Сегодня: 09.04.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Закончив с Конституцией, власть попытается обнулить социальные обязательства

15.02.2020

YKTIMES.RU – Цены на нефть вошли в крутое пике. 10 февраля рублевая цена российский нефти Urals впервые за два года опустилась ниже уровня 3,4 тыс. рублей за баррель. По итогам торгов понедельника нефть потеряла 1,7% – и это устойчивый тренд. Почти непрерывное падение цен на нефть продолжается четвертую неделю подряд, и за это время она подешевела почти на 20%, пишет “Свободная Пресса“.

По данным агентства Reuters, уверенное снижение цен продолжается с 6 января. Обвал связан с опасениями инвесторов относительно влияния коронавируса на потребление топлива в Китае, который является крупнейшим импортером нефти в мире. По сообщению Bloomberg, объем нефтепереработки на китайских НПЗ снизился на 15% по сравнению с периодом до вспышки вируса.

Снижению цен также способствует перепроизводство нефти и теплая погода в ключевых регионах-потребителях.

Для России такая ситуация выходит боком. Обвал рублевых цен на нефть негативно отражается на доходах бюджета РФ, значительную долю которого формируют нефтегазовые поступления. По оценкам аналитиков, текущая рублевая цена барреля уже на 9,2% ниже параметров, заложенных в бюджет (3756 руб.)

Правда, в бюджете заложена среднегодовая цена, так что нынешнее снижение пока не выглядит критическим. Средний показатель с начала года держится на отметке $ 61 за баррель, или 3,78 тыс. рублей за баррель. И чисто теоретически, если цены опять пойдут вверх, текущее снижение может быть компенсировано.

Проблема в одном: нет никаких фундаментальных оснований для такого ценового разворота. Судите сами: США, Китай, Еврозона и Япония вместе дают 53% мирового спроса на нефть, и сейчас по всем этим четырем направлениям наблюдается торможение. В Америке в 2018 году рост составлял 2,9% ВВП, в 2019-м — всего 2,3%. Еврозона, дай бог, выйдет на 1,5% ВВП в текущем году. Япония по итогам четвертого квартала 2019 года показывает спад промышленного производства на 4%.

Про Китай и говорить нечего. 3 февраля китайские фондовые площадки обрушились на 8% – инвесторы выходят из рискованных активов, и предпочитают работать либо с золотом, либо с казначейскими облигациями США. Сейчас в среднем падение Китая по первому кварталу оценивается в 1,2−1,4% ВВП. При этом в самой Поднебесной не исключают, что ВВП Китая по первому кварталу окажется ниже 5%.

По мнению Moody’s, если случится пандемия, последствия для мировой экономики будут сопоставимы с кризисом 2008−2009 годов. Тогда, напомним, глобальный ВВП опустился на 0,6%.

Все сказанное позволяет предположить, что цены на нефть могут упасть. Причем на некоторое время — до очень низких уровней. Например, до $ 30 за баррель.

Для рубля такая перспектива не сулит ничего хорошего. С точки зрения правительства, даже нынешней курс некомфортен для бюджета — в соотношении с ценами на нефть. Если же нефть обвалится до $ 30 за баррель, поддерживать курс даже на отметке 70 рублей за доллар станет проблематично.

И большой вопрос, будет ли в таком случае правительство Михаила Мишустина идти против течения — удерживать рубль, тратя золотовалютные резервы. Особенно если проблема транзита власти Владимира Путина будет к тому моменту решена, и ничто не будет мешать кабмину заняться девальвацией.

— Повышения цены на нефть ждать бессмысленно, удержать ее на уровне $ 60 за баррель — мечта главных экспортеров, — отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Цена на нефть просто не может противоречить объективной реальности в мировой экономике. Снижающиеся показатели спроса, и отрицательная ситуация на финансовых рынках будут толкать цены вниз, даже если к ОПЕК+ присоединятся производители сланцевой нефти.

Потенциала для роста нефти действительно нет. Это стало заметно еще в сентябре 2019 года, когда произошла атака на НПЗ в Саудовской Аравии. Многие тогда прогнозировали, что ЧП чуть ли не парализует саудовскую экономику, и приведет к перебоям в поставках нефти в мире. Но в итоге оказалось, что ничего не парализовано, а об атаке все благополучно забыли. Цены на нефть при этом не пошли вверх — лишь удерживались на уровне $ 60+ за баррель.

Никак не отразилось на нефти и обострение ситуации вокруг Ирана. Примерно неделю мир ждал чуть ли не Третьей мировой, которую развяжут США на Ближнем Востоке. Но потом и про Третью мировую все забыли, а цена на нефть среагировала на ситуацию длишь кратковременно, причем даже слабее, чем на разгром саудовских заводов.

А дальше из Китая пришел вирус, который, на мой взгляд, используется сейчас для маскировки общего падения мировой экономики. И нефть, как видим, дешевеет.

«СП»: — Как долго продлится это снижение?

— Есть важный момент: темпы прироста спроса на нефть снижаются уже давно, но сейчас речь идет уже об абсолютных цифрах. Не факт, что в 2020 году спрос в этих абсолютных цифрах вообще увеличится — впервые за историю наблюдений. Замечу, Римский клуб как раз предупреждал, что пик спроса на нефть придется на 2020 год, тогда как другие аналитики сдвигали его на 2030-е или даже 2040-е годы.

Возможно, мы находимся накануне важного перелома в мировой экономике. С одной стороны, технологические тренды, а главное, ограничение роста развивающихся рынков налицо. С другой, предложение нефти сегодня просто огромное.

Прежде всего, поднялись сланцевые проекты, и Северная Америка стала фактически экспортером нефти. При этом с рынка вытолканы Ливия, Венесуэла, Иран и частично Ирак — все это крупнейшие производители с огромными запасами.

И надо понимать: эти страны не могут просто взять и умереть с голоду. Да, сейчас Ливия полностью прекратила отгрузку, но это временное явление. По любому, ливийские группировки договорятся между собой без всякой Женевы — чтобы выжить, иначе они все перемрут. Ясно, в конце концов эти группировки начнут поставлять нефть, несмотря ни на что.

То же касается Иракского Курдистана. Там даже неконтролируемые группировки очень внимательно относятся к вывозу нефти и работе энергетического сектора. Война войной, а денежки им нужны по расписанию — они не хотят быть лузерами.

Повторюсь, навес предложения колоссален, и это неминуемо будет проявляться, и никакой ОПЕК не сможет этому противостоять.

Что же до снижения спроса на развивающихся рынках — оно наблюдается не только в Китае, но и в Индии, просто об этом сейчас мало говорят. При этом в Китае и Индии активно прорабатываются меры по ограничению потребления энергоносителей. На деле, обе страны могут далеко пойти по пути административных и налоговых мер, с целью уменьшить зависимость от импорта нефти.

Все вместе это говорит об одном: $ 60 за баррель на сегодняшний день — это подарок судьбы. И такой цены, скорее всего, в ближайшее время уже не будет. На мой взгляд, сейчас в мире все готово для серьезного обвала нефтяных цен.

«СП»: — Какими будут последствия этого обвала?

— Обвал на рынке нефти — наименее болезненный из возможных обвалов. Он будет ударом только для Саудовской Аравии, там действительно возникнут проблемы с бюджетом, — но это мало кого интересует. Напротив, для Америки проблем вообще не возникнет. Более того, в предвыборный период для Дональда Трампа нефтяной обвал может быть просто подарком. Да, в США пострадает сланцевый сектор — но его поддержит государство дешевыми кредитами.

«СП»: — Что в таких условиях будет делать российский кабмин?

— Сейчас правительство РФ поддерживает даже более крепкий курс рубля, чем это вытекает из параметров, которые курс определяют. Но это можно делать временно, когда понятно, что нефть вскоре отскочит обратно — именно для этого, для нивелирования скачков нефти, принято бюджетное правило.

Но, во-первых, это нельзя делать долго. Во-вторых, держать курс рубля можно до определенного уровня падения нефтяных цен — и не ниже.

Если нефть упадет до $ 30 за баррель, бюджет будет получать 2000 рублей вместо нынешних 3600 рублей с каждой бочки нефти. Это слишком напряженный режим для бюджета, в котором придется тратить слишком много резервов. Хотя бы потому, что скупка долларов в такой ситуации достигнет неимоверных масштабов.

Замечу, сейчас цена отсечения по бюджетному правилу составляет около $ 42,5−43. Но это — официально, в действительности значительно больше. Уже в прошлые годы правительство «ужучивало» несколько миллиардов долларов в свой резервный фонд, плюс негласно пользовалось остатками в казначействе (деньги от продажи нефти зачисляются в резервные фонды в конце года, а до того момента накапливаются на банковских счетах). Можно сказать, кабмин «заныкивал» какую-то часть денег от нефти, и эта часть шла на оперативное затыкание дыр. Но сейчас ситуация изменилась — эти «лишние» деньги правительству придется потратить на исполнение обещаний президента Путина.

На мой взгляд, уже сейчас цена балансировки бюджета приближается к $ 50 за баррель. Поэтому, если нефть упадет даже до этой отметки, российский бюджет будет чувствовать себя весьма напряженно.

Конечно, сейчас, когда Кремль затеял конституционную реформу, власть заинтересована в финансовой стабильности, чтобы провести всенародное голосование в спокойной обстановке. Возможно, и спешка с правкой Основного закона вызвана пониманием, что негативные экономические процессы близки и неизбежны.

Так или нет, пока идет транзит власти, Кремль будет пытаться минимизировать и колебания курса рубля, и удары по социально-незащищенным слоям. Но если кризис в экономике грянет уже после транзита — у Кремля будут развязаны руки. Возможно, власть тогда объявит форс-мажор по всем социальным обязательствам, а не только по пенсионным.

По сути, вне нынешних ограничителей правительство может пойти на что угодно. Я считаю, в этом случае можно ждать самых радикальных решений, в духе шоковой терапии.

Андрей Полунин.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question