Сегодня: 29.02.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

«Голос»: в России деградацирует институт выборов

14.08.2019

YKTIMES.RU – За последние полтора года ситуация с выборами в России значительно изменилась. После проведения «пенсионной реформы» резко возросли протестные настроения, что привело в прошлом году к череде болезненных для власти поражений на региональных и местных выборах. В условиях усиливающейся политизации общества власть предприняла в этом году усилия по консервации сложившейся системы — была фактически заблокирована реформа избирательного законодательства, которая всерьез обсуждалась еще год назад, пресечены попытки «несистемных» политиков войти через выборы в системную политику. В частности, власти отказались от реального смягчения «муниципального фильтра». Однако изменяющаяся обстановка все же вынуждает власть адаптироваться к ней — на выборы этого года шестеро «административных» кандидатов в главы регионов пошли в качестве самовыдвиженцев.

Логика действий власти на выборах стала определяться «страхом поражения» — к такому выводу пришли эксперты движения «Голос». В своем докладе они проанализировали итоги этапа выдвижения и регистрации кандидатов на выборах высших должностных лиц регионов, которые пройдут в единый день голосования 8 сентября 2019 года.

В условиях нарастающего протестного голосования, появления сильных альтернативных кандидатов и непопулярности ставленников власти все действия администраторов выборов продиктованы страхом потерять административный контроль над выбором граждан и потерпеть поражение.

Доклад содержит анализ стадии выдвижения и регистрации кандидатов в высшие должностные лица субъектов Российской Федерации (губернаторы). В основном тексте доклада конкретные примеры нарушения избирательных прав и инциденты приводятся кратко.

Ключевые выводы

1. Губернаторские выборы потеряли свой изначальный публично-политический смысл. На фоне увеличивающейся политизации общества, роста протестной активности, снижения рейтингов власти и прошлогодних результатов «вторых туров» губернаторских выборов, федеральные политические администраторы предпринимают попытки консервации работавшей в предыдущие годы системы. На это, в частности, направлен отказ от отмены и даже незначительного изменения «муниципального фильтра».

Кроме того, продолжается тенденция на восприятие властями выборов губернаторов в качестве сугубо бюрократической, плановой процедуры замены высшего должностного лица региона. Избирателям отводится роль тех, кому предстоит лишь одобрить выбор, сделанный президентом страны. В рамках этой тенденции доля регионов, где действующие губернаторы были досрочно заменены временно исполняющими обязанности, увеличилась. Так, если в 2018 году назначенные врио губернаторов были направлены на выборы в 17 из 22 регионов, то в 2019 — в 13 из 16. Увеличилась и доля «административных кандидатов», не имевших ранее отношения к регионам избрания.

2. Федеральные власти в ситуации серьезных опасений возможных проигрышей своих представителей в регионах предпринимают усилия, направленные на ограничение избирательных прав граждан. Отказ от давно назревшей реформы «муниципального фильтра» привел к ситуации, когда в подавляющем большинстве регионов оказалось невозможно выдвинуть ни одного кандидата без согласования с властью. В наиболее проблемных для власти территориях (например, Санкт-Петербурге, Забайкальском крае, Астраханской области) были заблокированы кандидаты, способные составить заметную конкуренцию. Были созданы существенные политические препятствия для реализации пассивного избирательного права для ряда амбициозных политиков. Реальный выбор для избирателей был существенно ограничен. Значимые группы граждан были лишены возможности проголосовать за кандидатов, представляющих их интересы.

3. Развивается процесс деградации партийной системы. Снижается роль даже крупных политических партий при выдвижении кандидатов в губернаторы. 2019 год установил рекорд по количеству выдвинувшихся (45) и зарегистрированных (6) кандидатов-самовыдвиженцев. Все зарегистрированные самовыдвиженцы — «административные кандидаты», посчитавшие выдвижение от партии «Единая Россия» рискованным. Парламентские оппозиционные партии, в свою очередь, оказались неспособными обеспечить своим кандидатам самостоятельное преодоление «муниципального фильтра» в подавляющем большинстве регионов. Для регистрации своих кандидатов им пришлось вступать в договоренности со своими формальными главными конкурентами. Наиболее ничтожной роль парламентских партий оказалась на выборах губернатора в Забайкальском крае, где от них не было зарегистрировано ни одного (!) кандидата. При этом в ряде регионов парламентские партии в очередной раз, при наличии сильных политиков, фактически отказались от политической борьбы.

4. Накануне старта избирательной кампании в семи регионах внесли поправки, разрешающие самовыдвижение кандидатов в губернаторы. В действительности они не привели к расширению избирательных прав граждан. Произошедшее формальное расширение пассивного избирательного права на практике ограничилось возможностью власти выдвигать своих представителей не от партийных структур. Надежды на участие не «административных» самовыдвиженцев в выборах оказалось неосуществимым — ни один из них не был зарегистрирован. Самовыдвижение кандидатов от власти привело даже к ухудшению ситуации с состоянием прав граждан. К давлению на муниципальных глав и депутатов добавилось административное принуждение и подкуп избирателей для обеспечения необходимого числа подписей в поддержку выдвижения врио.

5. Накануне назначения выборов были экстренно приняты поправки в избирательное законодательство (например, о самовыдвижении), которые противоречат международным избирательным стандартам. Международные стандарты демократических выборов провозглашают принцип стабильности избирательного законодательства и не рекомендуют изменять существенные параметры избирательной системы менее чем за год до назначения выборов, чтобы участники выборов смогли своевременно подготовится к их введению. Принятые в региональных парламентах изменения носили конъюнктурный характер и были подготовлены в интересах лиц, находящихся у власти. При этом в Забайкальском крае поспешность в подготовке этих поправок привела к серьезным ошибкам законодателей, которые могут повлечь отмену итогов выборов.

6. Итоги регистрации кандидатов от малых партий наглядно демонстрируют, что реальное содержание «муниципального фильтра» заключается в возможности его использования властью для подбора максимально комфортных конкурентов для своих выдвиженцев. Через «фильтр» зачастую проходят малоизвестные представители небольших партий, имеющие очень малое количество муниципальных депутатов или вообще не участвовавшие в местных выборах в этом регионе. Их кандидаты зачастую сами не скрывают наличие договоренностей, а источниками финансирования становятся организации, связанные с их формальными «оппонентами».

7. Даже в условиях тотального контроля власти за процессом подбора и регистрации кандидатов в губернаторы, выдвижение ее собственных представителей сопровождается грубейшими нарушениями избирательных прав и стандартов свободных и подлинных выборов. Масштабы злоупотребления «административным» ресурсом зачастую ставят вопрос о способности кандидатов (особенно присланных «варягов») самостоятельно и честно заручится поддержкой избирателей, местного «управленческого класса», глав и депутатов муниципалитетов.

Все вышесказанное говорит о том, что логика действий власти на выборах стала определяться своего рода «страхом поражения». В условиях нарастающего протестного голосования, появления сильных альтернативных кандидатов и непопулярности ставленников власти все действия администраторов выборов продиктованы страхом потерять административный контроль над выбором граждан и потерпеть поражение.

Полностью текст доклада можно прочитать на сайте Движения “Голос”.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question