Сегодня: 28.06.17 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Евгений Чекин: “Да, я – технический премьер!”

16.05.2017

YKTIMES.RU – На назначение Евгения Чекина премьером Якутии многие ответили вопросом: “Кто это?”. Сегодня он рассказал News.Ykt.Ru о прежнем опыте работы, детях, исполнении бюджета, приватизации госактивов, и как среагирует на новость об отставке. Публикуем текст интервью.

“Это был вызов”

– Евгений Алексеевич, в вашей биографии есть интересный момент, когда вы резко сменили сферу деятельности. Что вас удивило, впечатлило, когда вы оставили должность главного врача санатория-профилактория и возглавили фондовый центр?

– Резкого движения не было. Должность главного врача была сопряжена с привлечением инвесторов для развития объекта, которым я занимался. С другой стороны, я тогда уже понимал, что уйду из медицины. К тому же, главный врач – не врач, а управленец. В это время я получал второе образование и уже работал на договорных и добровольных началах с госструктурами, которые занимались ценными бумагами. Так что это был плановый переход.

– В таком случае, верно ли, что вы сделали не совсем правильный выбор, когда поступили в мединститут? 

– Вовсе нет. Я не жалею, что закончил мединститут. Медицинская школа по-своему форматирует людей. К тому же у меня успешно сложилась карьера. Если по внутренним установкам доктор должен отработать два года на линейной бригаде скорой помощи, то этап “линейная бригада – специализированная бригада – интенсивная терапия” я прошёл за четыре месяца.

Внутреннее созревание прошло достаточно быстро. Я перешёл на другую работу и возглавил санаторий. Принял его с просроченной лицензией, которую пытались неоднократно продлить.

– Почему взялись именно за это дело, судя по всему сложное? Можно было, например, пойти работать в поликлинику. 

– Это был вызов. В санатории мы запустили ряд новых услуг, начали улучшать материальную базу. Я проработал два года. Когда собственник отказался от вторых инвесторов, я понял, что мне в санатории делать нечего – развития там не будет.

Мне понравилось высказывание гуру менеджмента Ицхака Адизеса, которое гласит: “Ваши бабушки в лучшем случае принимали одно серьёзное решение в жизни. Ваши родители были вынуждены принимать два-три ключевых решения в жизни. Мы принимаем такие решения примерно каждые пять лет, а нашим детям придется чуть ли не каждый год”. Не будет, как раньше, профессий на всю жизнь. Сейчас люди должны постоянно учиться, приобретать новые навыки, чтобы уметь встроиться в современную жизнь. Фактически моя история подтверждает тот тренд, который постепенно складывается в обществе.

– Из скольких предложений вы выбирали и приняли решение работать в правительстве Якутии? 

– Было одно предложение. В общем-то, я был занят на основной работе, никуда не собирался уходить и ехать. Согласился не сразу. Это было не самое простое решение, тем более познания о Якутии были связаны только с тем, что трое моих друзей в разное время работали здесь. Прилетел 15 августа 2011 года.

– Запомнили дату. 

– Запомнил, потому что это был первый полёт в самолёте в осознанном возрасте.

– С кем советовались, когда глава предложил возглавить кабинет министров?

– Ни с кем. Если требуется только мое решение, то я его принимаю самостоятельно. Если решение многоаспектное и коллективное, то выслушиваю соответствующих специалистов, и после этого принимаю решение.

Евгений Чекин родом из Ярославской области. В Якутии работает с 2011 года. До 2016 года занимал пост замминистра экономики. 25 октября прошлого года Егор Борисов назначил его председателем правительства республики.  

Об исполнении бюджета

– По итогам первой корректировки бюджета на этот год предварительно объявлено, что ожидается секвестр госпрограмм. Какие программы будут сокращены? В каком объеме? 

– На самом деле ситуация с бюджетом сложная. Она требует перераспределения бюджетных средств, что предполагает сокращение до 7% по всем госпрограммам за вычетом условно защищенных статей. Это означает, что сокращения не коснутся напрямую зарплат и численности занятых. Люди сохранят рабочие места и будут получать зарплату вовремя. Между тем надо отметить, что оптимизация численности и структуры государственных служащих и сети государственных учреждений продолжится.

На первое мая бюджет не добрал по сравнению с прошлым годом почти 10 млрд рублей. Это связано с существенным снижением налоговой прибыли крупных компаний. Ситуация также усугубляется тем, что в расходную часть мы обязаны включить расходы по крупным блокам, связанными с ЖКХ, потребность в которых на текущий момент составляет порядка 8 млрд рублей. Сейчас правительство работает над программой по повышению эффективности, которая захватывает абсолютно все сектора экономики.

– Из каких источников будут возмещены выпадающие расходы? 

– Мы можем замещать, перераспределяя только те средства, которые у нас уже есть в бюджете. Потому жестко ставим вопрос по повышению эффективности всех расходов. Надо отметить, что республика достигла предела возможности заимствований – мы не можем привлекать займы. В связи с возникшей ситуацией мы приостановили инвестпрограмму по строительству новых объектов, пересматриваем строительство начатых объектов с точки зрения целесообразности в текущих условиях. Ведём активную работу с федеральным центром по предоставлению дополнительных финансовых средств, с крупными налогоплательщиками. Если ситуация не выпрямится, то вынуждены будем во второй половине года пойти на второе сокращение.

О приватизации

– Вы нарисовали безнадёжную картину. 

– Это реальность, исходя из которой мы действуем. Я сделал акцент на то, что у нас есть определённые текущие проблемы, при этом все ключевые социальные программы будут реализовываться, и услуги население будет получать в установленных бюджетом параметрах, а по ряду направлений и выше.

Но наша работа не ограничивается исполнением бюджета. Глава ставит задачу, что развитие местного производства должно стать стратегическим направлением работы правительства в экономике. Я придерживаюсь мнения, что экономика на основе экономии в конечном итоге приводит к бедности. С этой точки зрения мы прорабатываем инструменты, в том числе механизмы развития – развития через местное производство. Так, правительством прорабатывается решение о том, что средства от приватизации 10% пакета акций “АЛРОСА-Нюрба” пойдут на формирование финансовых инструментов, которые позволят реализовать задачу создания фонда поддержки местного производства, а также развития ключевых системообразующих предприятий республики.

– Это будет новый фонд? Куда идут деньги? Снова в РИК?  

– В “РИК Плюс”. На данный момент есть отработанные понятные и прозрачные механизмы. Целевое использование средств будет определено соответствующим документом.

– Какие предприятия получат деньги? 

– Наша задача – максимально эффективно использовать средства, в том числе – направить на рост экономики. Данные средства будут распределяться на конкурсной основе, а финансирование будет возвратным. Ключевыми вопросами при рассмотрении заявок на финансирование станут: бизнес-потенциал проекта, количество создаваемых рабочих мест и производительность труда, возвратность вкладываемых средств. Нам важно сформировать финансовый инструмент, который бы работал на постоянной основе и позволил реализовать долгосрочную программу развития.

– Раз коснулись этого вопроса, с чем связана приватизация Комдрагмета?

– У нас есть определённая нацеленность на приватизацию активов, которые могут работать самостоятельно. Комдрагмет – достаточно успешная группа компаний. Если есть варианты выхода из тех направлений, которые являются чисто рыночными и наши предприятия уже являются конкурентоспособными, то нужно это делать. Моя внутренняя убежденность заключается в том, чтобы минимизировать участие государства в хозяйственно-рыночной деятельности, потому что оно всё-таки регулятор, а не хозяйственник. При этом в стратегических, жизненно важных предприятиях, таких как АК “Якутия”, ГУП “ЖКХ РС(Я)”, ОАО “ЛОРП”, мы сохраним госучастие.

– Высказывалось мнение, что ГУП “ЖКХ РС(Я)” может заниматься инфраструктурой на севере, а ту, которая в центральных районах, можно передать частникам.  

– Сейчас готовится план реформирования ГУП “ЖКХ РС(Я)”. Ряд решений находится в проработке. В процессе изменений мы будем санировать его. Затем будем высвобождать активы, и там, куда можно, будем привлекать бизнес на основе концессионных соглашений.

О выравнивании энерготарифов

О ликвидации перекрёстного субсидирования говорится давно и много. Госдума РФ в конце прошлого года приняла закон о выравнивании энерготарифов на Дальнем Востоке. За счёт выравнивания предполагалось, что Якутия получит дополнительно 13 млрд рублей.

– Как решается вопрос по выравниванию энерготарифов? Эти 13 млрд рублей поступают в бюджет? 

– При установлении пониженного тарифа с 1 января 2017 года рынок получает экономию, которая в денежном эквиваленте равна 13 млрд рублей. Решение по вопросу пока не принято. Сейчас идёт финальный этап оформления нормативных актов на уровне РФ. В последнем документе запланировано поэтапное снижение энерготарифов, с чем мы категорически не согласны, поскольку в законе заявлено о снижении тарифов с этого года. Республика работает по вопросу в полной мере. Снижение тарифов на электроэнергию позволит пересмотреть тарифы на водоотведение, теплоэнергию и другие коммунальные услуги, что в целом может снизить нагрузку на бюджет.

О железной дороге

На завершение строительства железной дороги Томмот – Якутск в федеральном бюджете заложено около 2 млрд рублей. Но строительство возобновится только тогда, когда Росжелдор расторгнет госконтракт с предыдущим подрядчиком – АО “Инжиниринговая корпорация “Транстрой”. Подрядчик не выполнил обязательства – в июне 2016 года госэкспертиза выдала отрицательное заключение в отношении проектной документации и результатов инженерных изысканий. Иск на расторжение госконтракта, рассмотренный в апреле в Арбитражном суде Москвы, Росжелдор проиграл.

– Какова вероятность, что строительство железной дороги завершится в этом году? 

– Нужно понимать, что идут судебные тяжбы. К сожалению, этот вопрос находится в судебной плоскости, и республика в нем не является стороной, которая может активно повлиять на этот процесс. Что касается финансирования, то деньги выделены, но они будут освоены только при условии урегулирования вопроса с подрядчиком, который находится в процедуре банкротства. Республика здесь играет меньшую роль. Но в любом случае и глава, и правительство уделяют в работе с федеральными структурами большое и непосредственное внимание этому вопросу.

О развитии малой авиации

Развитие малой авиации в республике основано на решении ключевых вопросов: строительства посадочных площадок, предоставлении возможности частникам приобрести самолёт, аннулировании аэропортовых сборов, разработке нормативных документов для введения изменений в Воздушный кодекс РФ.

– Понятно, что вопросов, требующих решения, много. С какого из них намерено правительство начать работу? 

– В данное время министерство транспорта республики и правительство работают над подготовкой концепции развития малой авиации. Необходимо в одном документе сформировать всю систему новой подотрасли, потому что можно двигаться разными путями и нам надо четко в этом определиться.

Неправильно говорить о том, что посадочные площадки находятся полностью в негодном состоянии. Более чем на половине в последние пять лет был произведен ремонт. Но проблемы есть. На основе определения сети площадок для осуществления социально значимых рейсов будет сформирован план для приведения их в нормативное состояние там, где это необходимо.

Что касается участия частных компаний, то я считаю – это правильно. Необходимо сформировать условия для того, чтобы частный сектор хотел инвестировать в эту отрасль. Государство должно закрывать те ниши, в которые бизнес не идет.

О мосте

Вопрос сооружения моста через реку Лену прорабатывается с начала 80-х годов прошлого века. В апреле 2013 года премьер Дмитрий Медведев издал распоряжение о строительстве моста на основании концессионного соглашения. Государство готово было вложить более 40 млрд рублей. Но планам помешал Крым, приоритетным было названо строительство моста через Керченский пролив. Республика не теряет надежды привлечь инвесторов для реализации этого проекта. Наиболее успешные переговоры ведутся с 2015 года с китайской Sinohydro Corporation Limited. В сентябре правительство Якутии планирует заключить с китайской компанией концессионное соглашение.

– Несмотря на печальную констатацию по бюджету этого года, не можем не задать вопрос о строительстве моста. Как продвигается вопрос?

– Ключевой вопрос не связан с инвесторами. Привлечь деньги на этот проект не является основным вопросом. Проблема в другом. Для того, чтобы инвесторы пришли, в федеральном бюджете должны появиться деньги на возврат инвестиций. Вот когда эти деньги появятся, будьте уверены, мы в течение месяца найдём не менее пяти инвесторов. Утрирую, конечно, но это близко к истине.

Работа, в том числе с китайскими и другими инвесторами, нами проводится, чтобы объективно показать возможность реализации проекта с привлечением частных, в частности – зарубежных, инвестиций, и тем самым сподвигнуть правительство РФ принять решение по закладке денег в бюджет.

– Значит, решение будет принято не скоро. 

– Мы связываем этот проект со 100-летием Якутской АССР (вековой юбилей Якутия отметит в 2022 году – прим. ред.). И используем этот тезис как один из ключевых аргументов при работе с федеральным центром. Не каждый год такую дату отмечают, потому столетие – серьёзный аргумент для принятия решения.

Премьер вне политики

Назначение никому до этого неизвестного заместителя министра председателем правительства вызвало волну обсуждений. При утверждении кандидатуры в Госсобрании Якутии (Ил Тумэн) наравне с резко критическими высказываниями были озвучены пожелания успехов в работе.

– Ваше назначение вызвало много обсуждений, вас назвали техническим премьером, карьеристом, планирующим использовать пост как рывок в Москву. Что можете ответить на эти высказывания?

– Не думаю, что пост премьер-министра – та лёгкая ступенька карьеры для прыжка. Скакать можно и с должности замгендиректора, например. Но быть первым лицом правительства для того, чтобы построить карьеру – не тот шаг и не то решение для карьериста.

Как вы сказали, какой премьер? Технический? Да, я такой! Потому что считаю, что премьер-министр языком бизнеса – это исполнительный директор. Моя задача – организовать процесс таким образом, чтобы система работала бесперебойно и решала ключевые задачи, поставленные руководителем. Правительство должно четко проанализировать ресурсы и условия, в которых существует республика, четко понимать всю структуру, потребности населения и переформатировать наши возможности с точки зрения наилучшего их использования. Мы должны предпринять все условия для работы с внешними политическими и экономическими участниками для удовлетворения интересов республики.

Пост премьера – это наёмная должность. И я не считаю, что она должна быть сопряжена с большой общественной деятельностью, политикой.

– Люди, возможно, имели в виду под техническим – тот, который не выходит из указаний главы, даже если они неконструктивные.

– Надо иметь в виду, что функционал главы и премьера четко отличаются. Глава – избираемая должность. Он отвечает непосредственно перед народом, формирует основные направления работы и принимает ключевые решения. Работа правительства связана с анализом текущей ситуации, прогнозом принимаемых решений над исполнением ранее взятых обязательств. На планерках или на индивидуальных встречах я, конечно же, советуюсь с главой по принимаемым решениям. Это позволяет условно синхронизировать работу. В этом и есть командная коллективная работа.

– Получается, вы взяли на себя большую ответственность – в какой-то мере от ваших действий зависит, насколько правильное решение примет глава.

– Это командная работа. Прежде всего, глава принимает основополагающие решения. Правительство претворяет их в жизнь, принимая соответствующие меры и решения. Но каждый член команды должен отвечать за свой участок. Я сторонник того, чтобы люди, отвечающие за сектор, принимали эту ответственность на себя.

– Почему рабочие визиты в качестве премьера вы начали с посещения Чурапчи?

– Здесь сыграло, скорее всего, стечение обстоятельств. Совпала поездка Егора Афанасьевича в район, и я не мог отказаться от возможности поехать с главой. Здесь политики никакой нет.

“Надо будет выпить кофе” 

Евгений Чекин воспитывает четырех детей: сына и дочерей. Сын – старший в семье, учится в военном училище, младшей дочери три года. Премьер старается выделить один день в неделю на общение с детьми. Этой весной они часто ездили в зоопарк “Орто Дойду” к Колымане и медвежонку. Чекин на работу ходит пешком, нередко заходит в магазин за продуктами. 

– Вы в Якутии шестой год. В каких районах успели побывать? 

– Недавно посчитал, что в 14-ти. Мне повезло побывать на Ленских столбах на второй день приезда в республику. Как только заступил на должность, мой тогдашний министр Михаил Анатольевич Осипов отправил меня на международную конференцию, второй день которой проходил на теплоходе.

– Хотя наш разговор далёк от обсуждения политики, хочется узнать ваше мнение. Риторика “Республика богата недрами, но всё забирает Москва, поэтому люди бедные” не совсем верная. Но как по-вашему, почему жители республики недовольны сложившимся положением и даже выходили на митинги?

– Думаю, что скорее из-за недостатка информации. Если посмотреть на итоговую финансовую схему, на самом деле при всем богатстве добываемых ресурсов в республике мы окупаем себя в неполной мере. Нельзя говорить и о том, что федералы живут на наши налоги, потому что практически средства возвращаются в виде дотаций.

Второй момент связан с тем, что большинство легкодоступных месторождений уже освоено. Неосвоенный огромный запас ресурсов требует серьёзных инвестиций. Кроме того, нужно иметь в виду, что сильно упали рыночные цены на сырьё. Кто-то считает, что это кризис. Но есть мнение отдельных экспертов, что это не кризис, а новая реальность, и сырьё будет дешёвым всегда. Потому полагаться на ресурсы, на то, что они будут нас кормить, ошибочно.

Сейчас не надо обладать ресурсами, чтобы быть богатыми. Если смотреть на капитализацию крупнейших IT-компаний, то они намного опережают и “Газпром”, и Deutsche Bank со столетней историей, и остальные предприятия прошлого века. Поэтому нам, чтобы быть богатыми, надо оторваться от сырьевой идеи. Надо сконцентрироваться на людях, молодежи, креативности, IT-экономике, там, где превалирует не богатство недр, а богатство духа, гибкость ума, генерация идей, которые можно коммерциализировать.

– Вдруг так случится, что завтра правительство расформируют. Ваше первое действие?

– … Даже не знаю. Какое первое действие? Надо будет выпить чашечку кофе.

Саша Александрова.

Истчоник: News.Ykt.Ru.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question