Сегодня: 15.08.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Тяжелый выбор для Индии: мораторий на импорт алмазов?

23.04.2020

YKTIMES.RU – Стюарт Браун (Stuart Brown), бывший соуправляющий директор De Beers и нынешний генеральный директор канадской горнодобывающей компании Mountain Province Diamonds, выступил с удивительным заявлением в статье Financial Times, утверждая совершенно очевидное:

«Нам нужно, чтобы Индия открылась. Пока производство там не откроется, спроса на алмазное сырье не будет».

Об этом пишет Хаим Эвен-Зохар на портале idexonline.com.

Кажется, горняки вдруг осознали, что они нуждаются в Индии гораздо больше, чем Индия в них. Рудники глубоко в долгах. У Dominion Mining, которая также владеет частями канадских шахт Даявик (Diavik) и Экати (Ekati), понизился рейтинг Fitch до уровня Triple C, который является статусом мусорных акций. Petra Diamonds в Южной Африке свернула операции в этой стране с целью принудительной строгой изоляции, направленной на сдерживание распространения пандемии коронавируса. Компания глубоко в долгах. Мы могли бы расширить этот список – но это не цель данной статьи. Достаточно заметить, что из-за коронавируса некоторые шахты были переведены на уход и обслуживание. У многих из них чрезмерно большая доля заемных средств. Ряд производителей сырья может даже столкнуться с банкротством или закрытием, если Индия не откроется быстро.

А если она не откроется? Тогда производители сырья могут буквально подавиться своими алмазами. Но если говорить об этом, глядя на весь алмазопровод, то все же самое неудобное место находится в его средней части. У одной только Индии имеются запасы алмазного сырья на сумму от 1,5 до 2 миллиардов долларов. Добавьте к этому еще примерно 5 миллиардов долларов, и вы получите полную картину. И говорить, что банковский долг можно погасить за счет будущих доходов, значит верить в сказки – если, конечно, Индия не использует коронавирусный момент с тем, чтобы перехватить инициативу и стать тем игроком, меняющим правила игры, которого все ждали.

Правительство Индии может оказать огромную помощь отрасли, если после снятия строгой изоляции в связи с коронавирусом оно просто введет трехмесячный мораторий на импорт алмазного сырья. Вопрос о том, будет ли мораторий на два, три или четыре месяца, можно обсудить с отраслью. Это, безусловно, зависит от того, сколько времени понадобится алмазному рынку не только для стабилизации, но и для подъема.

Индийские банки буквально «махнули рукой» на алмазный сектор. Они уклоняются от финансирования алмазов с той же решимостью, с какой мы убегаем от коронавируса! Если сайтхолдеры останутся привержены ежемесячным набегам на De Beers, АЛРОСА и других производителей, давя друг друга в стремлении добыть сырье, они разрушат любые перспективы Индии по расчистке своих товарных запасов.

Основные производители алмазов, такие как Ботсвана, Россия, Канада и другие, в настоящее время сталкиваются с типичной дилеммой, похожей на нефтяную дилемму Саудовской Аравии: либо сократить добычу нефти, либо накапливать ее в хранилищах, либо столкнуться с риском свободного падения цен. Правда, всегда будут крупные индийские компании, которые с радостью примут алмазы с 30-50-процентной скидкой при условии, что смогут найти деньги. Но сегодня стало меньше добросовестных магнатов, которые могут играть в эту игру. Недобросовестные же игроки к настоящему времени в значительной степени самоустранились – вероятно, к большому сожалению некоторых производителей сырья.

Но если некоторые крупные конгломераты получают большие скидки на сырье, это не так уж много для индийской промышленности в целом. Чтобы вернуть доверие и уверенность со стороны своих банков, Индии нужно продавать в течение нескольких месяцев только из запасов. Это уменьшит банковские долги компаний, банкиров могут согреть новые мысли о том, что отрасль может работать с банками, да и общее состояние отрасли, безусловно, значительно улучшится. Бизнес становится более управляемым, когда можно соизмерять текущие закупки алмазного сырья с ожидаемым спросом на бриллианты.

Никакой эйфории по поводу быстрого восстановления!

Предполагая, что триллионы долларов во всем мире просто испарились, что десятки миллионов людей будут добавлены в ряды безработных и что зарплаты будут сокращаться повсюду, неизбежно, что избыточный чистый располагаемый доход потребителей получит серьезный удар. Кошелек на покупку предметов роскоши будет сжиматься. В некоторых местах он может даже исчезнуть. Ювелирные изделия с бриллиантами, безусловно, не будут товаром первой необходимости, который покупатели будут приобретать в эпоху после коронавируса.

Кроме того, производителям бриллиантов и торговцам бриллиантами также, возможно, придется конкурировать с ликвидационными продажами обанкротившихся розничных продавцов ювелирных изделий, в том числе некоторых розничных сетей. Стюарт Браун говорит о нужде производителей сырья в производителях бриллиантов. Даже после того, как коронавирус исчезнет, останутся только огранщики природного сырья, если им будет обеспечена производственная прибыль.

Как отрасль, так и производители сырья должны быть очень осторожны при интерпретации ценовой информации о случайных продажах. Некоторые говорят, что рынок «мертв». Я бы, скорее, охарактеризовал его как неликвидный (или «опустевший») рынок. Те, кому нужно продавать по тем или иным причинам (в основном, для сокращения долга), должны будут снизить цену. Однако тем, кто нуждается в определенных товарах на рынке без готовых их предложить продавцов, возможно, придется заплатить больше, чем они заплатили бы, если бы было много желающих покупателей и продавцов.

Таким образом, текущий спрэд между ценами продажи и покупки является значительным – и ни одна из этих цен точно не отражает цену, которая была бы достигнута на ликвидном рынке. Изощренные спекулянты могут найти возможности, но они также рискуют. Пока потребительские рынки не улучшатся, трейдеры будут в основном торговать между собой, и неопределенность будет преобладать.

В отсутствие желающих дать взаймы кредиторов среднего звена алмазопровода производители сырья могут не иметь выбора и начать вести себя не иначе, как любой другой игрок алмазопровода, и предоставлять кредиты поставщика. Это сделает алмазопровод более здоровым местом для всех. Если производитель сырья предоставляет кредит, он должен дважды или даже трижды проверить финансовую устойчивость своих клиентов.

Производителям нужно будет смягчить риски кредитования. Это почти то же самое, что вернуться в «старые времена», когда знали, что сайтхолдеры – это солидные, заслуживающие доверия и надежные компании. Это исчезло, когда производители сырья изменили систему и практически продавали почти любому, кто может предъявить деньги. Когда впоследствии несколько сайтхолдеров объявили о банкротстве или столкнулись с проблемами с законом, производители сырья не понесли убытков. Мне на самом деле нравится идея о том, что горнодобывающие компании должны помогать своим клиентам разделить финансовое бремя – как и любой другой участник алмазопровода. Они, несомненно, имеют больший доступ к источникам финансирования, чем их клиенты.

Восстановление стабильности цен

Да. За последние несколько лет мы научились жить в условиях определенной волатильности цен в приемлемых диапазонах. Но никто из нас не может пережить затяжную нисходящую кривую цен или, не дай Бог, их свободное падение. В отличие от коронавируса, «выравнивание кривой» этого не сделает!

Помимо всего прочего, отрасль нуждается в некоторой мере стабильности цен и для того, чтобы обладать результирующей ценовой определенностью или предсказуемостью. Если некоторые состоятельные индийцы в Бельгии обойдут мораторий на импорт индийского сырья (если будет мораторий) и преуспеют в покупке алмазов с большими скидками за пределами Индии, это вполне нормально, если они борются за сохранение цен на бриллианты и не используют свою силу с тем, чтобы монополизировать рынок бриллиантов по еще более сниженным ценам. В конце концов, каждому игроку в алмазопроводе нужна стабильность в ценах на бриллианты.

Но стабильность цен на сырье не менее важна. Стабильность в сочетании с прибылью. Одно не должно обходиться без другого! Существует много банкротств, которые подтверждают это. Индия должна использовать свою рыночную власть, чтобы попытаться обуздать жадность производителей сырья, в которой некоторые игроки постоянно пытаются превзойти других … Жадный, жаднее, наижаднейший! Производители будут протестовать, говоря, что они работают на конкурентном рынке. Эта не так. Перестав быть картелем, сторона предложения теперь представляет собой олигополистический рынок, характеризующийся небольшим количеством продавцов, что дает сотням потенциальных покупателей малый выбор. Но, как ни странно, сейчас все меняется.

Фактор синтетики

Производители алмазного сырья должны знать, так, как это прекрасно знает сама De Beers, что у каждого производителя бриллиантов в Сурате, большого или малого, есть альтернативы – альтернативы, которых несколько лет назад не было. Они могут покупать, производить и продавать синтетику. Преимущество синтетических материалов заключается не только в их более низкой цене, но и в том, что риск не получить достаточной прибыли от полученной в результате готовой продукции кажется значительно меньшим, чем при работе с природным алмазным сырьем. Это действительно становится порочным кругом, потому что это возвращает нас к добытчикам природных алмазов. Они должны восстановить прибыльность центра производства бриллиантов, если хотят иметь реальную возможность улучшить свое собственное трудное финансовое положение. Горнякам не поможет, если огранщики вернутся в Сурат только для того, чтобы производить синтетику.

Стюарт Браун абсолютно прав. Им нужны индийские огранщики, и, к сожалению для горняков, альтернативы, кроме Индии, нет.

За эти годы индийская промышленность принесла производителям сырья огромное богатство. Говоря даже только о прошлом веке, следует отметить, что индийцы продемонстрировали свое умение превращать практически бесполезные технические алмазы в так называемую категорию почти драгоценных камней, которая со временем принесла производителям алмазов десятки миллиардов прибыли. Миллиарды, которые они никогда не мечтали получить за продукт, спрос на который сокращался. Теперь обстоятельства изменились. Кончина сектора добычи природных алмазов далеко не близка. С десяток или около того рудников будут эксплуатироваться 30-40 лет спустя и далее. Но это не должно восприниматься как должное – прежде всего производителями сырья и поисковиками. Это, однако, в значительной степени зависит от них самих.

У De Beers уже есть своя компания Lightbox. Теперь это их шанс сделать так, чтобы сияли и их боксы с природными камнями. Саудовская Аравия сама себе навредила в истории с ценами на нефть. Пусть это не станет будущим для производителей алмазов.

Источник: Rough&Polished.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question