Сегодня: 24.04.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Почему в Якутске выросли глобальные IT-компании

22.03.2019

YKTIMES.RU – Здесь делают мобильные игры, в которые играют в США и Китае. Якутский конкурент Uber уже работает в 18 странах. А местный сервис для сбора данных о клиентах внедряют в сетевых супермаркетах, сообщает ТАСС.

У них есть офисы в Сингапуре и Нью-Йорке. Но основные вопросы решаются в Якутске. Здесь работают программисты, которых готовы “хантить” в глобальные компании в любых странах, но они остаются, и к ним переезжают разработчики из мегаполисов. Корпоративные вечеринки — с пиццей и в свободном формате, но на Ысыах — национальные наряды и строганина. ТАСС — о том, как в Якутске появилась и существует своя “кремниевая долина”.

“Записки искателя” от братьев из Хонуу

Основатели MyTona — братья-близнецы Алексей и Афанасий Ушницкие — росли в поселке Хонуу. Это самое холодное место на Земле, где живут люди, после Оймякона. В детстве у них не было компьютера, но, как у многих детей, выросших в 90-е, была приставка Dendy, ребята часто играли в Mortal Kombat. А когда их семья переехала в Якутск, им попался журнал “Страна игр”. Из него школьники выяснили то, о чем раньше не задумывались, — “игры кто-то пишет” и “мы тоже можем научиться”. Разбирались в программировании с помощью учебников по Basic и Pascal из школьной библиотеки. Первые коды записывали в тетрадях в клетку. Когда им было по 19 лет, открыли свою первую студию по разработке игр.

Вообще, эта история может стать байопиком, способным вдохновить подростков из провинции. Если представить ее в виде сценария, то вот дети играют в приставку в деревянном доме в селе посреди тундры. Вот они подрабатывают на автомойке, чтобы оплачивать учебу в колледже. Вот один из них устраивается сисадмином ради доступа к хорошему интернету, чтобы качать туториалы по созданию игр. Вот они выпускают первую игру, которая проваливается. А вот, спустя несколько лет, люди в метро в разных городах мира играют на смартфонах в их “Записки искателя”.

Сейчас у MyTona есть офисы в Сингапуре, Новой Зеландии, Санкт-Петербурге, Иванове, Владивостоке. В них работает 500 человек, более 400 — в Якутске.”Почти все сотрудники в Якутске — местные, но есть те, кто перебрался ради работы в компании: один парень переехал из Иванова, другой — из Минска, — рассказывает Александра Баишева, гендиректор MyTona. — Зарплаты одинаковые во всех городах, но возможностей для развития в головном офисе, наверное, больше”.

В якутском офисе — уголки для отдыха с приставками, гамаки, для сотрудников бесплатные завтраки и обеды, компенсация за частные детсады, ДМС — в общем, стандартные “плюшки” в IT-компаниях. Летом здесь устраивают конференцию с лекциями и воркшопами. Такие события проходят, как в любой глобальной компании, в свободном формате и с пиццей, но праздник Ысыах отмечают с национальным колоритом.

“Мы выбираемся за город, расставляем шатры, привозим национальную еду, — объясняет Баишева. — Девушки надевают национальные наряды, а мужчины соревнуются между собой в национальных видах спорта”.

Баишева считает, что IT-сообщество в Якутске появилось по нескольким причинам. “Молодые люди вдохновляются историей наших основателей и Арсена Томского, создателя Indriver. Они поверили, что можно себя реализовать, не уезжая никуда. У нас есть хорошие вузы для математиков и программистов. Но кадров не хватает, как и везде в IT, мы приходим в вузы и рассказываем студентам, какие навыки нужны, чтобы быть востребованными”.

Как из якутского паблика во “Вконтакте” вышел конкурент Uber

В новогодние каникулы 2012 года в Якутске были морозы до минус 45. Таксисты повысили тарифы в два раза. И горожане создали во “Вконтакте” группу “Независимые водители” (Independent Drivers). Участники оставляли заявки на поездки и предлагали цену, а водители брали заказы. Через полгода в паблике было 60 тыс. человек. И его купил глава IT-холдинга “Синет” Арсен Томский. С 1999 года он владеет медиаплощадкой Ykt.ru (новости, форумы, блоги).

Uber в то время “взлетал” в Сан-Франциско, но Томский не знал о нем, просто почувствовал потенциал в модели, когда заказчики и исполнители общаются друг с другом без посредников. В 2013 году вышла первая версия мобильного приложения inDriver. А сегодня сервисом пользуются 20 млн человек в 18 странах. И до конца 2019 года он должен заработать в 30 странах.

“Головной офис — в Нью-Йорке, — говорит Арсен Томский. — Он стал пятым по счету, придание ему статуса центрального было нужно, чтобы закрепить глобальный статус компании, быстрее координировать старты сервиса в странах, привлекать инвестиции, формировать партнерства с международными компаниями. Мы сохраняем основной штат в Якутске, здесь отделы разработки, аналитики, маркетинга”.

Якутск отделен от больших потребительских рынков, в суровых условиях трудно создавать производства, сельское хозяйство. Человеческий интеллект — главный актив. Это одна из причин, по мнению Томского, почему “выстрелили” местные разработки. Еще важно, что молодые люди видят, как в городе работают IT-компании.

“Школьники и студенты приходят в наш офис на мастер-классы, участвуют в наших конкурсах и хакатонах. И так втягиваются в стартап-движение, понимают, что здесь можно создавать продукт для мирового рынка, — продолжает Томский. — Мы предлагаем интересные задачи, высокие зарплаты, много бонусов, хорошие условия для роста. Еще ведем несколько социальных проектов, например BeginIT, — мы проводим профориентацию для детей из детских домов из отдаленных районов в России и за рубежом”.

Игры от инди-студии из местного IT-парка

В 2015 году Эдуард Готовцев, юрист по образованию, любитель игр, сооснователь инди-студии Fntastic, вышел на кикстартер с идеей компьютерной игры The Wild Eight в жанре survival, где игроку нужно выживать в холодной Аляске. Проект понравился пользователям, его поддержали 1,2 тыс. человек со всего мира, они вложили $59 тыс.

Готовцев собрал команду из студентов и выпускников в студенческом бизнес-инкубаторе Северо-Восточного федерального университета и подключил к делу своего брата. Игру сделали довольно быстро и за первый месяц на ней заработали более $1 млн. А в прошлом году студия выпустила мобильную игру-приключение Radiant One.

Жизнь героя стала рутиной, но какие-то значимые события происходят с ним, когда он спит. Он слоняется по квартире, выходит на улицу, встречает людей, например брата, который спрашивает: “Почему ты мне так долго не звонил?” Обозреватели, которые играли в Radiant One, говорили: “Игра меня очень тронула, я хочу позвонить родным. Это здорово! С помощью игр мы можем влиять на мир”, — рассуждает Эдуард.

Сначала игра была платной, цена установки — $2,99 в App Store. Radiant One выстрелила: за первый месяц на ней заработали $18,6 тыс, хотя прогнозировали $12 тыс. — это при среднем по рынку $6–8 тыс. В январе 2019 года Radiant One перевели на модель фри-ту-плей — установка бесплатная, но есть внутренние покупки. Теперь в Radiant One каждый месяц добавляются новые истории про разных людей. Игра позиционирует себя как Netflix для интерактивных приключенческих историй.

За один месяц обновленный Radiant One скачали 100 тыс. раз. Большинство игроков — из Китая, США, Японии и России.

Fntastic находится в новом IT-парке (относится к технопарку Якутии) в центре города. Здесь для компаний предусмотрены льготы и особые условия. “Мы снимаем офис за половину от рыночной цены, — перечисляет Эдуард Готовцев. — У нас бесплатный интернет, бесплатная уборка помещений”. Здесь есть хипстерские кофейни, места для отдыха, тренажерный зал, общая кухня на каждом этаже. “В нашем офисе тоже прикольно, — добавляет он, — кресла-мешки, настольные игры”.

“Когда на улице минус 50 — что делать? Кодить” — так объясняет, почему в Якутске развились глобальные компании. “Есть интернет, а значит, ничего не мешает делать продукты для мирового рынка, — объясняет Готовцев. — Главный офис останется в Якутске. Но мы планируем открывать офисы и в других городах Дальнего Востока”.

Роботы из дядиного гаража

“Морозы, отрезанность от материка (“поехать на материк” у якутов — это поехать за пределы Дальнего Востока, обычно в Центральную Россию — прим. ТАСС), цены выше, чем в Москве. И многого нет в городе — мы можем купить здесь болгарки, железо, пластик. А микроэлектронику, разные сенсоры нужно заказывать из Китая. Да, все заказывают, но доставка в Москву занимает неделю и стоит, допустим, 250 рублей, а к нам — месяц, при тех же условиях, и 500 рублей”, — Николай Потапов, основатель стартапа “Автономные технологии” (выпускает роботов-клинеров VeDroid), говорит, что жить в Якутске — испытание.

И добавляет: если получится создать жизнеспособный стартап в Арктике, выйти на глобальный рынок уже проще; Москва, Санкт-Петербург, Сингапур — “теплицы для парней, чей менталитет выкован в Якутии”.

Потапов закончил мединститут, но по специальности не работал. Открыл рекламное агентство. А потом — клининговую компанию. Второй бизнес подсказал ему идею стартапа — сборку роботов-уборщиков.

“В 2015 году я обратился в Северо-Восточный федеральный университет — попросил найти разработчиков, которые смогли бы сделать робота, — вспоминает он. — Меня направили к руководителю лаборатории механотроники. К нам присоединился еще один разработчик. Сначала мы проводили исследования, а потом перебрались в гараж моего дяди. Там сделали первого робота — установили на поломоечную машину камеру, джойстик, так, чтобы можно было управлять ей на расстоянии и передавать картинку оператору”.

Сейчас роботы-клинеры кроме этого умеют объезжать препятствия, не повторяют уборку там, где уже убрали, а еще передают друг другу информацию, чтобы не повторить чужой маршрут. Их протестировали в одном корпусе Северо-Восточного федерального университета. И уже используют в якутских торговых центрах и других организациях, с которыми работает клининговая компания Потапова. Недавно стартап открыл предзаказы и стал возить машины по деловым выставкам.

“Мы заключили контракт на поставку двух сотен роботов в компанию в Свердловской области. Несколько машин уже отправили им на продажу. Еще роботов используют в аэропорту Астаны. Недавно мы представляли продукт на выставке в Казахстане — там есть партнеры, готовые сделать заказ на сто роботов”. Конкуренты VeDroid — разработчики из Южной Кореи, Японии и крупные бренды, как немецкий Karcher, которые делают технику для уборки, в том числе роботизированную. Но якутские роботы стоят дешевле и, уверяет Потапов, не уступают по функционалу. “Нам проще продавать в крупном городе. Но здесь, в Якутии, мы должны доказать жизнеспособность. А потом будем двигаться дальше”.

Что знают о вас торговые центры. Сервис по сбору данных из Якутска

Баир Дарбашкеев, основатель стартапа “Каунт Технолоджис”, создал #whocame wifi в 2017 году — это сервис для ретейлеров, который собирает данные о посетителях с помощью их смартфонов.

Если вы регулярно заходите за продуктами в супермаркет, расположенный в ТРЦ, где изучают своих посетителей с помощью каких-либо технологических сервисов, то скоро увидите рекламу кофейни или магазина, расположенного там же. Почему так происходит? На самом деле вариантов довольно много, а конкретно #whocame wifi работает так: в торговый центр устанавливается сканер #whocame wifi. Все устройства, попадающие в радиус действия сканера — это 50 метров — начинают в фоновом режиме делать запросы на подключение к общественной сети Wi-Fi и обмениваются мак-адресами. Мак-адрес — уникальный идентификатор гаджета, кстати, сам по себе он не относится к персональным данным. Сканер умеет считывать идентификаторы со смартфонов, которые не подключены к Wi-Fi.

Полученные мак-адреса сохраняются в личном кабинете сервиса, их после можно загружать в рекламные сервисы, как MyTarget или сервисы “Яндекс”. И объединив на площадке информацию, собранную из разных источников, можно узнать о владельце мак-адреса больше, чтобы затем прислать ему адресную рекламу.

В российских мегаполисах есть разработчики аналогичных сервисов. Дарбашкеев считает, что расположение стартапа в Якутске, а не в Москве, где базируется целевая аудитория, крупный бизнес, не помешает планам. Во всяком случае, это не помешало ему собрать хорошую команду на месте, стать резидентом ГАУ “Технопарк “Якутия”, пройти отбор в Акселетатор В8 (северный “инкубатор” для стартапов), получить 2 млн рублей на развитие от Фонда Бортника и провести тестовые запуски в сетевых гипермаркетах.

“Рынок охвачен такими сервисами на 5–10%, — говорит он. — Технология довольно новая. Востребованность будет расти, цена обслуживания за сбор мак-адресов — комфортная: порядка 2–5 тыс. для стандартного супермаркета в месяц. Насчет продаж — у нас есть клиенты на Дальнем Востоке, но еще есть представительства в 23 городах России. Их будет больше”.

Жить тут сложно, но Якутск — хороший город, говорит Дарбашкеев, здесь много талантливых разработчиков. Поэтому он не собирается переезжать. “Штаб-квартира всегда будет в Якутске, но, надеюсь, что мы будем быстро развиваться и много ездить в целях бизнеса”.

Анастасия Степанова.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question