Сегодня: 26.10.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

На Нюрбинском ГОКе АЛРОСА было выявлено 129 зараженных коронавирусом

17.10.2020

YKTIMES.RU – Многие работники обеспокоены ситуацией с коронавирусом на Нюрбинском ГОКе. Насколько все серьезно? Почему ГОК не закрывают? Все ли живы? Обеспокоенность усугубляли многочисленные «фейки», которые начали гулять по интернету. О том, что там происходит на самом деле, мы спросили начальника управления социального обеспечения АЛРОСА Николая Франка, который недавно вернулся с Накына, где инспектировал ситуацию, пишет официальный telegram-канал “АЛРОСА”.

– Что происходит на Накыне?

– Я только что вернулся из посёлка, где мы были с первым заместителем министра здравоохранения Якутии Алексеем Яковлевым и представителями Роспотребнадзора для оценки ситуации. Ситуация на Нюрбинском ГОКе нормализуется. Если в начале прошлой недели все было крайне тревожно, сейчас мы действуем в спокойном, рабочем режиме. Продолжаем оказывать помощь тем, кто заболел, тщательно мониторим ситуацию, чтобы оперативно выявлять и изолировать новых заболевших, если они будут.

– Как развивалась эта ситуация?

– Вообще, вахтовые поселки считаются одним из самых надежных мест в плане безопасности от коронавирусной инфекции. Перед заездом на вахту все работники проходят длительную обсервацию и целых три теста. К заезду на производство допускаются только те, кто у кого есть отрицательные тесты и нет никаких признаков ОРВИ или недомоганий. Все эти меры оправданы, потому что мы понимаем, что последующее долгое время работники будут находиться в коллективе, общаться, проживать вместе – в таких условиях риск передачи заболеваний повышен.

Поэтому мы насторожились сразу же, как только 28 сентября первый работник обратился в Медпункт НГОКа с жалобами на симптомы ОРВИ. До этого момента ОРВИ в поселке не было. Оперативно вызвали медиков, которые провели всем сотрудникам, находящимся на площадке, тесты. К сожалению, они показали то, чего мы все опасались – что у нас на ГОКе коронавирус. И учитывая, что у него есть инкубационный период, и что симптомы появляются не сразу, он «гуляет» уже несколько дней.

Оперативно организовали борты, чтобы вывозить с территории ГОКа людей, у которых тесты дали положительный результат. У большинства из них, более 60%, не было никаких симптомов – вот в чем коварство этого вируса. Их разместили в обсерваторах, чтобы не допустить возможностей передачи болезни. Часть сотрудников имела симптомы ОРВИ и недомогание – их направили в медицинские учреждения для обследования и лечения. Часть работников, размещенных в обсерваторах, была обеспокоена своим здоровьем и тоже хотела обследоваться, поэтому им тоже дали возможность пройти компьютерную томографию, несмотря на отсутствие симптомов.

– Люди в группах писали, что им в Накыне не оказывается никакая помощь, что ГОК оказался к такому не готов.

– Помощь заболевшим людям должны оказывать медики, в специализированных учреждениях, в которых есть соответствующие условия. Были жалобы, что оказывается в Накыне нет ни КТ, ни аппаратов ИВЛ. Их и не может быть – такое оборудование может иметь больница, у которой и соответствующие лицензии, и люди, которые обучены правильно им пользоваться. Поэтому людей с положительными анализами, тем более с симптомами, транспортировали в Мирный, туда, где им в том числе смогут оказать помощь, если это будет необходимо. Для тех, у кого не было симптомов, или кто ожидал отправки в Мирный, оперативно развернули изолятор на территории ГОКа.

Всем работникам сразу начали профилактику препаратами Арбидол и Курантил, в соответствии с действующими рекомендациями медиков. Кстати, массовая сезонная профилактика Гриппфероном и Арбидолом помогла большинству работников с положительными тестами перенести заболевание бессимптомно. Опросники показывают, что те, кто в итоге попал в стационар, профилактику не принимали. Работники с подтвердившимися тестами и выраженными симптомами уже, конечно, получали более серьезное лечение – противовирусные препараты, антибиотики, муколитики, дезагреганты.

– Как вообще себя сейчас чувствуют люди?

– К сегодняшнему дню уже выздоровели и вернулись на ГОК 60 человек, еще 23 человека готовятся вылететь в Накын. Их здоровье подтверждается контрольными тестами. На лечении в МЦРБ сейчас 46 человек, пневмонии не тяжелые, никакой угрозы их жизни на сегодняшний день нет. Летальных исходов у нас не было.

Есть, конечно, еще проблема морального напряжения. Многие сотрудники, которые остались на Накыне и продолжают работу, видят всю эту ситуацию и переживают за свое здоровье. Случалось даже, что человеку начинало казаться, что он болен, хотя он совершенно здоров. Это неудивительно, когда рядом разворачиваются такие события. Сейчас все здоровые сотрудники размещаются отдельно. Новых обращений с симптомами ОРВИ в медчасть почти нет. Возможность дальнейшего распространения вируса мы оцениваем как крайне небольшую, особенно если все будут соблюдать правила осторожности, носить маски. Надеюсь, что никаких новых сюрпризов коронавирус нам больше не преподнесет. Нельзя сказать, что люди уже могут расслабиться, но точно уже можно не паниковать.

– Насколько стабильная сейчас ситуация на Накыне? И был ли момент, когда вы думали, что все, контроль утерян?

– Момент волнения есть всегда – одно дело читать о вспышках в новостях о других предприятиях, и совсем другое когда это происходит у тебя на производстве. Но вообще, с самого начала пандемии мы разработали протоколы, порядок действий на случай подобных ситуаций, и шли строго по этим планам. С самого начала были постоянно на контакте с властями, с Минздравом и Роспотребнадзором Якутии. Обсуждение было конструктивное, коллеги делились опытом, давали ценные советы, в том числе по тому, как размещать людей, как оказывать им помощь.

Был момент, когда мы обсуждали возможность закрытия производства – в самом начале, когда одновременно свалилось множество положительных тестов. Но, тщательно взвесив ситуацию, мы поняли, что пока такой необходимости нет. Во-первых, с момента начала вспышки ГОК – это очаг вируса, источник потенциальной опасности. Вывозить людей, многие из которых приехали из других улусов – значит, потенциально содействовать распространению вируса по республике. Это могло породить неуправляемую ситуацию в городах и посёлках республики, где слабая медицинская база. Мы не могли поступить так безответственно. Опять же, если кто-то почувствует себя плохо, то лучше пусть ему быстро окажут помощь здесь, чем он окажется один на один с болезнью в дороге или в отдаленном уголке Якутии.

Во-вторых, не забывайте, что каждая остановка производства означает для людей простой. В случае вахты это очень длительное ожидание и 2/3 тарифа. Это означает очень существенное снижение дохода. На дворе кризис, лишних денег у людей нет. Если ситуация полностью управляемая, большинство людей здорово, они приехали, чтобы заработать и кормить семью – почему они должны пострадать?

Я слышал жалобы, что, мол, компания не закрывает производство из жадности, чтобы только за счет людей добыть побольше и планы выполнить. Люди не вполне понимают, как это работает. Во-первых, компания в этом году и так снижает добычу, а не наращивает, какой-то нужды «гнать» точно ни у кого нет. Во-вторых, запасы добытой, но не обработанной руды еще есть. Так что нет, не добыча была причиной.

– Есть ли уже понимание, что стало причиной вспышки? Откуда взялся коронавирус при таких мерах безопасности?

– Расследование продолжается, пока однозначно трудно сказать. Но первое, что приходит в голову – несовершенство современных тестов. 100%-ную точность, к сожалению, не дает ни один, а некоторые врачи говорят, что она гораздо ниже. В том числе поэтому их делают по несколько штук. Нельзя исключать, что первому зараженному – у которого, видижмо, не было симптомов – просто «повезло» несколько раз попасть на погрешность теста. Мы разные варианты сейчас рассматриваем, и по каждому готовим комплекс мер, чтобы исключить такое на будущее.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question