Сегодня: 15.12.17 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Дальневосточные метания

28.07.2017

Нифонтова фото Взгляд

Сделать Дальний Восток притягательным, развитым и современным – такой приоритет определил президент страны Владимир Путин три года назад. С тех пор началось. ТОСЭРы, свободный порт Владивосток, дальневосточный гектар, закон об электроэнергетике. Вот на примере последнего мы и рассмотрим, как обстоят дела с реализацией поставленной главой государства задачи. 

Взять и на всех поделить

В принципе, понять наших чиновников можно. Действительно, не будешь развивать территорию, рано или поздно ее освоят более предприимчивые товарищи. Как говорится, китайцы не дремлют.

Но и денег на то, чтобы сделать Дальний Восток процветающим, в российской казне вроде бы нет. И даже желающих нет. Так как же сделать так, чтобы на Дальнем Востоке было «все, как у людей»? Вот отсюда и пошли разные задумки.

Одной из таких явилось желание дать возможность развиваться промышленности. А для этого – снизить энерготарифы, уровень которых в пяти субъектах дальневосточного макрорегиона значительно выше, чем в остальной России.

В принципе, цифры известны, но можно озвучить их еще раз.

«Долго на таком перекрестном субсидировании, когда энерготарифы на Дальнем Востоке снижаются за счет центральной части страны, мы не протянем»

Это Камчатский край, где стоимость электроэнергии превышает среднероссийский уровень на 2,28 рубля, Магаданская область – на 2,35 рубля, Республика Саха (Якутия) – на 2 рубля, Сахалинская область и Чукотка – на 9 рублей. В остальных регионах Дальнего Востока тариф такой же, как и в среднем по России.

Понятно, что при такой разнице обеспечить конкуренцию с Центральной частью России и Уралом, а тем более со странами Азиатско-Тихоокеанского региона Дальний Восток не в состоянии.

Поэтому по решению главы государства был придуман план – повысить тарифы на электроэнергию в центральной части страны и отправить высвободившиеся средства на Дальний Восток.

В декабре прошлого года соответствующие поправки были внесены в федеральный закон «Об электроэнергетике». А именно – в нем было установлено, что для производителей электрической энергии будет установлена специальная надбавка, за счет которой, собственно, и должно произойти «достижение на территориях Дальневосточного федерального округа планируемых базовых уровней тарифов».

Правда, как ранее было заявлено, с 1 января 2017 года действовать закон не начал – так как никто не подумал, каким образом деньги будут собираться и распределяться. Поэтому сенатор-дальневосточник Вячеслав Штыров такой механизм разработал и в виде поправок уточняющего характера к уже принятому закону. Однако далеко не все парламентарии выступили за его принятие.

Почему мы должны платить за Дальний Восток?

Сахаэнерго фото ЯСИАКогда началось обсуждение механизма реализации уже обсужденного и принятого закона, со стороны части депутатов Госдумы возникло сопротивление. Как будто ранее они не вникли в саму суть схемы снижения энерготарифов на Дальнем Востоке.

Например, Олег Нилов спросил, что, мол, вы говорите, что средств из бюджета не потребуется, но «откуда всё-таки появятся эти значительные суммы, за чей счёт такое благое деяние?». Примерно такой же вопрос задал депутат Андрей Альшевских.

Их коллега Алексей Куринный констатировал: «Сегодня, повышая конкурентоспособность промышленности Дальнего Востока, мы снижаем конкурентоспособность промышленности европейской территории России и Урала».

А Николай Коломейцев выступил с заявлением о том, что этот закон Дальнему Востоку не поможет, потому что сама идеология неправильная: «Если мы хотим возрождаться, то должны понять, что никакая модернизация без необходимых энергомощностей невозможна».

Но законопроект все-таки прошел.

Да и как могло быть по-другому, ведь как правильно напомнил председатель Госдумы Вячеслав Володин, раз уже был принят сам закон о схеме снижения тарифов на Дальнем Востоке, то и этот законопроект, уточняющий его, тоже должен быть принят. Все логично.

Но ведь суть дела от этого не меняется.

Выступления депутатов, которые высказались против принятия этого закона, вполне объяснимы. Завтра им ехать в свои избирательные округа и отчитываться перед ними. Рано или поздно в той самой Центральной части и на Урале возникнет вопрос – почему именно они должны платить за Дальний Восток?

А может, все-таки посмотрим комплексно?

Спустя некоторое время после принятия закона в Совете Федерации прошло совещание с представителями Минвостокразвития и Минэнерго РФ. Обсуждался следующий этап внедрения реформы, если ее так можно назвать.

В частности, прозвучало, что послабление в тарифах на электроэнергию получат не только промышленные предприятия, но и бюджетная сфера. Об этом рассказал первый заместитель министра РФ по развитию Дальнего Востока Александр Осипов. Он также пояснил, что у регионов будет возможность самим определить, кому и насколько будет снижен тариф.

А поскольку бюджеты регионов до настоящего времени так или иначе участвовали в субсидировании тарифов на электроэнергию в бюджетных учреждениях, то после введения новшества образуются свободные деньги и «регионы смогут самостоятельно направить их на различные цели». Кстати говоря, предварительно речь идет о сумме до 5,7 млрд. рублей в 2017 году.

И это все хорошо и верно. Но, как правильно заметили сенаторы от Дальневосточного федерального округа, разве приведут все эти действия к тому, что люди перестанут уезжать с Дальнего Востока?

«Не закрепим мы на месте там людей, пока не будет достойной зарплаты», – сказал сенатор Борис Невзоров. Его поддержала коллега Светлана Горячева и напомнила, что не так давно в стенах Совета Федерации был разработан комплексный закон «Об особых условиях ускоренного развития Дальнего Востока и Байкальского региона», где, собственно говоря, было расписано все от и до.

И все меры, которые принимает сейчас Правительство РФ – и ТОСЭРы, и свободные порты, и бесплатная раздача земель, и энерготарифы, и в том числе налоговые послабления для туристских зон, закон о которых на днях подписал президент Владимир Путин, и многое другое – все это из того самого общего закона.

Как будто посмотрели его, надергали разных наименее затратных частей и начали внедрять. Но дадут ли все эти разрозненные куски результат, сложатся ли в одну картину? И перестанут ли жители дальневосточного макрорегиона покидать обжитые места?

Но этот вопрос с сенатским законопроектом как-то затерялся и все перешли к обсуждению, надо ли сравнивать наши энерготарифы с китайскими.

Представители Минэнерго говорили, что, в общем-то, и не надо. Сенаторы возражали, мол, как так, если ДВФО ориентирован на Азиатско-Тихоокеанский рынок и вообще почему-то Россия электроэнергию в Китай продает по более дешевым тарифам, чем на внутреннем рынке.

Что очень странно и нелогично.

Но так или иначе очевидно, что долго на таком перекрестном субсидировании, когда энерготарифы на Дальнем Востоке снижаются за счет центральной части страны, мы не протянем. Потому что ситуация в центре тоже не очень хорошая.

И, как видно из обсуждения закона в Госдуме, рано или поздно начнутся справедливые вопросы. Значит, надо комплексно подходить к решению вопросов электроэнергетики на Дальнем Востоке.

Развивать сетевое энергохозяйство, объединять изолированные энергосистемы, возводить новые энергетические объекты, тогда за счет использования дешевой гидроэлектроэнергии, хороших генерирующих источников появится возможность снизить тарифы естественным путем.

Ждать ли необходимого эффекта?

арктика фото stfond.ru…Закон об электроэнергетике по снижению тарифов на Дальнем Востоке будет действовать с 2017 по 2020 год. Однако судя по тому, как развиваются события, до промышленных предприятий и бюджетной сферы деньги дойдут не скоро. А там, глядишь, и срок действия закона закончится.

Но даже если какое-то временное послабление будет, приведет ли это к тому эффекту, которого все ждут – к тому, чтобы люди не просто не уезжали, а наоборот, приезжали на Дальний Восток?

Почему-то думается, что ни к чему это не приведет.

Простой пример.

Пока писался этот материал, раздался звонок от знакомого. Молодой человек, с техническим образованием, внедряющий на производстве свои собственные наработки, родился и вырос в городе Нерюнгри Республики Саха (Якутия). Там же отучился, женился и успешно работал. Но заболел ребенок и местная медицина не смогла обеспечить ему хороший уровень лечения и реабилитации. И все. Семья уехала в Московскую область.

Этот пример наглядно показывает, что к Дальнему Востоку нельзя подходить точечно. Это как раз тот случай, когда делать надо все и сразу. И промышленность развивать, и предпринимательство, и социальную сферу. И да, как это ни банально, платить хорошую заработную плату.

В противном случае получится просто трата денег без результата. Или даже так: результат будет, но только в виде общих сумм инвестиций и цифр на бумаге.

Но, к большому сожалению, вместо того, чтобы принять один, но комплексный закон по Дальнему Востоку, не пожалеть денег, которых в стране в действительности есть, и увидеть реальный результат, пусть в отдаленном будущем, наши чиновники заняты совершенно другим.

У них горизонт планирования, судя по всему рассчитан на год, или даже несколько месяцев. Им нужно показать максимально быстрый результат, чтобы его тут же увидели и положительно оценили.

И не их это вина, между прочим. Вся страна живет по такому принципу.

Создается впечатление, что у тех, кто принимает решения, нет четкого понимания, что с Дальним Востоком делать. Да и не только с ним. Отсюда мельтешение, метания, непонятные решения, странные траты бюджетных денег, и общее очень туманное будущее.

А тем временем людей на Дальнем Востоке остается все меньше.

Маргарита Нифонтова.

Источник: Деловая газета “Взгляд“.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question