Сегодня: 26.06.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

СМИ: В Якутии власть сменилась со «своего» на «своего» же

10.01.2019

YKTIMES.RU – Осенью 2017 года EastRussia проанализировало перемены в губернаторском корпусе на Дальнем Востоке, придя к выводу, что за десять лет в девяти субъектах ДФО произошло 11 отставок, благодаря чему руководящий состав обновился на 100%, однако «варягов» из Москвы в нем по-прежнему мало. 2018 год, выдавшийся богатым на губернаторские отставки и поражения на выборах, показал, что в целом это правило все еще справедливо. Правда, исключений постепенно становится все больше, пишет EastRussia.

СВОИ В НАЧАЛЕ ГОДА

Год назад губернаторы Дальневосточного федерального округа, еще не поменявшего своих административных границ, представляли собой испытанную команду старых боевых товарищей. Самым опытным среди них являлся, без сомнения, чукотский Роман Копин, ставший врио главы субъекта в 2008 году, после ухода с поста главы Чукотки Романа Абрамовича. Второй по величине губернаторский стаж был за плечами хабаровского Вячеслава Шпорта – губернатора с 2009 года. Третий – у якутского главы Егора Борисова, получившего пост в 2010-м. С 2011-го вел отсчет своей губернаторской карьеры камчатский Владимир Илюхин. Все четверо получили полномочия еще в президентский срок Дмитрия Медведева (2008-2012 годы).

Третий срок Владимира Путина (2012-2018) дал Дальнему Востоку всех остальных действующих на тот момент губернаторов: магаданского Владимира Печеного (2013), Александра Левинталя в ЕАО (2015), Олега Кожемяко на Сахалине (2015) и Александра Козлова в Приамурье (2015). Печеный и Козлов до вступления в должности губернаторов были мэрами столичных городов тех же субъектов, Олег Кожемяко – губернатором Амурской области, Александр Левинталь – первым зампредом в правительстве соседнего Хабаровского края. Единственным новичком среди них, да к тому же «варягом», являлся врио губернатора Приморья Андрей Тарасенко: в октябре 2017-го его пересадили из кресла главы ФГУП «Росморпорт» на место отправившегося в отставку Владимира Миклушевского.

Назначение Андрея Тарасенко, если бы он выиграл губернаторские выборы в сентябре 2018 года, могло бы стать первым случаем применения на Дальнем Востоке «новой губернаторской модели», вполне успешно работающей в центральной части страны. До этого «чужой» из Москвы, никак не связанный (или связанный формально) с регионом во взрослой управленческой жизни, губернатором на Дальнем Востоке еще не становился. И даже Владимир Миклушевский, бывший федеральный чиновник, перед тем, как стать губернатором Приморского края, успел пару лет поруководить создаваемым здесь Дальневосточным федеральным университетом.

2018 год, на первый взгляд, резко изменил губернаторский ландшафт на Дальнем Востоке: руководители сменились в 6 субъектах ДФО. Однако это произошло не совсем по тому сценарию, который верстали в федеральном центре.

ВЕРНУВШИЙСЯ СВОЙ

В Амурской области повод для кадровых перемен в 2018 году дало переформатирование российского правительства, обязательное после выборов президента. 18 мая глава региона Александр Козлов был назначен министром по развитию Дальнего Востока. Его сменщика искали недолго, и нашли здесь же, в регионе. 30 мая врио губернатора стал уроженец Благовещенска Василий Орлов.

43-летний Василий Орлов начинал работать в местных органах власти еще при Олеге Кожемяко: в 2008 году он пришел из бизнеса в мэрию Благовещенска на пост заместителя главы. В 2013-2015 годах господин Орлов возглавлял министерство экономического развития Приамурья, пользуясь репутацией толкового управленца. После того, как Олег Кожемяко был назначен врио губернатора Сахалина, а губернаторские выборы выиграл его преемник Александр Козлов, Василий Орлов не поехал на остров, как многие другие члены команды Кожемяко, а остался в области. Но – не во власти. В сентябре 2015-го он подал в отставку с министерского поста, уже в октябре став представителем в регионе генерального директора холдинга СИБУР – компании, имеющей большие планы на Амурскую область.

На этой должности Василий Орлов и дождался своего назначения врио губернатора Приамурья. Кампания врио губернатора была стандартной для подобных ситуаций: все лето он провел в поездках по области, активно пользуясь для освещения своей деятельности, как и его предшественник Александр Козлов, не только областными СМИ, но и личным аккаунтом в Instagram. Молодой и позитивный, пусть и выдвинутый «Единой Россией», Василий Орлов сумел добиться поддержки 55,6% избирателей. Получившая второй результат коммунист Татьяна Ракутина набрала 26,56%.

Смена власти в Амурской области прошла по традиционному для Дальнего Востока сценарию: губернаторское кресло занял «свой».

ВЫИГРАВШИЙ МЭР

В Якутии весной же ушел в отставку глава республики Егор Борисов. Какой бы ни была истинная мотивация этого кадрового решения, сменщик господина Борисова на посту руководителя самого большого субъекта ДФО также нашелся в самом регионе. 28 мая врио главы Якутии был назначен Айсен Николаев, второй по значимости политик региона – мэр столичного Якутска, бывший региональный чиновник.

Отношения Егора Борисова и Айсена Николаева складывались непросто, что очень похоже на ситуацию в паре Козлов – Орлов: Николаев ушел из якутского правительства сразу после того, как республику возглавил Борисов, и укрепил свою роль оппонента последнему должностью руководителя крупнейшего муниципалитета. В Якутии говорили, что в 2010 году, после отставки предыдущего главы республики Вячеслава Штырова, его должность могла бы достаться господину Николаеву, но в последний момент, уже в Кремле, что-то пошло не так.

В итоге, впрочем, Айсен Николаев дождался своего. На сентябрьских выборах главы Якутии он уверенно победил, получив 71,41% голосов. Егор Борисов, по заведенной в Якутии традиции, стал членом Совета федерации от исполнительной власти субъекта РФ. В октябре 2018 года он был назначен зампредом комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

Ирония же в том, что прежняя ситуация противостояния главы и столичного мэра в Якутии восстановилась осенью же. Кандидат, которого сам Айсен Николаев хотел видеть на посту главы Якутска, спикер гордумы Александр Саввинов, поддержанный «Единой Россией», выборы проиграл. Муниципалитет возглавила выдвинутая «Партией возрождения России» Сардана Авксентьева. Госпожа Авксентьева уже успела показать себя решительным управленцем, не боящимся наступать на многочисленные привилегии чиновников (примерно в таком же стиле управлял городом сам Айсен Николаев), что обеспечивает ей народную поддержку, а главе республики – хороший стимул не бронзоветь.

Тем не менее, и в Якутии власть сменилась со «своего» на «своего» же.

НА ТРЕТИЙ ЧУКОТСКИЙ

Меньше всего интриги содержали в себе плановые губернаторские выборы на Чукотке. Роман Копин сумел мобилизовать электорат до уровня 60-процентной явки, получив 57,83% голосов избирателей. Для господина Копина это третий губернаторский срок, и можно предположить, что пока в регионе сохраняется влияние Романа Абрамовича, управлять Чукоткой продолжат члены его команды.

ЧУЖИЕ СРЕДИ ЧУЖИХ

Судьба еще одного российского управленца изменилась в тот же день, что и у Василия Орлова, и у Айсена Николаева.

28 мая президент Владимир Путин назначил врио губернатора Магаданской области Сергея Носова – главу Нижнего Тагила. О том, что господин Носов перерос мэрское кресло, СМИ центральной России поговаривали давно: его прочили и на место губернатора Кемеровской области вместо Амана Тулеева, и на пост губернатора Челябинской области Бориса Дубровского. Соответствующий опыт у господина Носова есть: он работал и в бизнесе, в частности, возглавлял Нижнетагильский меткомбинат и холдинг «Русспецсталь», был и чиновником – вице-губернатором Свердловской области.

Попадание в поле зрения Кремля неожиданно обернулось для потомственного металлурга Колымой. С первой частью плана он справился блестяще: на сентябрьских выборах Сергей Носов получил 81,51% голосов избирателей – больше, чем кто-либо из его дальневосточных коллег.

Для Магаданской области это первый «варяг» за новейшую политическую историю, а для Дальнего Востока – уже не последний: в декабре 2018 года врио губернатора Сахалина назначен выходец из структур «Росатома» Валерий Лимаренко. Господин Лимаренко до своего назначения не имел к Сахалину абсолютно никакого отношения, и вписаться в местную элиту, с трудом переваривавшую «пришельца» Кожемяко, ему будет крайне непросто – даже с поддержкой Сергея Кириенко.

От того, как Сергей Носов и Валерий Лимаренко (если последний выиграет выборы) будут справляться с губернаторскими обязанностями, зависит многое для губернаторского корпуса в ДФО.

Ведь предыдущий назначенец из центра, Андрей Тарасенко, свою миссию провалил.

СВОЙ ВЗАМЕН ЧУЖОГО

О ситуации с выборами в Приморском крае EastRussia писало не раз, и она общеизвестна: проработал врио губернатора края почти год, Андрей Тарасенко не справился с главным экзаменом – губернаторскими выборами. Не сумев выиграть в первом туре выборов у коммуниста Андрея Ищенко, он, формально выиграв во втором, был вынужден уйти после него в отставку: наблюдатели всех противоборствующих сторон зафиксировали настолько много нарушений, что согласиться с итоговым протоколом не смогли ни крайизбирком, ни ЦИК.

Поражение Андрея Тарасенко обернулось тем, что сложно назвать триумфом федерального центра. Владимиру Путину, как и в 2015-м, после скандального ареста губернатора Сахалина Александра Хорошавина, пришлось позвать на помощь Олега Кожемяко. Стенограмма рабочей встречи президента с тогда еще губернатором Сахалина Кожемяко, на которую он отбыл 25 сентября, в разгар ежегодного форума «Нефть и газ Сахалина», не попрощавшись с его участниками, повергла в изумление политических наблюдателей – никогда еще разговоры Владимира Путина и одного из губернаторов или кандидатов в губернаторы не оказывались столь человечными.

«Владимир Владимирович, будучи во Владивостоке на форуме (четвертый ВЭФ. – EastRussia), я, как человек, который родился в Приморье, вырос там и начинал работать, конечно, смотрел на ситуацию, которая там возникла, она не очень хорошая», – начал тогда Олег Кожемяко. «Что Вы имеете в виду?» – отозвался президент. «Я имею в виду ситуацию, связанную с выборами», – продолжил губернатор. «Почему нехорошая? Нормальная ситуация», – ответил президент.

Обменявшись еще несколькими подобными на первый взгляд бессмысленными, но на самом деле крайне многозначительными репликами, президент и губернатор пришли к тому, что Олег Кожемяко «хочет вернуться домой».

При беспрецедентной по уровню поддержке федерального центра Олег Кожемяко вернулся-таки домой: на декабрьских выборах он получил 61,88% голосов избирателей. Симптоматично, что поддержкой партии власти кандидат предпочел не пользоваться, выдвинувшись как самовыдвиженец, но не пренебрег иными различными административными подпорками для своего будущего избрания – пролоббировал перенос столицы Дальневосточного федерального округа из Хабаровска во Владивосток, решил вопрос с освобождением жителей Дальнего Востока от обязанности устанавливать кнопки ЭРА-ГЛОНАСС на подержанные иномарки, и так далее.

Для господина Кожемяко это в последнюю очередь личный рекорд (он стал губернатором уже четвертого субъекта РФ – единственный в стране), а в первую – огромная непростая работа. В регионе говорят, что с гораздо большим удовольствием он бы продолжил карьеру в Москве, на должности федерального уровня. Впрочем, не исключено, что все это у Олега Кожемяко еще впереди.

А вот карьера еще одного тяжеловеса дальневосточной политики в ушедшем году неожиданно оборвалась: Вячеслав Шпорт проиграл губернаторские выборы в Хабаровском крае.

НЕ СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ

Феномен поражения Вячеслава Шпорта, проигравшего кандидату от ЛДПР Сергею Фургалу и в первом, предварительном туре голосования, и во втором, окончательном, наверняка войдет в методички для политтехнологов. Имея, казалось бы, все козыри на руках, хабаровский губернатор провел кампанию по своему избранию на третий срок на порядок хуже, чем депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал, – до этого только проигрывавший губернаторскую кампанию, причем тому же Вячеславу Шпорту, кандидат без единого, казалось бы, козыря в рукаве. Итог голосования оказался ошеломляющим: 69,57% голосов избирателей оказалось отдано за Сергея Фургала, и всего 27,97% – за выдвинутого «Единой Россией» Вячеслава Шпорта.

Пока все выглядит так, что Хабаровский край от своего выбора получает больше минусов во взаимоотношениях с федеральным центром, чем плюсов: столица федерального округа ушла в соседний регион, многие трансферты – тоже. Между тем, судить о результатах деятельности Сергея Фургала на губернаторском посту пока настолько рано, что любые оценки выглядят сильно политически окрашенными, а базы для аналитики еще чересчур мало, и даже слегка съежившийся по некоторым важным статьям бюджет региона на 2019 год не дает больших поводов для пессимизма.

НОВИЧКИ СРЕДИ ЧУЖИХ

Наконец, еще одно событие 2018 года раскрасило политическую карту ДФО в новые цвета: к федеральному округу присоединены Забайкальский край и Республика Бурятия. Врио губернатора Забайкалья в октябре был назначен бывший первый заместитель главы Минвостокразвития Александр Осипов, Бурятию с февраля 2017 года возглавляет бывший замглавы Минтранса Алексей Цыденов. Первому еще только предстоит пройти через губернаторские выборы, второй их успешно преодолел еще год назад, набрав 87,47% голосов избирателей.

Оба – результат применения модели «варяга с корнями». Алексей Цыденов родился в Чите, учился и начинал карьеру в Хабаровске, но с 2006 года работал в Москве. Александр Осипов родился в Ростове-на-Дону и начинал карьеру в ФНС, но в 2013-2018 годах был тесно связан с Дальним Востоком, исполняя обязанности сначала помощника, а затем и первого заместителя министра по развитию Дальнего Востока.

Успех их карьеры может быть еще одним доводом в пользу того, что губернатор Дальнего Востока вовсе не обязательно должен быть дальневосточником. А значит, нынешняя «дальневосточность» глав субъектов ДФО будет размываться и далее.

Дмитрий Щербаков.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question