Сегодня: 13.11.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

УЗГА разработает новый самолет для отдаленных территорий

19.10.2019

YKTIMES.RU – Минпромторг России заключил контракт с ООО «Байкал-Инжиниринг» на разработку нового легкого многоцелевого самолета для местных воздушных линий на замену Ан-2. Сумма контракта не разглашается, но предложенная фирмой стоимость проекта составила 1,25 млрд рублей. Компания является на 100% «дочкой» Уральского завода гражданской авиации (УЗГА), расположенного в Екатеринбурге, — второго участника конкурса на разработку этого самолета. Эксперт в сфере авиации при этом считает проект разработки нового самолета социальной нагрузкой: по его мнению, он не нужен на рынке и на всех этапах будет полностью оплачен из бюджета РФ, пишет Znak.com.

УЗГА или «дочка» УЗГА

Результаты конкурса Минпромторга были подведены 26 сентября. Два участника — ООО «Байкал-Инжиниринг» (принадлежит УЗГА) и АО «Уральский завод гражданской авиации» (принадлежит «Ростеху») — предложили одну сумму контракта — 1,25 млрд рублей. Договор был подписан с «Байкал-Инжиниринг», но детали соглашения неизвестны. В Минпромторге отказываются рассказывать подробности о проекте. Согласно документам, опубликованным на сайте госзакупок, к декабрю 2020 года победитель конкурса должен изготовить техническую документацию и опытный образец самолета, превосходящего по характеристикам советский Ан-2, который производился с 1947 по 1992 год.

Отметим, что контракт был подписан со второго раза. 12 сентября Минпромторг РФ уже определял победителем конкурса «Уральский завод гражданской авиации», но результаты были отменены, а конкурс проведен снова. Причины этого решения неизвестны. Znak.com направил запрос на предприятие.

Как говорит эксперт по госзакупкам организации «Трансперенси Интернешнл — Россия» Екатерина Петрова, участие двух аффилированных структур в одном конкурсе само по себе не является нарушением закона о защите конкуренции, так как сговором признаются соглашения группой лиц, не являющихся аффилированными друг другу.

«Учитывая, что закупка была проведена в форме конкурса, оценивались заявки не только по цене. Цена контракта имела там наименьшее значение — 20%. Кроме цены контракта, были другие критерии оценки — квалификация сотрудников, мощности и опыт. У „Байкала“ по всем нестоимостным критериям был присвоен высший балл, видимо они предоставили большее количество документов. Соответственно, у УЗГА баллы по этим критериям были меньше. Поэтому даже при одинаковой цене победил „Байкал“», — говорит Петрова.

Метания Минпромторга РФ

Это не первый конкурс по созданию легкого самолета для местных авиалиний. Как рассказывает портал «Авиация России», впервые версию самолета на замену Ан-2 представили на выставке МАКС в 2017 году — ее разработал Сибирский научно-исследовательский институт авиации им. С. А. Чаплыгина (СибНИА), один из крупнейших в России авиационных испытательных центров. Самолет ТВС-2ДТ («Байкал») должен был быть бипланом на девять пассажиров, его серийное производство планировалось отдать Улан-Удэнскому авиазаводу (входит в холдинг «Вертолеты России»). В СМИ было озвучено, что конструкторская документация самолета уже передана в производство, а первые опытные образцы должны начать делать в 2020 году. Научный руководитель СибНИА Алексей Серьезнов говорил, что на 200 самолетов уже поступил заказ из Якутии.

Однако весной 2019 года Минпромторг РФ объявил новый конкурс на разработку легкого многоцелевого самолета для местных воздушных линий (шифр «Байкал ТП-ЭП»). Конкурс выиграло АО «Камов», Улан-Удэнский авиационный завод, УЗГА и ООО «Байкал-Инжиниринг» были его участниками. Победитель должен был заново сформировать облик самолета и основные характеристики. «Зачем понадобилось заново разрабатывать техническое задание и облик самолета, проект которого уже передан на авиазавод для запуска в серию, не только не объяснялось, а даже не упоминалось, что наводило на мысль о полном отказе от ТВС-2ДТС», — пишет «Авиация России». Официально в Минпромторге по-прежнему ничего не комментировали.

Как пишут «Ведомости» со ссылкой на председателя совета директоров авиакомпании S7 Group Владислава Филева, в августе Минпромторг объявил, что самолета «Байкал» не будет, а вместо него будет разрабатываться алюминиевый моноплан. О причинах Минпромторг не рассказывал, говорит Филев.

Конкурс был объявлен в августе 2019 года, именно его выиграло ООО «Байкал-Инжиниринг».

Как говорит источник «Ведомостей», еще до объявления результатов было известно, что проект получит УЗГА. Ранее главный конструктор УЗГА по самолетостроению Вадим Демин рассказывал, что у завода есть наработки по девятиместному моноплану, взлетная масса которого в полтора раза меньше, чем у «Байкала».

Исполнительный директор агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев рассказал Znak.com, что у группы «Ростех» в целом и у принадлежащего ей УЗГА в частности «давно и глубоко проработала эта тема».

«В целом складывается ситуация, когда УЗГА может стать неким единым центром компетенций по проектированию, производству региональных самолетов умеренной вместимости. Очевидно, что в этой ситуации у них позиции уже достаточно весомые, с одной стороны, именно за счет имеющихся наработок. С другой стороны, у меня складывается ощущение, что Минпромторг благоволит именно этому игроку, в то время как в отношении прочих проектов СибНИА есть определенные предубеждения, в Минпромторге есть огромное количество противников именно этого проекта», — говорит эксперт.

«Есть определенный конфликт интересов»

Олег Пантелеев называет несколько причин, по которым Минпромторг мог отказаться от модернизированного Ан-2 в пользу нового самолета УЗГА. В первую очередь это отчет МАК по расследованию причин катастрофы, которая была с самолетом ТВС-2МС (тот самый модернизированный Ан-2).

«Там МАК указывает на ряд технических проблем, характерных для этого самолета. С другой стороны, наверное не совсем корректно транслировать претензии, которые были высказаны в адрес ТВС-2МС и в адрес того самолета, который в итоге был создан СибНИА (речь идет о ТВС-2ДТС. — Прим. Znak.сom)», — говорит эксперт.

Второй важный, по его мнению, момент — одномоторные самолеты СибНИА более экономически привлекательны с точки зрения себестоимости пассажирокилометра. Но двухмоторные самолеты, которыми занимается УЗГА, более безопасны для эксплуатации в условиях Крайнего Севера, Дальнего Востока и Сибири, для которых они, собственно, и разрабатываются.

«Есть определенный конфликт интересов. Концептуально однодвигательный самолет на базе Ан-2 может решить большое количество проблем, связанных с обеспечением транспортной доступности ряда регионов, но с оговорками, что отказ одного единственного двигателя может создать серьезные проблемы с точки зрения безопасности», — говорит эксперт.

Впрочем, по мнению Олега Пантелеева, нет ничего удивительного в том, что в конкурсе на разработку самолета принимали участие только две компании, связанные друг с другом. Причина в том, что мировой рынок разработчиков воздушных судов умеренной вместимости в целом очень небольшой.

«Количество новых проектов в этой сфере исчисляется одним в десятилетие во всем мире, максимум двумя. Поэтому большой конкуренции вообще в мире нет, ничего удивительного, что на конкурс заявляется небольшое количество компаний. Все равно устанавливаются строгие требования. У нас могли бы выйти на этот конкурс самодельщики, но одно дело, когда на конкурсе выступает самодельщик, за которым никого нет, и другое дело — когда структура, входящая в „Ростех“», — считает представитель «Авиапорта».

Узость рынка также увеличивает риски, что новый проект создавать дольше, дороже и тяжелее, так как в мире мало экспертов, которые понимают в этой сфере. Более того, говорит Пантелеев, в таком самолете в данный момент вообще нет рыночной потребности, поэтому нагрузка по реализации этого проекта полностью ляжет на бюджет России.

«Если мы посмотрим саму рыночную потребность — хорошо если это будет десяток-другой самолетов. Скорее всего, вовсе ноль. Причина в том, что рынка, на котором могли бы быть востребованы такие летательные аппараты, не существует.

Перевозки пассажиров на местных линиях в подавляющем большинстве случаев убыточны и зависят от субсидирования на уровне регионов или Федерации. В целом этот проект выглядит как сплошные субсидии на разработку, на освоение производства, на собственно производство, на покупку в лизинг самолетов авиакомпаниями и, в конце концов, на эксплуатацию. Исправить эту ситуацию теоретически было бы возможно, если бы самолет имел высокие перспективы на мировом рынке. Но даже если отбросить тезис, что отношение к российской продукции может быть подпорчено санкциями и так далее, во всем мире самолетов такой размерности разрабатывается и производится мало. Сегмент во всем мире по большому счету умирает», — говорит Пантелеев, который называет маломестные самолеты «летающими внедорожниками».

По его словам, такие самолеты актуальны для территорий с низкой плотностью населения, удаленными друг от друга населенными пунктами и невозможностью создания наземной инфраструктуры передвижения. В России такие места есть как раз на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири, на Крайнем Севере. Кроме того, такие территории есть в Канаде, на Аляске, но из-за тенденции на урбанизацию рынка самолетов до 19 мест «почти нет», говорит эксперт.

Ольга Балюк.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question