот вы начали говорить про содержания золота в песках А что, с этим тоже проблема?

— А с чем у нас нет проблем? Только с изданием указов и предписаний. Как я уже сказал, есть кондиции, которыми предусмотрено, что содержание золота в кубометре горной массы должно быть не менее 0,11 грамма. Ниже этой черты отработка месторождения считается нерентабельной, и запасы на баланс ГКЗ не поставит. Но у каждого золотодобывающего предприятия своё понимание того, какое содержание будет для него рентабельным.

В 2016 году по артели «Кривбасс» вышло среднее содержание на горную массу 0,08 грамма золота на куб. И это было для нас рентабельно! Выработка золота на каждого члена артели, включая поваров и уборщиц, составила четыре килограмма, в то время как рентабельной считается уже два. Мы целенаправленно шли к этому и добились своего. Мы сделали всё возможное и невозможное для того, чтобы максимально интенсифицировать работу.

Мы обновили в течение последних шести лет (причём на сто процентов) парк тяжёлых бульдозеров, приобрели мощные экскаваторы, карьерные самосвалы большой грузоподъёмности, построили новый промприбор повышенной производительности. Мы работаем с мелкодисперсным золотом на приборах собственной конструкции. Мы оптимизировались до такой степени, что эти официальные кондиции не имеют к нам отношения. У нас промышленно значимые и обоснованные кондиции совсем другие. А чиновники упёрлись в свои догмы, в свои методички…

По методичкам тоже стоит сказать отдельно. В советские времена были нормальные, умные методички, написанные высококвалифицированными геологами. А геологи на Колыме были питерской школы, кто знает — поймёт, что это значит. На всю страну гремело Северо-Восточное производственно-геологическое объединение, подобие которого теперь пытается возродить Росгеология. Но новое поколение тех, кто сегодня «руководит» отраслью, объявило, что в старых методичках написано «не то», что они отменяются и теперь золотодобытчики будут работать по их правилам. А ведь сами-то ничего путного придумать не смогли!

Контора пишет

— Понятно, что отрасль переживает не лучшие времена в смысле руководства…

— А началось всё это в печально известные 90-е, когда была практически уничтожена геологоразведка, да и вся горная отрасль. До этого кто приходил к рулю золотодобычи? Это были люди, которые ходили по земле, они начинали бульдозеристами, промывальщиками, прибористами. Потом, отучившись, сами стали руководителями. Их толкали вверх, а они ещё и упирались, потому что любили и знали своё дело, они были профессионально заточенными. Одни из них возглавили Северовостокзолото, другие мощнейшие прииски, кто-то попал в руководство отрасли в Москве. Они могли дать разумный совет, принимали абсолютно правильные решения — как, что и где добывать. Это были глыбы, а не люди.

Потом в 90-е — начале 2000-х на развалинах отрасли возникли «менеджеры», а теперь им уже и детей своих надо куда-то пристраивать, сплошь с юридическим образованием. Вот они и выдумывают новые правила, пишут циркуляры. Таким образом они оправдывают своё сидение на своём месте, изображают бурную деятельность. Да, что ни говори, а самое страшное в любом деле — дурак с инициативой.

— Чего хватает, того хватает.

— Что самое обидное — мы ведь не просим помощи. Только не мешайте! Мы ни копейки не берём у государства, напротив, исправно платим налоги (и немалые!), даём работу людям. Уж если говорить об отработке «техногенки» и «неучтёнки», так ведь это наш предпринимательский риск. А это понятие никто не отменял. Мы не хотим тратить деньги на геологоразведку, мы сразу врезаемся и отмываем. Оформляем, ставим на оперативный прирост этим же годом и в этом же году списываем. А бывает, нарезаем полигон, начинаем мыть, отмываем — не сходится ничего. Пролетели. Нам же никто не возмещает убытки. Как я уже говорил, это наш риск.

В Магаданской области, по последней переписи населения, проживает 146 тысяч человек. Из них непосредственно занимается добычей золота на горном производстве около 6,5 тысячи наших земляков. Кроме золота и рыбы Колыма ничего не производит, но зато по числу чиновников на душу населения Магадан, думаю, Москву оставит позади. И они все пишут и пишут казенные бумаги, вместо того, чтобы как-то пытаться привлечь сюда людей, заинтересовать их. Так зачем ставить палки в колёса старателям? Кто ещё останется жить и работать на этой земле, если нас выкурят? И так уж довели Крайний Север до крайности — вот такой каламбур. Как говорится, «объегорили, обгайдарили».

Нереальное предложение

— Известно, что старательские артели объединились в борьбе за право добывать золото на основе предпринимательского риска. Какие вести с «полей сражений»?

— Нехорошие вести. Мы направили обращение, которое подписали руководители 21 артели Колымы, сразу в несколько адресов. Его получили министр природных ресурсов РФ С.Е. ДОНСКОЙ, полпред президента в ДФО Ю.П. ТРУТНЕВ, губернатор Магаданской области В.П. ПЕЧЕНЫЙ, депутат Госдумы от нашего региона О.А. БОНДАРЬ, наш представитель в Совете Федерации А.И. ШИРОКОВ, директор ФБУ «Росгеолэкспертиза» С.В. ГУДКОВ. Мы написали о том, какая ситуация сложилась на Колыме перед началом промывочного сезона, который просто-напросто оказался под угрозой. Мы внесли свои предложения, просили рассмотреть их внимательно и принять верное решение.

В конце концов, вопрос с «техногенкой» когда-то должен быть решён. Он возник очень давно, то затихнет, то вспыхнет с новой силой. Дело в том, что сам термин «неучтёнка», то есть не учтённые ГКЗ запасы золота, в том числе и техногенные россыпи, вводит в блуд наших чиновников. Повторюсь, они просто пережить не могут, что где-то что-то не учтено и они ничего с этого не имеют.

— Ответ чиновников высокого ранга, к которым вы обратились, старателей удовлетворил?

— В этом ответе, как в капле воды, отразилось то, о чём я говорил — люди, которые занимаются решением проблем золотодобычи, геологоразведки, просто не знают реальной жизни. Они не понимают, как и что происходит в отрасли. Нам прислали длинное письмо и в конце концов резюмировали — в любом случае ставьте запасы на госбаланс. Можно по упрощённой схеме. Это решение «Росгеолэкспертизы». И, как всегда, пальцем в небо.

— А здесь что не так?

— Смотрите. Упрощённая схема — это использование так называемого статистического метода. У золотодобытчиков есть форма отчётности, в которой отражаются значения, характеризующие и содержание металла в горной массе, и геологические параметры, и многое другое. По идее, эти данные по прошлой эксплуатации месторождений должны сохраниться. Нам предлагают их поднять и на их основе составить отчёт на площади, прилегающие к отработанным балансовым запасам. В частности, это предлагает нам ФБУ «Росгеолэкспертиза».

Но возникает сразу несколько вопросов. Ну, для начала, в территориальных органах Госкомиссии по запасам нет столько специалистов, сколько потребуется для обработки представленных нами данных. Но это, как говорится, их проблемы. Самое печальное, что этих данных мы вполне можем не найти. Вернее, точно не найдём.

— Как же так, вы же говорите, что они должны храниться чуть ли не вечно?

— Должны. Но не забывайте, что творилось в 90-е годы. Не стало Северовостокзолота, в составе которого было 12 ГОКов с их приисками, где велись добычные и геологоразведочные работы, куда стекались и анализировались все отчёты о выполненных объёмах и добытом золоте. Да, на обломках СВЗ сохранился Сусуманский ГОК. Вот там-то наверняка удалось сберечь эти отчёты, и они, возможно, смогут пойти по этому пути. А мы моем на месторождениях бывшего Ягоднинского ГОКа, который растащили по камешку. В нашем случае пропало если не всё, то многое.

Как быть нам и другим артелям? Это тупиковый путь. Мы снова направили письмо. Ответа пока нет.

Золота станет меньше

— Сезон вот-вот начнётся. Что думаете делать?

— Мы будем вынуждены сократить уровень добычи золота, если нас вынудят работать только на балансовых запасах, которые залегают на глубинах от 15 до 30 метров. Причём сократить весьма значительно. У нас хватит ресурсов продержаться, но что будет с планами руководства области выйти в 2017 году на уровень 30 тонн золота? Чем будут заниматься люди, которые сейчас работают на добыче россыпного золота в Магаданской области? Или мы хотим в очередной раз угробить отраслевые предприятия? И вытеснить отсюда, в другие регионы, тех, кто трудится в наших организациях?

Так мы это уже проходили. Что-то потерять можно в один момент. А на восстановление отраслевого потенциала, во всём его многообразии, уходят долгие годы. Почему никто не думает об этом? Почему золотодобытчики вынуждены вести постоянную борьбу с чиновниками? Этот гордиев узел давно пора разрубить. Так же давно назрела необходимость внести изменения в Закон о недрах. Все законы, постановления должны быть простыми и понятными, а не так, как у нас — один противоречит другому. На мой взгляд, в Москве оторвались от реальности — и в Министерстве природных ресурсов, и в Росгеологии, и в других отраслевых структурах. Территория страны нашей большая, и в каждом регионе своя специфика, и её необходимо учитывать.

Мы, старатели, готовы сотрудничать, искать пути выхода. Мы понимаем, что бюджет трещит по швам, но и вы нас поймите, послушайте тех, кто хоть что-то производит. Не следует резать курицу, которая несёт золотые яйца. В буквальном смысле слова.

Беседовала Ольга ГЛАЗУНОВА.

Состязания в эпистолярном жанре, театр абсурда

Чтобы внести некоторую ясность в возникшую между старателями и чиновниками коллизию, процитируем весьма показательную переписку между ними. Если внимательно вчитаться в письма и ответы, то становится очевидным — власть не слышит недропользователей, не вникает в их проблемы. По причине то ли нежелания, то ли просто некомпетентности. Копии этих документов любезно предоставил редакции заместитель директора ООО «Артель старателей «Кривбасс» Владимир АЛЕЩЕНКО, который и прокомментировал переписку.

Итак, первое обращение, подписанное руководителями 21 старательской артели Магаданской области, было адресовано: министру природных ресурсов РФ С.Е. ДОНСКОМУ, Полпреду Президента РФ в ДФО Ю.П. ТРУТНЕВУ, губернатору Магаданской области В.П. ПЕЧЕНОМУ, депутату Госдумы от Колымы О. А. БОНДАРЬ, представителю региона в Совете Федерации А.И. ШИРОКОВУ и директору ФБУ «Росгеолэкспертиза» С.В. ГУДКОВУ.

Призыв к здравому смыслу

«Уважаемые господа!

Вынуждены обратиться к вам, поскольку сегодня возникла нездоровая ситуация вокруг разработки так называемых техногенных месторождений россыпного золота. В прошлом году письмом №… на основании Постановления Правительства РФ №… (Опустим несущественную информацию.) было выдано предписание о том, что проходка РЭПов не подлежит включению в проекты ГРР, так как, по их мнению, проходка эксплуатационно-разведочных полигонов якобы соответствует опытно-промышленной разработке россыпи и должна проводиться на оценённых месторождениях полезных ископаемых. Таким образом, с 2017 года на техногенных месторождениях без наличия утверждённых запасов работать РЭПами будет невозможно! Исключение их из проектов геологоразведочных работ привело к отказу согласования РЭПов Управлением Ростехнадзора по Магаданской области в ежегодных проектах планов развития горных работ.

Предлагаемый нам взамен РЭПов траншейный способ разведки предназначен для проведения ГРР на целиковых площадях, где имеется определённая закономерность в распределении металла по площади, на основании которой и разработана методика. На каком основании нас заставляют использовать данную методику при разведке техногенных комплексов, если в их формировании никакие геологические процессы не участвовали и никакой закономерности распределения металла в них нет?!

Подтверждением правильной и положительной работы РЭПов является тот факт, что в 2015 году, по данным ФГУНПП «Росгеолфонд», в Магаданской области при уровне добычи золота из россыпей в 15,748 тонны из так называемых неучтённых запасов благодаря РЭПам добыто 8,636 тонны, что составляет 54,8 процента!

Таким образом, необоснованные нововведения московских чиновников из ФБУ «Росгеолэкспертиза» могут нанести громадный материальный ущерб, серьёзно подорвать намеченную разработку месторождений и вдвое уменьшить добычу россыпного золота, сорвав планы горняков и руководства области увеличить добычу золота в 2017 году до 30 тонн.

При этом создавшееся положение перед началом промывочного сезона касается практически всех золотодобывающих предприятий России. Это требует принятия руководством МПР РФ безотлагательных мер по отмене незаконного и необоснованного действия ФБУ «Росгеолэкспертиза» и внесения изменений в соответствующую главу Закона РФ «О недрах».

Предоставим слово Владимиру Петровичу АЛЕЩЕНКО:

— В этом письме мы также обозначили проблему, связанную с общим состоянием геологоразведки в области. В принципе, эту тему надо обсуждать особо, скажу только, что практически вся работа по увеличению минерально-сырьевой базы для добывающих предприятий сегодня переложена на их же плечи. Предприятиям при получении лицензии навязывают обязанность проводить геологоразведочные работы по числящимся на месторождениях прогнозным ресурсам, даже если это противоречит здравому смыслу, когда невооружённым глазом видно, что проведение ГРР положительных результатов (в части возможности постановки запасов на госбаланс) не даст!

Практически все предприятия работают в рамках предоставленных им горных отводов, на площадях, неоднократно отработанных техногенных месторождений, давно потерявших линейную форму ресурсов и запасов. Там разведка по какой-либо сети, предусмотренной методическими указаниями и инструктивными материалами 80-х годов прошлого века, носит явно формальный характер. Она обусловлена только обязательностью выполнения лицензионных условий.

И снова цитата, в которой сформулированы конкретные предложения старателей Колымы.

«Вносим следующие предложения, без скорейшего решения которых дальнейшее развитие отрасли на нашей территории окажется под большим вопросом:

1. Предоставлять в пользование техногенные россыпи без проведения аукционов и конкурсов на основании решения комиссии.

2. Разрешить недропользователям проводить без геологического изучения недр добычу полезных ископаемых из техногенных россыпей в границах горных отводов, предоставленных в соответствии с лицензией.

3. Исключить из основных требований … проведение государственной экспертизы и государственного учёта запасов по отношению к техногенным россыпям.

…5. Освободить предприятия, разрабатывающие техногенные россыпи, от уплаты НДПИ.

…7. Поставить перед Правительством РФ вопрос о снижении, как минимум, на 5 лет процентных ставок в государственных банках по кредитам для промышленных и добывающих предприятий Магаданской области.

8. Решить вопрос о создании на территории области специализированной структуры, способной обеспечить производство ГРР за счёт федеральных средств».

Старателей никто не слышит

На эти вполне разумные предложения пришёл ответ из ФБУ «Росгеолэкспертиза». После весьма длинного и крайне бюрократизированного объяснения, наконец-то обозначилась суть:

«…В связи с этим не может быть поддержано предложение о нормативном закреплении возможности разработки, в том числе в рамках проектов опытно-промышленной разработки, без проведения ЭКСПЕРТИЗЫ ЗАПАСОВ полезных ископаемых и постановки их на государственный баланс.

В то же время считаем целесообразным проработать вопрос об упрощении проведения экспертизы запасов… (Далее можно опустить.)

В конце ответа авторам письма напомнили, что «…недра в границах территории Российской Федерации… являются государственной собственностью».

Как мы уже знаем, старатели написали второе обращение к власти, «народным избранникам» и председателю Союза старателей России В.И. ТАРАКАНОВСКОМУ.

— Мы постарались объяснить чиновникам, что они действуют по правилам театра абсурда, — говорит Владимир Петрович. — Получается — адекватной методики разведки техногенки нет (и быть не может, кроме работы разведочными полигонами), но вы разведывайте. Кондиций для подсчёта техногенных запасов нет, но подсчитывайте!

Что касается подсчёта запасов по «упрощённой схеме», то помимо того, что рассказал Сергей Семёнович, зная любовь отдельных чиновников к «упрощению» и «совершенствованию», можно не сомневаться, что всё, как всегда, будет доведено до абсурда, и работать будет невозможно. В общем, в предложении ФБУ «Росгеолэкспертиза» больше вопросов, чем ответов, а проблема не решается.

Старатели опять предложили свои варианты, примерно те же, что и в прошлом обращении — разумные, выработанные людьми, которые занимаются добычей золота, а не его бесконечным учётом и подсчётом. Письмо ушло по назначению, посмотрим, каким будет результат.

«Проблема, связанная с неучтёнными запасами золота, должна решиться в Москве»

Недропользователи Колымы бьют тревогу. И их понять можно, поскольку ещё в прошлом году столичные чиновники из ФБУ «Росгеолэкспертиза» издали предписание, согласно которому теперь нельзя работать разведочно-эксплуатационными полигонами (РЭП) на участках, где нет утверждённых в ГКЗ запасов полезных ископаемых. Такая вот странная «забота» о государственных интересах. Во всех смыслах странная, ведь только на Колыме и по итогам одного лишь 2016 года 52 процента золота было добыто именно на «неучтёнке». Как разрешится эта история? На этот вопрос ответил министр природных ресурсов и экологии Магаданской области Владимир МИТЬКИН:

— Проблема, связанная с запретом на проведение эксплуатационной разведки на участках с неучтёнными запасами, должна быть решена в столице. Причём я уверен — запретительные меры, в этой связи, никому не нужны.

Тут в нашем регионе позиция солидарная и у чиновников, и у недропользователей. По этому поводу я беседовал с руководителем Роснедр Евгением КИСЕЛЕВЫМ. И он пообещал внимательно изучить вопрос. А ориентировочно в мае мы, вместе с руководителями наших отраслевых компаний, должны детально обсудить проблему с федеральными чиновниками. И накануне мы попросим нашего губернатора Владимира ПЕЧЕНОГО написать по этому поводу официальное письмо. Надеюсь, в территориальных органах власти нас услышат. Ведь все мы должны заботиться о государственном интересе. А наращивание отраслевых объёмов — это как раз и есть государственный интерес в чистом виде.

Источник: Бизнес-газета «Наш регион — Дальний Восток».


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


3 коммент. к “«Добыча россыпного золота под угрозой. Крайний Север доведён до крайности»”


  • Отправил Аноним (4.05.2017 )

    Не надо передергивать и всё обобщать. Запрет на РЭПы только на оценочной стадии после которой запасы ставятся на баланс, дальше работайте РЭПам, но в рамках проекта ГРР. Нарушать Закон никому не дозволено. И ответьте на вопрос:” Почему данная проблема возникла только на Колыме?” У нас кроме Колымы нигде более не моют техноген? И почему там все работают в правовом поле, а на Колыме должна быть вольница. Может потому, что так проще уходить от налогов… От сверхнормативных потерь, например… Посмотрел бы я в советское время на такую вольницу..

  • Отправил Брат – Анониму (4.05.2017 )

    Где находится это самое “там”? И с чего вы решили, что “там” все работают в правовом поле? А на Колыме никакой вольницы нет. Просто власти еще в 90-х приняли решение игнорировать нормы Закона РФ “О недрах” и сохранить регламенты советского периода. И этого решения придерживаются по сию пору.

  • Отправил Владимир Найман (4.05.2017 )

    Закон о Недрах написан для газа и нефти. Не знаю насколько он нравится газовикам и нефтянникам, но мелким месторождениям типа россыпного золота он точно не подходит на 99 %. Писали его люди не имеющие ни какого понятия о реальной россыпной золотодобыче. Да и какое дело чиновникам из каких запасов учтеных или не учтеных ведется добыча- от этого деньги в бюджете другие что-ли. Мы ничего не просим- только не мешайте работать, не мешайте России становится сильнее, не отпугивайте инвесторов. Господа чиновники не работайте на США и Евросоюз. Они вам это не зачтут, а вот вам и вашим детям это может аукнутся. Точно вызовите вы из небытья дух Иосифа Виссарионовича Сталина. И тогда Колыма станет снова добывать тонн 50 золота в год и в основном из неучтенных запасов. Мой стаж работы на золотодобыче 45 лет.

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question