Сегодня: 18.08.22 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Центробанк и Минфин играют в поддавки с Западом

15.04.2022

YKTIMES.RU – После заморозки резервов Центробанка непредвиденные проблемы с валютой продолжаются. Центробанк обязал российских экспортеров продавать 80% валютной выручки внутри страны, однако они столкнулись с трудностями в этом процессе. Спроса на рынке на валюту нет: объемы импорта в страну из-за санкций сократились, импортерам больше не нужно столько валюты, сколько предлагают экспортеры. Да и продолжают действовать ограничения на использование долларов и евро, пишет Накануне.RU.

Как ранее заявили в США, своими ограничениями в Белом доме надеются вынудить Россию встать перед выбором – либо тратить резервы для оплаты обязательств, либо дефолт. Министр экономики Антон Силуанов после этого заявил, что Россия выплатила в рублях эквивалент 670 млн долларов, и если этот платеж не примут и объявят дефолт, то Россия пойдет в суд. Что ж, очень смело. Но можно ли воспринимать это как “недо-дефолт”? Да и можно ли рассчитывать на то, что суд будет играть по правилам и объективно рассмотрит ситуацию, в которой дефолт по своим обязательствам, по сути, объявила сама западная сторона?

Пока все это выглядит как сплошная игра в поддавки – как со стороны ЦБ, так и со стороны Минфина, уверен экономист Валентин Катасонов. Об этом и многом другом – в интервью Накануне.RU.

– Сейчас на повестке новые проблемы экспортеров и ненужной валюты, насколько негативный это процесс в масштабах экономики и новых реалий?

– Я вспоминаю фразу Джорджа Сороса, которая, можно сказать, стала афоризмом – в 2000-м году он описывал ситуацию на американском фондовом рынке NASDAQ следующим образом: “Музыка перестала играть, а они [участники рынка] все еще пляшут”, то есть продолжают играть на повышение, хотя все уже пошло в другую сторону.

Я бы так же сказал применительно к нынешней ситуации. Образно говоря, правила жизни сегодня поменялись радикально, а наши хозяйствующие субъекты продолжают жить по-старому, а с ними и правительство, и Центральный банк – они никак не могут понять, что мы совершенно в других реалиях.

Ближе всех к пониманию этих реалий из руководителей страны был президент, который 23 марта сделал заявление насчет того, что Россия будет продавать природный газ Европе только за рубли. Это очевидно, ведь в конце февраля произошла операция по замораживанию валютных резервов РФ. Это означает, что те самые валюты, которые были заморожены – американский доллар, евро, британский фунт стерлингов, японская йена, еще несколько валют типа австралийского и канадского доллара, швейцарского франка – это “токсичные” валюты. Соответственно, мы отказываемся работать с этими “токсичными” валютами, потому что они просто объявили дефолт по своим обязательствам, а мы все прекрасно поняли. Теперь мы будем работать только с теми инструментами, которые имеют иммунитет от санкций.

– Эти инструменты – рубли?

– Такими инструментами является российский рубль, о двух других инструментах президент не сказал, но я скажу, что это юань, он не был заморожен, более того Китай сделал заявление, что он всячески будет поддерживать Россию своим юанем, и другой инструмент – золото. Но, к сожалению, в целом правильное заявление Путина в итоге было отредактировано и искривлено таким образом, что 31 марта им же был подписан указ, который фактически узаконил схему, по которой валютой платежа по поставкам природного газа оставалась по-прежнему денежная единица евро и в небольших количествах доллары. Рубль там фигурировал просто как транзитная валюта, как валюта транзитного счета, и на самом деле для европейских импортеров ничего принципиально не менялось. Они, конечно, поупрямились, мол, произошло какое-то изменение условий контракта, но никаких изменений условий контракта не произошло. Произошла просто корректировка механизма перечисления денег.

Это означает, что мы вернулись к изначальной ситуации. Это, конечно, очень печально.

– Что сейчас происходит с экономикой? Европейские политики и экономисты говорят, что экономика в целом и рубль в частности справляются с санкциями?

– Сейчас наблюдается такая парадоксальная картина, некоторые не могут понять, что происходит. Центральный банк опубликовал некоторые показатели платежного баланса РФ по итогам первого квартала 2022 года.

Выяснилось, что у России рекордный в этом квартале профицит торгового баланса – около $63 млрд. Профицит счета текущих операций около $60 млрд. Это рекордные показатели, и все это на фоне санкционной войны.

Возникает вопрос – а что делать с таким громадным притоком валюты? Причем, “токсичной” валюты. Можно зайти на сайт ЦБ, на страницу операций ЦБ на валютном рынке – вы увидите нулевые значения в графе покупки и продажи валюты. Банк России после заморозки его резервов просто решил дистанцироваться от этих “токсичных” валют. И в то же время принято решение о том, чтобы 80% валютной выручки от экспорта конвертировались в рубли. Раньше такую конвертацию осуществлял ЦБ, сейчас такую конвертацию нужно осуществлять на валютной бирже. Желающих покупать валюту в таких “лошадиных” дозах нет, потому что валюту покупают прежде всего импортеры, а импорт в первом квартале сократился. За счет этого отчасти и произошел такой гигантский профицит торгового баланса, а меньшую часть валюты покупают и продают валютные спекулянты.

И где будет накапливаться этот валютный профицит, я просто не представляю. Судя по всему, на балансе каких-то банков, которые не попали под жесткие санкции США, ЕС, Великобритании, а таких банков немного. Один из них – “Газпромбанк”, он находится под частичными, но не блокирующими санкциями. И вот представьте себе – “Газпромбанк”, который является уполномоченным банком по расчетам по поставкам газа в Европу, накапливает валюту. Я не думаю, что завтра “Газпромбанк” прихлопнут – сначала ему дадут накопить валюту. По моим расчетам за первый квартал поступление валюты за экспортируемый газ составило $25 млрд. А где они? Они не на балансе ЦБ, но скорее всего, на балансе “Газпромбанка”. Заморозили-то $350 млрд, надо играть по-крупному, говорит Запад, а что такое $25 млрд? Подождем. Где-нибудь к концу года иностранная валюта на балансе перевалит за 100 млрд. Вот тогда, пожалуй, еще раз нажмут кнопку и экспроприируют экспроприаторов.

– В банке, в ЦБ к такому развитию событий не могут подготовиться?

– Такое ощущение, что в руководстве ЦБ, в руководстве правительства нет людей, которые адекватно бы оценивали ситуацию. Зачем нам такой гигантский профицит? А многие радуются. Радоваться должен Запад – он и радуется, потирая руки и ожидая, что сможет еще раз хорошо на этом нажиться. Возникает тогда вопрос – а может, нам все-таки сбалансировать экспорт и импорт, выйти на нулевое сальдо по текущим операциям? Это надо обсуждать, это серьезные вопросы, которые выходят на стратегические задачи экономического развития России.

Будь я Мишустиным, я бы сказал, что у нас этот профицит будет сохраняться, пока еще покупают газ и нефть, но мы его будем конвертировать не в евро или доллары, а в инвестиционные товары. Я бы вообще подготовил какое-то постановление или приказ, согласно которому валюта, которая поступает от российского экспорта, не может находиться на счете экспортера более одного месяца. Это же “токсичная” валюта, в течение месяца она должна быть использована.

Кстати, так и осуществлялась индустриализация в СССР – тогда не было накопления валюты, а все, что поступало, уходило “со свистом” на закупки машин и оборудования. Здесь должно быть то же самое.

Если не хотят норматив по срокам нахождения валютной выручки на счетах, тогда норматив должен быть по допустимым размерам валюты на счетах банковской системы. Предположим, не более $10 млрд как максимум, на что может рассчитывать Запад в результате экспроприации.

Предположим, что будет одобрено сохранение громадного профицита. Тогда нужно разработать план импортных закупок. Но опять же он должен вписываться в план развития всей экономики – какие отрасли, какие виды оборудования, какие виды производства. Это очень серьезная и напряженная работа.

– Которая у нас, очевидно, не велась и не ведется?

– Никто не начинал этой работы, никто даже не ставил задачи о необходимости такой работы. В то время, пока господа чиновники будут чесать репу и думать о том, что это за план, можно было бы предложить следующий способ использования профицита – закупка золота на мировом рынке. Взять, например, Китай, который уже много лет занимает первое место по объемам добычи драгоценного металла. У него в лучшие годы было около 500 тонн добычи, сейчас 350 тонн, но тем не менее на фоне такой добычи КНР ежегодно импортирует около 1 тыс. тонн этого металла. Россия два года экспортировала золото. Центральный банк РФ умудрился не закупить ни одного грамма драгметалла. То есть золото, которое должно было составлять костяк наших международных резервов, улетело туда, на острова Туманного Альбиона, и там, видимо, уже было разобрано, чтобы укреплять резервы наших геополитических противников.

Это выглядит очень неприятно, это выглядит как предательство.

Сейчас необходимо максимально использовать возможности по закупке золота. Да, у нас неплохие запасы – около 2,3 тыс. тонн. Но если сравнивать с запасами других стран, то мы не впереди планеты всей. Китай не раскрывал своей статистики золотых резервов, вернее, он говорил, что у него около 1,7-1,8 тыс. тонн. И эта цифра не меняется уже несколько лет. Но Китай просто скрывает накопления своих золотых резервов. Все эксперты на основе своих расчетов, и я такие расчеты тоже проводил, говорят, что у КНР на сегодняшний день накопления золота с учетом внутренней добычи и импорта превышают 30 тыс. тонн. Из них примерно половина находится в госсекторе. Вот как надо по-хозяйски решать вопрос. А Центральный банк фактически два года играл в поддавки.

– Обычно говорят, что ЦБ перед началом спецоперации “играл в поддавки” с резервами – вы говорите, что это было как минимум два года?

– Вчера вышел годовой отчет ЦБ, который лишний раз подтверждает мой тезис об игре в поддавки, в то время как надо было готовиться к санкционной войне. Вот цифры из последнего отчета: на 1 января 2022 года активы ЦБ составили 52,5 трлн рублей, из них средства на счетах в иностранных банках – 32,5 трлн рублей. Сюда же включены и ценные, казначейские бумаги. А если учесть, что есть требования к МВФ, это тоже часть международных резервов, больше 3 трлн, то получается, что в балансе ЦБ 60% активов – это международные резервы, которые сориентированы именно на те страны, валюты которых были эмитированы, а потом накоплены в этих самых резервах. Ну и в результате мы все это потеряли. Вот такая вот “подготовка”.

Можно сравнить также с цифрами предыдущего года, с показателями на 1 января 2020 года. В это время доля международных валютных резервов в “токсичных” валютах увеличилась, доля кредитов и депозитов в российской экономике, в ЦБ, уменьшилась. Доля ценных бумаг, эмитированных резидентами, тоже уменьшилась. И в общей сложности получается, что на внутренние активы Центрального банка составляют примерно 8%. То есть получается, что Банк России помогает не России, а экономикам других стран – Соединенным Штатам, Европейскому союзу, Японии, Великобритании.

А в годовом отчете Эльвира Набиуллина решила обратиться к читателям, и в этом своем обращении она говорит о том, что “все хорошо, прекрасная маркиза” – что мы управляли международными резервами с учетом финансовых и геополитических рисков. А о том, что исчезла половина активов ЦБ, она почему-то умолчала. Я не знаю, как может строить свою работу Центральный банк, если у него образовалась дыра в размере половины его активов. Соответственно, и убытки составляют примерно половину всех пассивов. Уму непостижимо, но никто в правительстве даже не затрагивает вопрос о том, как Банк России будет выстраивать свою работу в условиях этого коллапса.

– Может быть, делают ставку на рубль? Что сейчас происходит с нашей валютой? Он укрепляется долгое время, но как долго это будет продолжаться?

– Рубль укрепляется по той простой причине, что спроса на валюту нет, ЦБ ее не скупает. Я всегда говорил, что Центробанк искусственно занижает курс российского рубля, потому что он создает искусственный спрос на иностранную валюту. Второй источник искусственного спроса на иностранную валюту – это когда наши олигархи-клептоманы выводят этот гигантский валютный профицит в офшоры. Вот поэтому и поддерживался такой искусственно заниженный курс рубля и искусственно завышенный курс доллара и евро. Но сейчас уже этот механизм не работает.

Я думаю, такой заниженный курс рубля будет до тех пор, пока не произойдет резкое сокращение физических объемов экспорта энергоносителей. По всей видимости, Европейский союз где-то в течение двух лет сумеет перестроить свои энергопотребности, минимизировать закупки энергоносителей в России. В это же время произойдет некое снижение цен на энергоносители, ведь сегодня рекордные цены на природный газ и на нефть. Все это придет в первоначальное состояние, и тогда вот эта гигантская валютная река обмелеет и превратится в маленький ручеек. Когда точно это произойдет, трудно сказать, но возможно, уже и в следующем году. По крайней мере, такое же мнение высказали эксперты-аналитики “Голдман Сакс” и информационного агентства “Блумберг”.

– То есть у нас есть примерно год-два, чтобы подготовиться?

– Да, год или два. Если мы будем чесать репу, или, как говорил Сорос, будем продолжать плясать, когда музыка уже не играет, тогда мы точно окажемся в нокдауне.

– А как можно оценить выплату России по обязательствам в рублях, в эквиваленте $670 млн? При этом Антон Силуанов заявил, что если нам объявят дефолт, то пойдем в суд. Минфин тоже сыграл в поддавки и выбрал дефолт или правильно сделал?

– Минфин играл в поддавки постоянно. Идти во время санкционной войны в суд – просто полное безумие. Я раньше изучал работу международных судов – это всегда была игра в одни ворота, и я это называл “правовой империализм”. Силуанов или очень наивный человек, или он очень рассчитывает, что все вокруг идиоты, и суд может России помочь. Нет, это просто какое-то безумие.

Я приведу один пример того, как господин Силуанов подыгрывает хозяевам денег, в данном случае ФРС США. Многие годы в России сохранялся НДС на приобретение золота, причем НДС был в размере 20%. Сегодня в мире такого вообще нет. Он это объяснял тем, будто этот НДС необходим для пополнения российского бюджета. Только надо иметь в виду, что этот НДС практически заблокировал приобретение слитков золота гражданами. В сумме 3-4 тонны покупалось, и все. Вы сами понимаете, какие мизерные дозы налогов поступали в федеральный бюджет, но вот Силуанов каждый раз говорил о том, что мы не можем рисковать бюджетными доходами. Просто нет слов. А на самом деле и физические лица, и юридические лица ждали годами, когда, наконец, будет отменен НДС, и тут же моментально они свои долларовые накопления конвертировали бы в желтый металл. Но это произошло уже только после того, как началась санкционная война. И примеров такого подыгрывания господина Силуанова Западу я могу приводить очень много.

– То есть все-таки надо было тратить резервы?

– Несколько платежей по евробондам, эмитированных российским Минфином, были выплачены за счет замороженных резервов. Мы это знаем. После того, как американский Минфин объявил, что он прекращает действие этой схемы, госпожа Псаки, пресс-секретарь Белого Дома, сказала, что мы этой мерой либо принудим Россию объявить дефолт по своим суверенным обязательствам, либо мы заставим ее как раз расплачиваться той самой валютой, которую мы еще не успели заморозить, вот эти самые новые валютные поступления. То есть они планируют Россию зажать с одного и с другого конца.

С моей точки зрения, мы вообще не должны были даже обсуждать вопрос погашения своих обязательств по этим евробондам и вообще каким-либо другим бумагам и другим кредитам, потому что ведь замораживание активов Российской Федерации означает дефолт со стороны Запада. А с нашей стороны это воспринимается как форс-мажор. Это обстоятельство непреодолимой силы. Соответственно, как меня учили еще более полувека назад на факультете международных экономических отношений по специальности “Экономика внешней торговли”, выполнения обязательства по контракту приостанавливаются до окончания действия этого самого форс-мажора. А тут неожиданно объявили о том, что мы будем выполнять свои обязательства. С какой стати? Непонятно.

– Почему американский Минфин решил все-таки прекратить действие той схемы, которая, вроде бы, всех устраивала?

– По той простой причине, что они сейчас нанесут очень серьезный удар по России. Дело в том, что ведь у российский банковской системы очень большие зарубежные активы – примерно $200 млрд. Почти половина этих миллиардов – это активы в виде требований по выданным ссудам, займам и кредитам. Прежде всего, это те же самые евробонды, только эмитированные нерезидентами, которые скупили российские банки.

И вот накануне было объявлено о блокирующих санкциях в отношении российских банков. Одна из таких блокирующих санкций – это прекращение выплат по этим самым евробондам, которые купили российские банки накануне. Вот такая вот логика санкционной войны.

– И все-таки у граждан есть по старой памяти некая боязнь перед объявлением дефолта – если все-таки нам объявят дефолт, чем это чревато?

– Вы знаете, нам дефолтов уже столько объявили, одним больше, одним меньше, как говорится. Нам постоянно говорили, что мы дефолт имеем по тем или иным обязательствам. И что такого? Мы должны понять, что мы можем выстоять только в том случае, если мы – самодостаточная, независимая экономика. Мы должны вспомнить опыт советской индустриализации 1930-х годов. Ведь Россия в 1920-е годы находилась в сплошной блокаде: торговой, кредитной, золотой… Чтобы не зависеть от этих блокад и внешнего рынка, и началась индустриализация – нужна была самодостаточная экономика.

Индустриализация то ли прервалась, то ли была поставлена большая запятая в июне 1941 года. Но к этому времени мы уже успели решить основные задачи. По данным советской статистики, на экспорт шло не более 1% внутреннего производства, а за счет импорта покрывалось не более 0,4% всех внутренних потребностей. Страна практически была самодостаточна. Нам нужна такая же модель.

Неужели вы думаете, что Запад будет себя вести по-другому? Еще 30 лет назад я говорил о том, что Западу Россия нужна либо колонией, либо вообще никакой России. Сейчас, наконец, до многих доходит эта простая истина.

– Это вопрос, конечно, не в масштабов индустриализации, но сейчас возможно ли и нужно ли, например, снижать ключевую ставку? Недавно ее понизили на 3 процентных пункта – как это сказывается на рубле, и нужно ли принимать еще какие-то меры по укреплению рубля и экономики в целом?

– Необходима серьезнейшая реформа денежно-кредитной системы.

В рамках нынешней системы мы ничего не решим.

Я еще раз возвращаюсь к истории индустриализации. Она началась на стыке 1920-1930 годов. Понятно, что индустриализация предполагала совершенно другую модель экономики. До этого был НЭП – новая экономическая политика, аналог нынешнего рыночного либерализма. Большевики прекрасно понимали, что еще несколько лет такого НЭПовского либерализма, и России как суверенного государства не будет, а их власти придет конец. Поэтому они начали индустриализацию. Я к тому говорю, что, конечно, необходимо было реформировать денежно-кредитную систему. Банковская система эпохи НЭПа – это последняя тихая заводь НЭПа, там было около ста частных банков. Некоторые были государственные, некоторые были кооперативные, некоторые были со смешанной формой собственности. В результате этой денежно-кредитной реформы на выходе получилось примерно десять специализированных государственных банков.

На самом деле денежная эмиссия – это признак суверенитета. Денежная эмиссия должна находиться в руках государства. В результате денежно-кредитной реформы 1930-1932 годов была создана государственная банковская монополия. В банковском секторе было 10 специализированных государственных банков. Самый главный – Госбанк, который был эмиссионным центром. Был банк, который назывался “Промстройбанк”, был “Жилсоцбанк”, “Кооперативный банк”, “Внешторгбанк”. Последний, кстати, выполнял функции государственной валютной монополии. Но это отдельная тема большого разговора. У меня есть книга, которую я писал на эту тему: “Экономика Сталина”, где я как раз разбираю все эти реформы. В том числе и реформу денежно-кредитной системы.

Мне кажется, без такой реформы мы проиграем эту санкционную войну, а стало быть, говоря жестко, нас может просто и не стать.

– А с теми, кто сейчас находится у руля, этот переход, все эти меры возможны?

– Я думаю, что тут возможны всякие метаморфозы. Как-то я общался с Геннадием Зюгановым, и он так философски-задумчиво сказал: вот Ленин сидел в шалаше в Разливе в сентябре 1917 года и кому-то писал: “А доживем ли мы как партия до 1918 года…”. А 25 октября его партия стала уже правящей.

Юрий Александров.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question