Сегодня: 19.05.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Энергетика России – растущие тарифы, нерыночные механизмы и неэффективность

14.03.2019

YKTIMES.RU – Действующая модель российского рынка электроэнергии существует почти десятилетие, и за это время она так и не стала по-настоящему конкурентной, а главное – дружелюбной и прозрачной для потребителя. Перекрестное субсидирование во всех секторах, растущие тарифные аппетиты сетей, избыточные мощности, оплачиваемые по договорам предоставления (ДПМ) – вот далеко не исчерпывающий перечень проблем, которые сегодня мешают рынку продемонстрировать преимущества конкуренции. Пути их решения обсуждались на круглом столе «Конкуренция как источник повышения эффективности производства электрической и тепловой энергии», который прошел в рамках Недели российского бизнеса – 2019, организованной Комитетом РСПП по энергетической политике и энергоэффективности совместно с ассоциацией «Совет производителей энергии», пишет “Независимая газета”.

По оценкам президента «Русэнергосбыта» Михаила Андронова, доля неконкурентного сектора на оптовом рынке (без учета сетевых услуг) составляет 37%. Эффекты от конкуренции в первую очередь проявляются при продаже электроэнергии на рынке на сутки вперед (РСВ). Основная же нерыночная область – обязательные платежи потребителей за мощность по ДПМ: по первой программе ДПМ объекты генерации строятся без учета спроса со стороны потребителя, что приводит к снижению общего коэффициента использования установленной мощности (КИУМ). Спикер предложил внедрить механизмы, стимулирующие производителей конкурировать за заключение прямых договоров с потребителями.

«Например, чтобы 80% мощности генераторов оплачивались так же, как сейчас, а 20% – только через свободные договора», – сказал Андронов.

Председатель комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный предложил подходы к решению проблемы нерыночной «перекрестки» в сетевом комплексе:

«Главным, как ни крути, является выравнивание тарифов для населения и промышленности. По расчетам Высшей школы экономики, экономически обоснованные ставки для населения должны быть в 1,3–1,4 раза выше, чем для предприятий».

Оптимизировать процесс выравнивания тарифов, по мнению Завального, можно за счет одновременного формированного повышения эффективности работы сетевого комплекса. Оно должно включать снижение перекрестного субсидирования в самом комплексе, повышение прозрачности тарифообразования, в том числе через введение резервирования сетевой мощности с использованием механизма «бери или плати», снижение коммерческих и технологических потерь, повышение платежной дисциплины.

По словам председателя правления «Совета рынка» Максима Быстрова, на оптовом рынке сохраняются ограничения конкуренции, в том числе по уровню концентрации участников и влиянию сетевых ограничений, при этом снятие последних может быть более эффективным, чем строительство генерирующих мощностей. Нерыночные обременения зачастую рассматриваются государством как удобный механизм квазибюджетного финансирования, ведь собирать деньги с оптового рынка быстрее и проще, чем обосновывать и отчитываться за выделение субсидии из бюджета.

Суммарный объем нерыночных надбавок на рынке мощности, по его оценкам, достигнет 660–670 млрд руб. к 2024 году.

Электроемкость ВВП РФ является одной из наиболее высоких в мире вследствие большого вклада промышленности, которая конкурирует с иностранными компаниями, зачастую имеющими сравнимые или более низкие цены на электроэнергию, отметил директор по работе с естественными монополиями РУСАЛа Максим Балашов. При этом с 2014 года среднегодовой рост цены на мощность составил 25%, а к 2021 году около 20% в конечной цене мощности составят затраты на ДПМ ВИЭ и твердые бытовые отходы (ТБО), хотя доля зеленой энергетики в общей выработке составит около 1%, а в установленной мощности – около 2%.

«Такое аномальное сочетание не имеет никакого экономического обоснования и подрывает основы нашей экономики», – сказал Максим Балашов.

Также было обращено внимание на необходимость снижать межтерриториальное перекрестное субсидирование, в частности прозвучало предложение ограничить срок продления субсидирования тарифов на электроэнергию в Дальневосточном федеральном округе не на 10 лет, как сейчас планируется, а на три года.

Как отметил директор ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Василий Киселев, для генерации Германии газ обходится дороже более чем в три раза, а крупные промышленные потребители получают даже более дешевую электроэнергию, чем в России (в расчете по паритету). При этом, по его словам, нужно понять и раскрыть причины, по которым себестоимость производства электроэнергии сопоставима на парогазовых установках (ПГУ) в России и Германии.

Механизмов повышения конкурентной среды в энергетике было предложено множество, но проблема в том, что эффект, достигаемый в конкурентной части оптового рынка (РСВ и конкурентный отбор мощности – КОМ), будет поглощен неэффективностью неконкурентной части цены электроэнергии, почти половину которой составляют необоснованно дорогие сетевые услуги. А с учетом инициатив по дифференциации тарифа ФСК, оплаты «бумажного» сетевого резерва и затрат на цифровизацию сетей к 2024 году доля затрат на сетевые услуги в цене электроэнергии еще возрастет, прогнозирует Максим Балашов. В связи с этим он предложил законодательно ограничить рост суммарной выручки электросетевого комплекса на уровне не выше инфляции.

В свою очередь, Василий Киселев предложил утвердить для Минэнерго показатели эффективности в виде отношения выручки электроэнергетики к ВВП, который отражает не только удельный расход электроэнергии в кВт-ч, но также позволяет контролировать уровень цены электроэнергии, оплачиваемой экономикой страны.

К этой идее без большого энтузиазма отнесся директор Департамента электроэнергетики Минэнерго России Павел Сниккарс и в качестве альтернативы порассуждал о сути конкуренции, накопленной неэффективности, необходимости стабилизировать инвестиционную ситуацию и правила рынка на 5–10 лет и подождать появления стабильных результатов, показывающих, какие участники выиграли, а какие проиграли. Прогнозируемые негативные сценарии, включая бегство из энергосистемы потребителей, допускаются как один из возможных результатов работы правил рынка, которые после достижения критического объема в будущем будут отрегулированы или компенсированы государством. За скобками остался открытым вопрос, кто будет оценивать результаты и по каким критериям готовить предложения.

Одной из основ долгосрочного тарифного регулирования, по мнению начальника Управления регулирования электроэнергетики ФАС России Дмитрия Васильева, является переход к методу эталонных затрат. Он также рассказал о планах ведомства по внедрению в субъектах РФ «федерального тарифного светофора», который сделает невозможным любое регулирование на региональном уровне при его противоречии законам и нормативным актам. При этом ожидается охват «светофором» всех сфер тарифного регулирования, существующего в стране, а регионы просто не смогут принимать решения, помеченные как «красные».

Еще одним средством повышения эффективности и конкурентности электроэнергетики могло бы стать улучшение условий деятельности распределенной и собственной генерации. Как отмечает Павел Завальный, в стратегическом планировании «распределенка» фигурирует только как способ энергообеспечения удаленных и изолированных территорий, у нее нет даже законодательного понятийного аппарата.

«Это полностью противоречит основным мировым тенденциям развития отрасли, где смена централизованной парадигмы развития на горизонтальную идет очень активно», – заметил депутат.

При этом, по словам Павла Завального, объемы собственной генерации в России растут: потребителей к ней подталкивают соображения экономической целесообразности и безопасности – это реакция на постоянное удорожание и недостаточное качество и надежность централизованных поставок электроэнергии и тепла.

Максим Балашов подтверждает, что собственная генерация потребителей растет и тенденция скорее всего сохранится, причем значительную часть прироста составляют новые блок-станции, построенные после 2010 года. Опасность этой ситуации в том, что для всех оставшихся в энергосистеме потребителей цена будет расти, так как нерыночная нагрузка распределяется на меньшую базу. Единственный выход – принять меры по сдерживанию конечной стоимости электроэнергии.

Значительное количество участников выразили мнение, что ценообразование на электроэнергию является де-факто «гибридным», но при этом должно иметь четкие целевые показатели в регулируемой части и максимально освобождаться от нерыночных надбавок в конкурентной части с учетом прогнозируемых результатов влияния на развитие электроэнергетики и ВВП страны. Эту общую мысль выразил Павел Завальный:

«В конечном итоге мы должны прийти к ситуации, когда тарифы растут не выше инфляции, а снижение перекрестного субсидирования происходит по мере повышения эффективности работы самого электроэнергетического комплекса».

Глеб Тукалин.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question