Сегодня: 10.04.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Глава “Бриллиантов “Алроса” — о самом дорогом в России камне и эффекте нового коронавируса

19.02.2020

YKTIMES.RU – В Австралии к концу 2020 года закроется рудник Аргайл, который поставлялет на рынок до 90% всех редких розовых алмазов. Это позволит России стать крупнейшим в мире производителем цветных камней, заявил глава ограночного производства “Бриллианты “Алроса” Павел Винихин. Он также рассказал ТАСС о судьбе уникального бриллианта “Призрак Розы”, о том, какой доход бриллианты приносят инвесторам и как вспышка коронавируса COVID-19 повлияла на мировой спрос.

– Цветные бриллианты — что это и в чем их особенность?

– Основная особенность цветных бриллиантов — их редкость, объяснил Винихин. По его словам, в природе такие камни встречаются с частотой один на 10 тысяч. Уже сейчас в масштабах рынка на них приходится всего доля процента, и на фоне истощения известных месторождений такие камни будут встречаться все реже.

“С учетом закрытия рудника Аргайл в Австралии мы становимся крупнейшим в мире производителем цветных алмазов. А значит, можем претендовать на лидерство на рынке цветных бриллиантов. У нас есть активы, богатые цветными алмазами, — “Севералмаз” и “Алмазы Анабара”, — напомнил Винихин. Именно на их россыпях и были добыты уникальные камни “Призрак Розы” и “Жар-Птица”. Сегодня мощности “Алросы” позволяют обрабатывать до 12 тыс. карат таких бриллиантов в год (1 карат равен 0,2 грамма — прим. ТАСС).

А вот специалистов, способных действительно качественно гранить такие камни, в России — единицы. К тому же цветные алмазы в силу особенностей строения обладают высоким внутренним напряжением — это означает большой риск, что камень может просто лопнуть во время огранки.

– И сколько такие камни стоят?

– Стоимость одного из уникальных камней — желтого бриллианта “Жар-Птица” — в расчете на карат стала одной из самых высоких для подобных изделий за последние годы. Под конец 2019 года “Алроса” продала его ювелирному дому Graff. Точную цену продажи компания не называет.

Решение о судьбе “Призрака Розы” весом 14,83 карата, который, по мнению экспертов, станет самым дорогим бриллиантом в истории российской алмазодобычи, пока не принято.

Компания сейчас изучает варианты его продажи, в том числе ведет консультации со специалистами. “Мы не стремимся торопиться, ведь камень уникальный и очевидно дорогой. Наша задача — выбрать оптимальные способ продажи и время для этого на рынке”, — пояснил Винихин. Он также не стал комментировать оценку камня в $60–65 млн, которую ранее приводило агентство Bloomberg. Ведь для таких бриллиантов не существует универсальной методики оценки.

Как правило, учитывается набор уникальных характеристик, количество аналогов на рынке, идея о создании какого-то украшения, история камня и то, как ее можно развить, да, в конце концов, эмоции, если речь идет о частных покупателях. Поэтому и оценка может меняться со временем, по мере появления новой информации о том, какое место на рынке занимает конкретный бриллиант.

– А можно ли инвестировать в драгоценные камни?

– Крупные бесцветные бриллианты и камни фантазийных цветов в силу их редкости со временем будут только дорожать. Это делает их привлекательными не только для ювелиров, но и для частных инвесторов, заинтересованных в бриллиантах как объекте альтернативных вложений, считает Винихин.

Так, согласно данным отраслевого агентства Rapaport, с 2005 по 2018 год индикативные цены на круглые 5-каратные бесцветные бриллианты высочайших характеристик выросли в 2,2 раза, фантазийные желтые камни подорожали за это время на 28–87% в зависимости от интенсивности оттенка, редкие розовые выросли в цене в 3,8–4,6 раза.

Цены на бриллианты менее волатильны, чем, например, на золото или акции. Камни компактны, им не нужны специальные условия хранения, как, например, предметам искусства. Их легко передать в собственность, легко оставить детям в наследство. Кроме того, в них есть эмоциональная составляющая. При этом бриллианты все-таки не стоит рассматривать как инструмент для инвестиций на один-два года: это среднесрочные или даже долгосрочные вложения.

Недавно “Алроса” совместно с несколькими крупными российскими банками запустила программу, которая позволит клиентам покупать бриллианты эксклюзивного ассортимента, в том числе на аукционах, которые ранее были закрыты для частных лиц. Для инвесторов, по словам топ-менеджера компании, интересны бесцветные экземпляры массой от 3–5 карат в зависимости от других характеристик и бриллианты насыщенных фантазийных цветов, в том числе розовые.

При этом уникальность каждого бриллианта стала основной причиной, по которой планы по запуску фьючерсных торгов на Московской бирже не осуществились. “Эта идея подразумевала создание стандартизованного инвестиционного инструмента. Но бриллианты — это не биржевой товар, а уровень стандартизации, необходимый для запуска фьючерса, учитывая уникальность каждого камня, — недостижим”, — рассказал Винихин.

– На экономическую ситуацию в мире в начале 2020 года сильно повлияла вспышка коронавируса в Китае. А спрос на бриллианты из-за нее как-то пострадал?

– Бриллианты, как и другие товары luxury-сегмента, подвержены снижению спроса на фоне неблагоприятной макроэкономической ситуации и кризисов, таких как политические волнения или вспышка коронавируса в Китае, признает глава “Бриллиантов “Алроса”. В конце концов, Китай — второй по величине после США рынок украшений с бриллиантами в мире.

Так, в 2019 году в Гонконге, где, ко всему прочему, добавились политические волнения, падение было серьезным. При этом начало 2020 года для бриллиантовой отрасли было хорошим — крупные ретейлеры отчитались о росте продаж. Но ситуацию осложнила неопределенность, связанная с распространением пневмонии в Китае, вызванной новым коронавирусом COVID-19.

В результате продажи украшений в Китае значительно упали. Кроме того, остановился поток китайских туристов, которые очень часто покупают ювелирные изделия в поездках. Соответственно, и продажи самих бриллиантов снижаются, поскольку участникам рынка сложно прогнозировать, что будет со спросом.

Более точные оценки влияния на рынок можно будет делать по итогам первого квартала, уточнил топ-менеджер “Алросы”. А пока компания перенесла аукционы из Гонконга в другие локации.

– Знаю, существуют искусственные бриллианты, которые выращивают в лабораториях. Они могут заменить натуральные камни?

– Говоря об угрозе конкуренции со стороны синтетических бриллиантов, Винихин отметил, что опасность для потребителей ювелирных украшений возникает, только если синтезированные камни выдают за натуральные.

При этом, по некоторым оценкам, так продается до 80% всей синтетики. На российском рынке, где традиции сертифицировать камни в украшениях нет, покупатель от такого обмана практически никак не защищен. Это дискредитирует саму идею приобретения изделий с бриллиантами: люди, не уверенные, что получат именно природный камень, предпочтут вместо дорогого украшения купить что-то еще. Проблему, по мнению специалиста, может решить комплексная работа как с ювелирными магазинами, так и с потребителями.

С магазинами — чтобы они осмотрительнее выбирали поставщиков, запрашивали информацию о происхождении и по возможности были вооружены приборами, позволяющими выявлять синтетику. С потребителями — в первую очередь, в части культуры потребления: нужно объяснять, что если вам предлагают кольцо с бриллиантами за 3 тыс. рублей, то это точно не бриллианты.

Пока в России не введена обязательная маркировка драгоценных камней, “Алроса” уже предлагает розничным клиентам бриллианты с сертификатами уполномоченных геммологических лабораторий российского или международного образца. В будущем у камней также могут появиться цифровые паспорта, где помимо стандартных характеристик будут зафиксированы место и год добычи алмаза, имя и опыт огранщика.

“Поскольку алмаз был добыт на нашем месторождении, огранен на нашей фабрике, нашими мастерами, мы единственная компания в мире, которая точно может сказать, где и когда был добыт этот бриллиант, как он был огранен, какие там условия труда, как там защищается окружающая среда”, — заключил Винихин.

Сама же “Алроса” инвестировать в производство синтетических бриллиантов не планирует. Ведь зачем инвестировать в производство продукта, который, по его словам, со временем дешевеет.

Варвара Моссаковская.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question