Сегодня: 05.08.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Тема недели: Арктике ищут агента

12.06.2020

YKTIMES.RU – Идея привлечения частного бизнеса к Арктике не вызывает отторжения, но у всех разное представление, на каком основании стоит допускать частников, пишет журнал “Нефть и Капитал”.

История повторяется: Минвостокразвития вновь предлагает либерализацию доступа к арктическому шельфу, а также создание новой госструктуры-агента, которая будет получать долю во всех шельфовых проектах. Только на этот раз это будет не «Росшельф», а Фонд развития Дальнего Востока и Арктики (ФРДВ). Тем не менее от смены названий мало что меняется. Против такого варианта освоения высоких широт, как и ранее, выступает Минприроды. В настоящее время в экспертных кругах идея привлечения бизнеса к работе в Арктике не вызывает резкого отторжения. Однако у всех разное представление о том, когда и на каком основании стоит допускать туда частные компании.

9 июня стало известно о повторной попытке Минвостокразвития изменить порядок освоения арктического шельфа. СМИ сообщили, что по поручению вице-премьера Юрия Трутнева ведомство доработало законопроект об освоении шельфа и вынесло на обсуждение проект закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части установления особенностей регулирования отношений недропользования на континентальном шельфе РФ в Северном Ледовитом и Тихом океанах».

Согласно предложенному документу, пользователи недр в указанных регионах будут работать на основе соглашений о консорциуме по совместному использованию участков недр.

Не менее 25,1% в соглашении о консорциуме должно оставаться у РФ. Представлять интересы России в соглашении будет агент правительства — им должен стать Фонд развития Дальнего Востока и Арктики, единственным акционером которого является государственная корпорация ВЭБ.

Кроме того, законопроект предполагает, что будет создана специальная комиссия кабинета министров, которую возглавит заместитель председателя правительства. Она будет утверждать стратегию, бюджет, приоритетные программы деятельности агента, утверждать размер разового платежа в отношении каждого участка недр, а также состав консорциума инвесторов. Участки недр для геологического изучения на шельфе Северного Ледовитого и Тихого океана будут предоставляться на восемь лет, для разведки и добычи полезных ископаемых — на срок до 30 лет.

В документе также указывается, что положения проекта не распространяются на участки недр континентального шельфа России в Северном Ледовитом и Тихом океанах, в отношении которых права пользования уже переданы недропользователям на основании лицензий на геологическое изучение недр.

Напомним, что в настоящее время на арктическом шельфе РФ имеют право работать только госкомпании — «Газпром нефть» и «Роснефть». Тем не менее уже не один год туда стремятся и частные компании. Злые языки даже говорят, что главным бенефициаром либерализации арктического шельфа является ЛУКОЙЛ, который уже работает на Балтике и Каспии. Кстати, 8 июня стало известно, что Росприроднадзор обвинил ЛУКОЙЛ в нарушениях при добыче нефти в Балтийском море. На сайте ведомства сообщается, что компания не соблюдает требования к представлению полной и достоверной информации по вопросам охраны атмосферного воздуха.

Касаясь истории вопроса доступа к шельфу частных компаний, стоит отметить, что вопрос этот обсуждался с той или иной интенсивностью с 2015 года. В прошлом году Минвостокразвития представило вариант допуска частных компаний на арктический шельф согласно норвежской модели, когда в каждом проекте определенную долю имеет государственная компания (в Норвегии эту функция была отведена Statoil). Российское ведомство предложило для этого учредить новую структуру — «Росшельф», однако затем от нее отказались и вместо нее предложили Фонд развития Дальнего Востока и Арктики. На первый взгляд, ФРДВ должен быть наделен меньшими полномочиями, чем «Росшельф», однако, как отмечают в Минприроды, дублировать Роснедра он все равно будет.

10 июня, сразу после появления информации о новом законопроекте Минвостокразвития стало известно о критике этого документа со стороны других ведомств.

«Коммерсант» со ссылкой на письмо замглавы Минприроды, главы Роснедр Евгения Киселева замглаве Минвостокразвития Александру Крутикову сообщил о том, что Минприроды РФ не согласно с предложением Минвостокразвития о закреплении за ФРДВ функций оператора шельфовых проектов в Арктической зоне.

Отмечается, что поводом для письма Киселева, направленного Крутикову в конце мая, стало обращение главы Минвостокразвития Александра Козлова к вице-премьеру Юрию Трутневу. Козлов в апреле предложил наделить ФРДВ функциями ведения переговоров с инвесторами для создания консорциумов по проектам на шельфе, а также по «организации и проведению электронных аукционов в случае отказа инвесторов от формирования консорциума».

Кроме того, предлагалось передать ФРДВ полномочия по подготовке проектов решений правительства о предоставлении в пользование шельфовых участков, а также по получению разовых платежей. Эти функции сейчас закреплены за Роснедрами.

Киселев в своем письме подчеркнул необходимость сохранения существующей системы недропользования. Он считает, что передача ФРДВ разовых платежей за предоставление права пользования участком недр на шельфе приведет к выпадающим доходам и дестабилизации системы государственного финансирования отрасли. По его мнению, государство как собственник недр является единственным субъектом, обладающим правом на взимание фискальных платежей за пользование государственным имуществом, а ФРДВ и так финансируется из бюджета РФ, следовательно передача платежей организации представляется излишней и необоснованной.

В начале 2020 года, когда Минвостокразвития активно продвигало идею создания госкорпорации «Росшельф», и этот проект критиковали примерно за то же самое, то есть за попытки сломать уже сформированную систему лицензирования. Минэнерго и Минприроды говорили о неясности замысла «Росшельфа». В частности, замминистра энергетики Павел Сорокин в письме в Минвостокразвития от 13 февраля отмечал, что не указывается, за счет чего «Росшельф» будет привлекать новых инвесторов в шельфовые проекты, в том числе в условиях действующих секторальных ограничений. Кроме того, в письме подчеркивалось, что корпорация наделяется административными и нормотворческими полномочиями, в то же время она будет участником соглашения, которое является непосредственным объектом контроля.

Стоит отметить, что сейчас мало кто активно выступает против идеи допуска частных, даже иностранных компаний для работы в Арктике.

Например, министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин еще в 2019 году в интервью ТАСС говорил о том, что он не является сторонником идеи не допускать иностранцев на арктический шельф. При этом он не видит и большого количества компаний, которые хотели бы прийти туда работать, учитывая затраты на геологоразведку и обустройство месторождений, а также сегодняшнюю стоимость углеводородов.

Прошел год и стоимость углеводородного сырья, мягко говоря, ухудшила картину инвесткилимата в нефтегазовом секторе. Поэтому отраслевые эксперты, опрошенные «НиК», также пока не находят особого смысла в изменении системы недропользования для российской Арктики, учитывая современные экономические реалии.

Директор и совладелец консультационной компании ООО «Гекон», член научно-технического совета Минприроды, член Научного совета РАН по проблемам геологии и разработки месторождений нефти, газа и угля Михаил Григорьев считает, что расширение круга участников освоения арктического шельфа за счет негосударственных, в том числе и иностранных, компаний — давно назревшая задача:

«О своих интересах заявляли, в том числе, многие российские компании, например, ЛУКОЙЛ. Но возможность их доступа к шельфу была заблокирована „Газпромом“ в 2008 году (доля государства в котором, напомним, была в это время менее 50%). Следуя букве закона, „Газпром“ не мог создавать совместные предприятия с другими компаниями, а доля участников в СП с „Роснефтью“ (с долей государства 75%) ограничивалась 1/3. Большого количества желающих поучаствовать на таких условиях не нашлось.

Наиболее перспективные участки были поделены между госкомпаниями, при этом площади этих участков выходили за пределы понимания: например, площадь не самого крупного — Северо-Врангелевского участка на шельфе Восточно-Сибирского и Чукотского морей — составляет 117,62 тыс. кв. км — среднее между площадью Болгарии и Греции; что отдаляло их изучение в необозримую перспективу», — рассказал эксперт.

Он отметил, что возможность доступа негосударственных компаний к шельфу осложнена еще и тем, что в российской практике к «шельфу» отнесен не только континентальный шельф, но и территориальное море, и российский самобытный феномен «внутренние морские воды», где обращенная в сторону континента граница которых законодательно не определена. В первую очередь это относится к акватории Обской губы, Енисейского и Хатангского заливов.

Григорьев уточнил, что если исходить из новой парадигмы освоения арктических акваторий — движения от освоенной суши в море, то наиболее привлекательны переходные зоны, расположенные в пределах территориального моря:

«Именно они — наиболее перспективные районы проведения поисково-оценочных работ на углеводородное сырье. Их освоение возможно и путем бурения наклонных скважин с берега, что снимает ограничения, связанные с недоступностью, а главным образом — с неразраработанностью технологий освоения месторождений ледовитых акваторий. Очевидно, что освоение собственно континентального шельфа — это следующий этап при условии, что останется экономически обоснованная востребованность освоения его месторождений, в первую очередь, нефти», — заявил эксперт.

По его мнению, в первую очередь будет востребована прибрежная зона, как технологически более доступная и более понятная по своим перспективам, исходя из геологического строения и нефтегазоносности прилегающей суши:

«Собственно шельфовые месторождения Арктики, с учетом сложностей освоения, санкционных ограничений и, возможно, долгосрочного снижения цен на сырье, пока можно рассматривать как проекты средне- и долгосрочной перспективы», — считает Григорьев.

Инвестиционный стратег «БКС Премьер» Александр Бахтин считает, что в целом идея либерализации доступа частных компаний к российскому арктическому шельфу видится рациональной:

«Однако конечная эффективность процесса либерализации в данной плоскости во многом будет зависеть от уровня российского инвестклимата, над улучшением которого предстоит еще много работать. Также, с учетом текущей экономической конъюнктуры и конъюнктуры мировых сырьевых рынков, которая только начинает восстанавливаться от пандемии, многие компании могут воздержаться от вхождения в такого рода долгосрочные проекты», — заявил эксперт.

Не исключено, что инициатива принятия данного проекта не реализуется:

«Во-первых, в данный момент нет четкого понимания, для чего нужно создание еще одной госкорпорации, во-вторых, сейчас Минфин вряд ли пойдет на потерю части доходов от шельфа (законопроект предполагает, что разовые платежи за пользование участками шельфа будут аккумулироваться в Фонде развития Дальнего Востока и Арктики)», — уточнил Бахтин.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев считает, что правительство должно решить принципиальный вопрос, что оно хочет получить в результате: доход от шельфа в ближайшее время или сохранить его богатство для будущего.

«Все зависит от цели: если у нас цель быстро разработать арктический шельф и чего-то немного с этого получить, тогда стоит немедленно прибегнуть к либерализации. Если нам нужны технологии, и мы сможем их получить только благодаря допуску частных компаний на шельф, надо либерализовать доступ, но с огромным количеством экологических оговорок. Однако непонятно, захотят ли компании в этом случае вкладываться, учитывая стоимость нефти и угрозу американских санкций», — пояснил эксперт.

С другой стороны, просто сидеть на шельфе и никого не пускать тоже странно:

«Вкладываться в долгосрочное развитие шельфовых проектов надо, но надо ли ускорять этот процесс за счет привлечения иностранного капитала — неизвестно, особенно если мы работаем на результат завтрашнего дня», — заявил Журавлев.

Резюмируя вышесказанное, стоит отметить, что, учитывая мировую экономическую конъюнктуру и необходимость дальнейшего освоения Арктики, правительству необходимо прежде всего создать условия для активного вовлечения промышленного комплекса России в работу по освоению северных месторождений. Возможно, для этого стоит воспользоваться опытом норвежской модели или создать какую-то свою. В результате в нашей стране должны быть созданы собственные технологии для работы в высоких широтах. Санкции в отношении России, особенно в отношении нефтегазовых проектов в Арктике, не оставляют нашей стране другого выбора.

Екатерина Вадимова.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question