Сегодня: 18.09.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

«Фактически сжигание денег»: почему заморозили сделку по покупке Tiffany

17.09.2020

YKTIMES.RU – Крупная сделка на $16 млрд, в рамках которой компания богатейшего человека Европы Бернара Арно должна была поглотить американского ювелирного гиганта Tiffany, оказалась под угрозой срыва. Как сообщает Forbes, настоящей причиной глубокой заморозки сделки стало не вмешательство французского правительства, недовольного повышением в США пошлин на предметы роскоши из Франции, а щедрые дивиденды, которые Tiffany платила акционерам, пока кризис был в самом разгаре, а компания несла убытки

Сделка миллиардера Бернара Арно по приобретению за $16 млрд американского ювелирного гиганта, компании Tiffany & Co., оказалась на грани срыва из-за недовольства принадлежащей Арно группы LVMH по поводу квартальных дивидендов в размере $70 млн, которые Tiffany выплатила акционерам во время пандемии, сообщил источник, знакомый с ходом переговоров.

На прошлой неделе LVMH поставила на паузу сделку, о которой было объявлено в ноябре прошлого года. Этому предшествовало письмо от министра иностранных и европейских дел Франции Жана-Ива Ле Дриана, написанное «после угроз США обложить пошлинами французские товары». Бернару Арно, богатейшему человеку Европы, и, по мнению аналитика фондовых рынков Jefferies Флавио Середы, «самому влиятельному человеку Франции на сегодняшний день», было рекомендовано «отложить» приобретение Tiffany до 6 января следующего года.

Однако, по словам источника Forbes, подлинной причиной заморозки сделки стало не столько политическое вмешательство, сколько выплаты акционерам Tiffany щедрых дивидендов после объявления о сделке, которые вызвали недовольство LVMH. Выплаченные в мае и августе дивиденды на общую сумму $140 млн собеседник Forbes описывает как «безумие» и «фактически сжигание денег». На ноябрь запланирована выплата еще $70 млн, несмотря на возможное продление локдауна.

План компании по выплате квартальных дивидендов в размере $0,58 на акцию был обозначен в официальном заявлении на момент сделки, однако, по мнению источника, Tiffany не приняла бы решение продолжать выплачивать дивиденды во время пандемии, «если бы они не собирались продавать компанию».

«Невозможно представить, что они бы на это согласились», – подчеркнул собеседник Forbes.

LVMH не ответила на просьбу предоставить дополнительные комментарии по поводу дивидендов, но подчеркнула свою неудовлетворенность результатами деятельности Tiffany & Co. во время карантина. Конгломерат в официальном заявлении от 10 сентября уже высказывался по поводу выплаты «внушительных дивидендов в период, когда компания несла убытки».

Представитель Tiffany & Co., которая в первой половине 2020 года понесла чистые убытки в размере $32,7 млн, тогда как прибыль за аналогичный период 2019 года составила $261 млн, рассказал Forbes, что LVMH было известно о дивидендной политике Tiffany. В совместном заявлении, сделанном в ноябре 2019 года, подтверждалось, что Tiffany «продолжит объявлять и выплачивать регулярные квартальные дивиденды в размере не более $0,58 на акцию и в соответствии с принятой практикой». Представитель компании добавил, что Tiffany выплатила дивиденды 131 раз подряд, начав вскоре после IPO, и никогда не пропускала выплаты, в том числе во время экономических кризисов.

Завтрак у Бернара

Несмотря на то что сделка, по словам источника Forbes, еще может состояться, отношения между сторонами стремительно ухудшились за время карантина, когда бутики Tiffany в торговых центрах и ее флагманские магазины в Нью-Йорке столкнулись с падением посещаемости.

Когда 9 сентября LVMH объявила о решении «отсрочить» сделку на $16 млрд, Tiffany & Co. ответила развернутым иском, в котором попросила суд в Делавэре принудить LVMH выполнить условия договора, заключенного в ноябре, и опровергла заявления LVMH о том, что Tiffany нарушила свои обязательства в соответствии с договором о слиянии.

Tiffany не согласилась с обоснованием отсрочки сделки, приведенным LVMH, заявив, что «предполагаемые попытки Франции предпринять ответные меры в отношении США из-за предложенных новых пошлин никогда не озвучивались и не подвергались публичному обсуждению». Компания выразила сомнения по поводу того, было ли письмо французского министра законной «попыткой» «вынудить» США изменить свою позицию по поводу обсуждаемых таможенных пошлин на французские предметы роскоши.

«Мы сожалеем о том, что нам приходится предпринимать подобные меры, но LVMH не оставила нам иного выбора, кроме как начать судебное разбирательство, чтобы защитить нашу компанию и наших акционеров», — сказал председатель совета директоров Tiffany Роджер Фара, когда компания подала иск.

В ответ LVMH объявила, что намеревается подать собственный иск, чтобы «оспорить подход менеджмента и совета директоров Tiffany к решению кризиса, который заключался в выплате внушительных дивидендов в период, когда компания несла убытки». В заявлении от 10 сентября компания указала, что «долгая подготовка иска свидетельствует о недобросовестности Tiffany в отношениях с LVMH», намекнув, что отношения между компаниями ухудшились задолго до объявления о заморозке сделки. LVMH подчеркивает, что результаты деятельности Tiffany за первое полугодие и прогнозы на 2020 год «разочаровывают» и оказались «значительно ниже показателей сопоставимых брендов группы LVMH за тот же период».

Однако CEO Tiffany Алессандро Больоло возражает, что «фундаментальная прочность бизнеса Tiffany очевидна» и что карантин не отразился на ее прибыльности.

«Мы ожидаем, что наши доходы за четвертый квартал 2020 года превысят доходы за тот же период 2019 года», — сообщил он.

Дэвид Доукинс. Перевод Натальи Балабанцевой.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question