Сегодня: 19.09.18 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

“Ключ от города оставь под ковриком”

14.09.2018

YKTIMES.RU – 11 сентября. Утро. В холле мэрии осенняя прохлада: два ряда «шлюзовых» дверей снесены. На очереди, похоже, и третья. Громко жужжит «болгарка», пишет “Якутск Вечерний“.

— Ремонт? — интересуюсь у охранника.

— Вчера начали.

На этажах суета, люди с напряженными лицами и пустыми картонными коробками в руках бегают по этажам явно в ожидании срочного переезда. Заглядываем в кабинеты: все без исключения, уставившись в экраны мониторов, сосредоточенно работают.

МАТРИЦА

С самого утра Сардана Авксентьева, еще до официального вступления в должность, проводит встречи в администрации города. И правильно, чего откладывать. Пока получивший аудиенцию директор «Утум+» Георгий Карамзин встречается с новым мэром, я устраиваюсь в приемной и начинаю изучать сложенные в стопочку документы. Взгляд мой падает на «Матрицу показателей для оценки эффективности деятельности окружной администрации «Город Якутск» на 2018 год». Как в плохих фильмах, на самом интересном месте из своего кабинета выскакивает помощник Дим Димыча Валерий и строго выговаривает:

— Это документы!

— Вижу, — подтверждаю я его гениальное открытие.

— Поэтому не нужно их трогать!

— А что, «Секретные материалы»? — напеваю саундтрек к одноименному сериалу.

Валерий не позволяет мне удовлетворить любопытство и ретируется в свой кабинет вместе с матрицей.

На шум из кабинета мэра выходит Татьяна Самсонова — на время избирательной кампании она была помощником Авксентьевой.

— Танюш, привет! Будешь теперь в мэрских палатах?

— Нет, — смеется Татьяна, — нашей задачей было посадить Сардану Владимировну в кресло мэра. Посадили. А работать я буду на прежнем месте (Татьяна — пресс-секретарь Георгия Карамзина. — Я. Н.).

«МЕЧТА»

О, это знаменитое на весь город платье — серое, в мелкий горох и со скромным бантом на шее! Именно оно стало визиткой Сарданы Авксентьевой, «разъезжавшей» по всему городу на фургонах сети салонов «Виктория-мебель». И именно в нем новый мэр выходит встречать нас с фотографом. Рукопожатие.

— Сардана Владимировна, ожидаемый был результат?

— В последние две недели — да. На встречах с горожанами, из обратной связи в соцсетях я поняла, что мои посылы нашли отклик у людей. Меня услышали. Вот в первые две недели человеку без узнаваемости выдвигаться было, конечно, сложно.

— Не скромничайте, вы здесь человек-то совсем не чужой. В бытность свою заммэра (при Юрии Заболеве. — Я. Н.) вы курировали информационную политику и документооборот.

— Но для большинства горожан мое имя ни о чем не говорило.

— Вы так здорово вышли замуж, счастливы в браке, свили новое гнездышко, и, казалось бы, уже живи для себя! А вы — бац! — и такую огромную ответственность на себя взваливаете! Такая жертвенность! И ради чего?

— Во-первых, я долго принимала это решение. Поначалу с мужем решили, что, действительно, зачем мне это нужно? Сажай цветочки дальше. Почему я так поздно выдвинулась…

— Зрели…

— Зрела. Снова глянула на город — как тогда, когда из отпуска приезжаешь, — и так обидно за Якутск стало. В какой-то момент вдруг пришло понимание: а почему бы и нет?

— Почему бы не навести в городе порядок, как обещали многие?

— Если ты знаешь, как это сделать, то почему и нет? Если у тебя есть люди, с которыми ты можешь это сделать. Яна, ты верно заметила, я построила свою семью, выучила дочь, выдала ее замуж, то есть прошла тот период жизни женщины, который ее, собственно, и гармонизирует. И четко ощутила потребность, когда хочется что-то гармонизировать и вокруг себя. Внутренний посыл такой — не от отрицания чего-либо, а от готовности постараться что-то изменить, чтобы, выйдя на пенсию, можно было сказать: вот теперь я сделала все от меня зависевшее.

— Лучше сделать и пожалеть…

— …чем потом сокрушаться. Я не из тех людей, которые ходят, ворчат и хлюздят. Не нравится? Пойдите и сделайте что-нибудь и сами тоже.

— Айсен Сергеевич словно и не покидал этих стен (смотрю на его портрет. — Я. Н.).

— Мы должны признавать избранного нами же главу республики. Хотя я больше картины люблю.

— Какую сюда повесите?

— Здесь останутся портреты, а так со мной всегда перемещается картина Андрея Чикачева «Мечта».

— Обожаю этого мальчишку с огромным карасем в руках! В ней тишина, счастливые глазенки и преемственность поколений, опять же, — не менее замечательный дедушка, который обучает пацана рыбалке.

— Эта картина у меня как талисман. И в мэрии «Мечта» у меня висела. И она — олицетворение того, что сделали горожане 9 сентября. Они просто вышли и…

— …дали леща!

— И показали, что они есть! Ведь в начале кампании довлели достаточно пессимистичные настроения, вроде того, что все уже давно решили за нас. Своим слоганом «Все решает человек!» я доносила мысль «не спите, не отказывайтесь, не оставляйте борьбы», потому что муниципалитет — как раз та самая основа конституционного строя, откуда все и начинается, и нам с Федоровым удалось это сделать.

— То есть вы считаете, что выиграли не вопреки «ЕР»?

— Нет, не вопреки. Это разные посылы. Просто кому-то из политтехнологов было удобно обрисовывать это как оппозицию. На самом деле это не так, не было какой-либо контрсоставляющей. Вне политики мы говорили о городских проблемах и призывали людей все-таки заняться своей жизнью.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

— Ок, вас ждали. Вы пришли. Что дальше? Ваш первый шаг на этом посту?

— Сейчас нас очень беспокоит состояние подготовки к зиме. Сегодня у нас состоялся разговор с Дмитрием Дмитриевичем Садовниковым относительного того, как все эти вопросы будут решаться и к какому сроку.

— И к какому сроку?

— Меня заверили, что к 15 сентября во все дома тепло будет запущено.

— Дим Димыча я часто вижу работающим на земле — с жильцами домов, с управляющими компаниями. Вы ведь от него, как от хозяйственника, не избавитесь?

— (Тяжело вздыхает). Кадровые решения, безусловно, будут приняты. Есть вопросы к финансовому блоку, есть вопросы к управам, которые должны быть на переднем фронте, есть вопросы к ЖКХ. Управляющие компании совершенно распустились. Управы оторвались от населения, они убегают от людей, не желая заниматься их проблемами. А не хотят — и не надо.

— Ну да, наши люди сами умеют «развоздушить» систему.

— Столько жалоб поступает от людей — ходят, просят, унижаются. Вот это безобразие надо прекращать!

— А в холле что происходит — начатый вами ремонт?

— Мы пока ничего не начали. Мы в 9 утра только пришли сюда. Но двери, видимо, давно нужно было отремонтировать, так как конструкция хлипкая, небезопасная, очень старая — я ее помню. Официальное вступление в должность пройдет в пятницу. Ровно так, как это прописано в Уставе города, — в присутствии депутатов, почетных граждан, общественности. Принесу присягу. Никаких торжественных банкетов не будет. Деньги на ветер не выкидываем.

— А потом это будет трудовой договор.

— Да. И только после этого я получаю право подписи, принятия решений и так далее. То есть сейчас я в режиме ожидания.

— А уже хотелось бы что-то подписать…

— Ну как хотелось бы подписать? Сейчас никто не спорит с тем, что народ возложил на меня обязанности, но юридические нюансы нужно исполнять. Я не просто в ожидании. Мы приступили к рассмотрению тарифа на проезд в городских автобусах, делаем инвентаризацию автотранспорта и всего лишнего, что у нас есть.

— Сами на чем ездить будете?

— В марках машин я не разбираюсь, но что-нибудь такое, что передвигается на четырех колесах, мне вполне себе подойдет. Честно, без прихотей.

— Это платье из разряда любимых?

— Да. Знаете, я очень консервативна. В этом платье вы сможете видеть меня еще лет пять-шесть, а если не растолстею, то и дольше. Словом, на вещах точно не заморачиваюсь.

— И на макияж утром мало времени затрачиваете.

— Вы же видите, как я выгляжу (смеется).

— Хорошо выглядите, легкий макияж вам к лицу. Кричащие ресницы не столько красили…

— Вся выборная кампания прошла на полном доверии, то есть я доверилась людям, которые меня окружают, — членам штаба, горожанам, их мнению, Владимиру Федорову, умнейшим советам своего супруга, своей интуиции, наконец. Доверие — основа всего. Если специалисты говорят мне, что так лучше, а каждый специалист в своем деле, значит, это мнение надо воспринимать. У меня муж пользуется словосочетанием «отрицательная эволюция», когда каждый приходящий последующий хуже предыдущего. Такой ход событий наконец остановлен. Мы с Владимиром Юрьевичем намерены набрать очень сильную команду, каждый из которой в своей отрасли будет превосходить нас.

— Замечательный подход.

— И это будут люди, имеющие свое мнение.

«ОПОРА ТАМ, ГДЕ ЕСТЬ СОПРОТИВЛЕНИЕ»

— Другими словами, в вашем управлении не будет авторитарного стиля?

— Приглашенные люди при таком стиле управления будут вынуждены со мной во всем соглашаться, и мое возможное ошибочное мнение повлечет за собой череду остальных ошибок. Как снежный ком. А это очень опасно. Умнейший Георгий Яковлев, ученик академика Илларионова, в свое время учил меня: «Сардана, опора есть только там, где есть сопротивление. Если ты, будучи руководителем, будешь сидеть, а все вокруг кивать головами — считай, что ты уже в болоте». И я это запомнила на всю жизнь.

— Помнится, вас называли «Железной леди» и даже «Терминатором». Откуда это взялось?

— Меня как только ни называли, но особенно сильно это потешает моего мужа.

На этом месте, как в хороших фильмах, из второй двери выходит Виктор Авксентьев, увлеченно жующий бутерброд.

— Приятного аппетита, — машу ему рукой.

— Угу, — приветливо машет в ответ.

— Не отпускаю его, — комментирует Сардана Владимировна, смеясь, — умоляет отпустить по делам, вот держу пока. Но продолжу мысль: я допускаю, что позиции могут быть различными, но именно в конструктивном диалоге с профессиональными людьми должна рождаться истина.

— И все же дыма без огня не бывает. Есть какие-то жесткие черты характера? Железная воля, например.

— Сложно говорить о себе. Просто если я приняла решение, то уже не отступлю от него.

— То есть вы упрямая?

— Это всегда палка о двух концах. Достоинство может превратиться в недостаток: вот ты настойчивый, но чуток переборщил — и ты уже упрямый. Вот ты тщателен во всем, но переборщил — и уже зануда и перфекци¬онист. Так что здесь нужно всегда оставаться адекватным и правильно себя оценивать

— Ваш самый большой критик — это…

— …мой супруг. У него критический рациональный склад ума, и в доступной для меня форме он доводит соль ситуации: если она легкая бытовая, то просто посмеется надо мной, а когда речь идет о серьезных вещах, садимся разговаривать.

— А не получится так: родственникам в муниципальной службе работать нельзя, но супруг будет незримо управлять городом?

— Нет, конечно. Мой супруг — это, безусловно, моя главная опора, советчик, но не более того. Он кандидат экономических наук, в этой сфере я признаю его превосходящий интеллект, и это для меня большая помощь. Как и во всем остальном: его точка зрения для меня очень важна и полезна.

ОЧЕНЬ ПРОСТАЯ КОНСТРУКЦИЯ

— О чем вы говорили на встрече с Айсеном Николаевым? Есть какие-то предварительные договоренности?

— Мы с Айсеном Сергеевичем говорили о том, что у нас одна цель — сделать жизнь в городе лучше. В этом мы сходимся. Всегда нужно искать то, что нас сближает и объединяет.

— Это в идеале. А так смахивает на некие популистские идеи. Всегда было противостояние муниципалитета с ДП-1, а теперь оно будет преломлено?

— Замечу, что это всегда были мужчины. Мальчики рождаются другими: они рождаются с геном первенства.

— Настолько, что сложно найти компромиссы, в чем-то уступать и приходить к консенсусу?

— У мужчин вообще жизнь сложнее, как бы они, кстати, ни выглядели. Женщинам в этом смысле проще: мы мягче, гибче, нам не приходится биться за место под солнцем, как это приходится делать мужчинам, доказывая, что они сильнее. Айсен Сергеевич — опытный управленец. К тому же я не имею никаких политических амбиций, оппозиции не составлю, я вообще беспартийная. Только об оппозиции говорят те, кто не понимает глубины процесса.

С другой стороны, и простоты процесса тоже: у нас есть что предложить городу, люди восприняли эту программу. Далеко не все 40% проголосовавших — это оппозиционно настроенные силы, хотя часть таковой и была. Подавляющее большинство верит, что я не допущу никаких конфликтов.

— Мэр вне политики. Хм… хозяйка? И даже не используете свой пятилетний срок как политический трамплин?

— Да, я пришла на хозяйство. Сейчас мне 48 лет. А в 53 года женщине заниматься политической карьерой уже поздновато, поэтому нет — никаких трамплинов. Я для родного города хочу что-то хорошее сделать. Очень простая мысль. Оказалось, чем проще конструкция, тем больше она вызывает вопросов: почему выдвинулась, технический кандидат, хочет что-то выторговать, чего-то боится? И прочая-прочая.

— А все гораздо проще.

— Жизнь вообще довольно простая штука.

— Если не перебарщивать.

— Мы же говорим о простых мудрых вещах.

— Мудрые вещи бывают ли просты?

— Не укради. Что, сложная конструкция?

— А вы верующий человек?

— Да, я православная.

— Неожиданно.

— Вера и религия — это внутреннее пространство человека, которыми, как флагом-то, не размахивают.

— Согласна, это внутренняя работа.

— Все мы не идеальны, но стремиться к идеалу — это и есть развитие.

— Когда наш город станет чище? Реализуется ли программа «Город без пыли?».

— Постараемся к следующему лету уже какие-то улучшения сделать.

***

А вот в этот момент — хорошее все-таки кино — из второй двери является Дим Димыч!

— Я всегда рада вас видеть! — пожимаем друг другу руки.

— Очень хорошо о вас Яна отзывается, — сообщает мэр Дим Димычу, уступившему ей кресло.

Дим Димыч раскланивается, а мы продолжаем:

— …Это комплексная проблема: правила благоустройства и озеленения, 50% дорог у нас не имеют твердого покрытия, и выезд грузовых машин со строек оставляет желать лучшего. У нашей зелени вся земля находится выше уровня почв, а никакая женщина не поставит на подоконник горшок со цветами, когда земля горкой и пересыпается через край. Вот с этого и начнем.

— Город получит свое развитие в сторону Вилюйского тракта — мечта Владимира Фёдорова?

— Это нужно обсуждать со строителями и инженерами, считать, сколько будут стоить коммуникации, утрясать вопросы с федеральными землями — там очень много работы предстоит. Хотя мне лично представляется более перспективным развитие по Покровскому тракту: по горизонтали все проще тянуть, чем по вертикали.

— Георгий Карамзин от вас сейчас выходил. В качестве архитектора будете его привлекать?

— Мы вообще готовы работать с проектировщиками и строителями. Нельзя их только бесконечно прессовать…

— …и тянуть из них денюжку.

— Напротив, мы спрашиваем, какая им от нас нужна помощь. Строители — это самая мирная профессия, они созидатели. Да, их деятельность часто подвергается критике, но мы ведь сами допустили эту ситуацию, когда они залезают и строят там, где не положено. Надо с ними садиться и разговаривать. Малый и средний бизнес: 40% всех предпринимателей проживают в Якутске, внося в казну города 2 миллиарда рублей.

— И какой помощи они хотят?

— У них непростые сейчас времена. И когда мы спрашиваем, чем вам помочь, они отвечают: главное — не мешайте. Мы будем подготавливать программу по борьбе с нелегальным бизнесом. И это далеко не бабульки с носками и помидорами, а те люди, которые создают нездоровую конкуренцию, не платят налоги в казну города, не выдают зарплату своим сотрудникам, как положено.

— Что с социалкой?

— Есть такая идея: собрать всех руководителей муниципальных заведений, начальников управлений — и из числа будут выбирать достойных. Их коллеги. Выборным путем. Тогда на местах будут профессионалы.

— Уже есть списочек тех, кто будут уволены?

— Есть, но я его пока не озвучу.

— Вы мстительны?

— Нисколько! Если я вижу, что человек будет полезен, то пусть остается и работает. Не боюсь людей с другой точкой зрения. Важно, чтобы они понимали главную причину, по которой здесь находятся, и если они понимают, что их главный работодатель — это горожанин, то, значит, все будет в порядке.

— Начинаю верить, что с такой постановкой вопроса в городе действительно что-то изменится.

— Ну а как? Меня за этим сюда и отправили. И мы не подведем.

— Кто вас первым поздравил с победой?

— Айсен Сергеевич. В этом смысле Якутску очень повезло: избранный ил дархан — тоже ведь горожанин. Я хотела бы всех поблагодарить за поддержку, за то, что, невзирая на холодный ветер и дождь, люди пришли, я это ценю, я это запомнила и понимаю, что с этим связано много надежд и на меня возложена очень большая ответственность.

— Это вообще особая миссия — первая женщина-мэр в истории Якутска.

— Это доверие авансом, но не менее важно то, что мы поняли: наш голос действительно что-то решает. И это настроение я хочу удержать. Хочу, чтобы не только одна мэрия за что-то билась, а все присоединились, поняв и свою ответственность за наше единое пространство. Все вместе, максимально открыто, максимально прозрачно, и я считаю, нам это удастся.

***

В приемной мэра неиссякаемый поток людей — с цветами и без, очень разных, но больше радостных — пришли поздравить с победой. Встречая очередную делегацию, Сардана Владимировна, смеясь, произносит:

— Обязательно сядем и предметно об этом поговорим. А сейчас видите, какой у меня график: цветы, поцелуи — и до свиданья!

По этажам мэрии всё снуют люди с пустыми картонными коробками…

Яна НИКУЛИНА.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question