Сегодня: 21.10.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

ЦБ напечатает триллион рублей для спасения “Траста” и Рост-Банка

20.03.2018

YKTIMES.RU – Происходящее в российской банковской системе, которая за три года “съела” 4 триллиона рублей господдержки и при этом оказалась на грани коллапса, все больше становится похоже на аферу рекордного масштаба, считает портал финансовй информации finanz.ru.

Потратив триллион рублей на спасение Открытия и Бинбанка, ЦБ готовится снова запустить “печатный станок”, чтобы сотнями миллиардов рублей залить пожар в банке “Траст” и Рост-банке.

Как сообщает Reuters со ссылкой на три близких к Центробанку источника, общая сумма поддержки для двух кредитных организаций, составит 1,1 триллиона рублей – больше, чем федеральный бюджет тратит в год на образование и здравоохранение вместе взятые.

Средства будут выдаваться не в виде займов, а заливаться напрямую в капитал, что не подразумевает их возврат в ЦБ.

На санацию “Траста” ФК “Открытие”, напомним, уже получал кредит по льготной ставке от АСВ на сумму 127 млрд рублей, однако деньги растворились без следа. За прошлый год дыра в банке увеличилась втрое, а на 1 февраля достигла 190 млрд рублей.

Рост-банк, на оздоровление которого владельцу Бинбанка Микаилу Шишханову АСВ выделило 17,5 млрд рублей, закончил прошлый год с дырой в 490 млрд рублей.

Оба банка превратились в воронки, через которые утекали деньги санаторов: “Открытие” выдало “Трасту” 300 млрд рублей кредитов, которые тот направил на кредитование и скупку ценных бумаг. Для Бинбанка и Рост-банка сумма таких операций еще больше – 780 млрд рублей, отмечает Reuters.

“В 2014 Центральный банк дал АСВ кредит, а АСВ передало его “Трасту”, якобы, на санацию. Теперь, “Траст” получит деньги от Центробанка в капитал и этими деньгами вернёт кредит АСВ, а АСВ расплатится с Центробанком”, – описывает схему экс-зампред ЦБ Сергей Алексашенко.

“В итоге если раньше у ЦБ были хоть какие-то основания требовать возврата денег, то теперь нет ничего. А все убытки, которые были сгенерированным во время, якобы, санации, продолжавшейся три года, будут хорошенько спрятаны в архивах Неглинной”, – добавляет он.

В рамках нового механизма санации, когда банки переходят под контроль фонда консолидации ЦБ помощь им осуществляется за счет денежной эмиссии, признала в сентябре глава регулятора Эльвира Набиуллина: “Других источников у нас нет“.

В результате растет структурный профицит ликвидности в банковской системе: на конец года ЦБ прогнозирует его значение в 3,5 трлн рублей, но в итоге сумма может дойти 4,5 трлн, говорит директор аналитического департамента “Локо-инвест” Кирилл Тремасов.

Пока ЦБ изымает из системы избыток рублей с помощью депозитных операций и выпуска собственных облигаций, но в долгосрочной перспективе вброс такого объема эмиссионной массы способен оказать давление на валютный рынок и курс рубля, говорит ведущий аналитик АMarkets Артем Деев.

Активно раздувая бизнес за счет пенсионных денег и санаций, банкиры, похоже, шли к тому, чтобы сделать свои “детища” too big to fail (слишком большими, чтобы лопнуть), заявил Financial Times источник на рынке.

А сдав свои банки государству, никто из менеджеров или собственников не понес наказания, отмечает “Банкста”: экс-владелец Бинбанка Шишханов был назначен руководителем его совета директоров, а главу “Открытия” Рубена Аганбегяна отправили топ-менеджером во Внешэкономбанк.

Напомним, ранее, в конце прошлого года, рейтинговое агентство S&P констатировало провал банковского надзора в России.

Надзор за деятельностью российских банков, который ведет ЦБ РФ, остается слабым и неэффективным: регулятор позволяет банкам нарушать нормативы, а меры принимает после, а не до возникновения проблем.

В результате государству приходится тратить триллионы на спасение проблемных кредитных организаций, а доверие общества к банкам продолжает падать. Такую оценку дает международное рейтинговое агенство S&P в опубликованном в понедельник обзоре.

Прежний механизм санации банков, когда финансовым оздоровлением проблемных игроков занимались другие банки, получавшие на эти цели льготные кредиты, оказался ущербным и “создавал неверные стимулы”: в погоне за дешевым финансированием от АСВ банки “аккумулировали проблемные активы, которыми не были способны управлять”, а выделенные им средства “использовали для решения собственных текущих проблем”.

“В ряде случаев мы наблюдали перевод активов внутри группы между “эффективными” и “проблемными” структурами, что, в свою очередь, искажало реальную картину качества активов и, по всей видимости, приводило к снижению адекватности контроля и надзора”, – отмечает S&P.

В других случаях “представленная банками аудированная отчетность, равно как и информация о пруденциальных нормативах, не отражала их фактическое финансовое положение”.

“Неоднократные случаи банкротства российских банков лишь подтверждают наше мнение о недостаточной эффективности системы банковского надзора в России”, – констатирует агентство: “Регулирующий орган зачастую принимает меры после, а не до возникновения проблемы, не вмешиваясь в ситуацию на раннем этапе”.

Более того, “возможно, имели место случаи избирательного применения регулятором <…> нормативов, когда Банк России обеспечивал временные послабления некоторым банкам в отношении их соблюдения”, считает агентство.

С учетом “слабого” уровня культуры корпоративного управления в банковской системе РФ это подстегивало менеджмент “к принятию рисков”: банки получали возможность бесконтрольно увеличиваться в размерах, скупая или принимая на санацию проблемных “конкурентов”, а центробанк “не всегда принимал превентивные меры, позволяющие ограничить сопряженную с чрезмерно высокими рисками практику ведения бизнеса”, дипломатично отмечает S&P.

“Значительный объем сделок со связанными сторонами”, когда вклады населения или пенсионные накопления выдавались собственниками банка в кредит своим же компаниям, “не был своевременно выявлен банковским регулированием”, пишут аналитики агентства.

Масштабные вливания в Бинбанк и “Открытие”, на спасение которых уже выделено почти 1,5 триллиона рублей, с их последующей национализацией “предотвратили масштабные панические настроения вкладчиков” и “оказали позитивное влияние на стабильность банковской системы”.

“Однако мы считаем, что если бы регулирующий орган вмешался в ситуацию на более раннем этапе, то число таких банков было бы меньшим, а расходы на меры по устранению проблем (в том числе по спасению проблемных банков) были бы существенно ниже”, – говорится в обзоре S&P.

Сейчас же, по оценке агентства, на проблемные банки приходится 17,3% активов банковской системы – в 5 раз больше, чем год назад. Новый механизм санации, который был опробован на Бинбанке и ФК “Открытие”, также не идеален, поскольку “увеличивает возможность конфликта интересов”: ЦБ, уже владеющий Сбербанком, становится одновременно и мегасобственником, и мегарегулятором.

“К тому же поддержка проблемных банков создает проблему, связанную с риском недобросовестности (moral hazard), так как у акционеров и руководства может возникнуть соблазн принимать на себя чрезмерные риски, ожидая, что, в конечном счете, они получат поддержку со стороны государства”, – резюмирует S&P.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question