Сегодня: 19.06.18 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

«Акции АЛРОСА ни в каком виде менеджменту передаваться не будут»

1.06.2018

Филипповский фото АЛРОСА

Сегодня в СМИ было опубликовано интервью финансового директора АЛРОСА Алексея Филипповского, где он раскрыл некоторые детали опционной программы поощрения топ-менеджеров компании и ответил на ряд вопросов, поднятых в нашей статье “Доходы акционеров АЛРОСА уменьшают ударными темпами“.

Напомним, в ней мы рассказывали об этой новой программе поощрения управленцев АЛРОСА высшего звена. На выполнение этой еще даже не принятой программы кампания уже истратила 10 млрд.руб и останавливаться на достигнутом не собирается. Между прочим, эта сумма превышает размер дивидендов которые планирует получить от АЛРОСА Республика Саха (Якутия) по итогам работы компании за 2017 год. Как вы хорошо помните, именно в этом году произошла страшная авария на руднике “Мир” в котором погибло 8 горняков, а компания практически утратила рудник с запасами на десятки миллиардов долларов.

Безусловно, было бы логичнее, если бы Алексей Филипповский ответил напрямую нашему сайту, но не будем придираться. Лучше посмотрим, что сказал топ-менеджер АЛРОСА.

О том, как будет работать программа и почему доход менеджеров по ней может быть ниже дивидендных выплат вице-президент по экономике и финансам АЛРОСА Алексей Филипповский рассказал “Коммерсанту“.

— Кто инициировал опционную программу АЛРОСА?

— Изначально приказ о ее разработке и реализации подписал еще в июне 2015 года президент компании Андрей Жарков (ушел в 2017 году.— “Ъ”), тогда же открытый конкурс на разработку программы выиграло АО «ВТБ Капитал Управление активами». Насколько я знаю, изначально инициатива исходила от наших миноритариев, которые чувствовали дискомфорт от того, что формально руководители такой крупной публичной компании, как АЛРОСА, мотивированы только на выполнение краткосрочных годовых показателей.

— Каким будет ориентировочный размер программы и как она будет работать?

— На сегодня АЛРОСА купила чуть более 1,5% своих акций, и этот объем может незначительно увеличиться. Общий размер определит набсовет, и он будет сопоставим с практиками других компаний с контролирующей долей государства. Важно понимать, что эти акции на всех этапах программы будут оставаться в собственности компании и ни в каком виде менеджменту передаваться не будут.

Если в течение срока реализации программы бумаги принесут акционерам какой-либо доход, то часть этого дохода будет также выплачена менеджменту. Я говорю «часть», так как программа предусматривает верхнюю отсечку максимально возможного уровня вознаграждения каждого участника. Если же акции не принесут дохода, то менеджмент не получит ничего. Более того, даже если акции, находящиеся в программе, принесут доход в виде дивидендов, но при этом сама цена акций упадет, то эти накопленные дивиденды в первую очередь пойдут на компенсацию падения стоимости акций и только то, что после этого останется (если вообще останется), пойдет менеджменту.

— Будут ли акции считаться казначейскими или использование ЗПИФ «Кимберлит» для опционов даст возможность этого избежать, получать по ним дивиденды и не учитывать пакет для расчета веса АЛРОСА в MSCI?

— Акции будут считаться казначейскими в течение всего периода программы. Дивиденды по таким акциям в отчетности группы отражаться не будут, так как являются внутригрупповыми. В расчете веса АЛРОСА в MSCI используются акции, находящиеся в свободном обращении, то есть за вычетом казначейских.

— По сути, это «фантомная» опционная программа. Почему тогда вознаграждение менеджмента не привязать к динамике цены акций или не сделать допэмиссию вместо затрат на выкуп бумаг?

— Мы хотели получить абсолютно прозрачную программу, которая не вызывала бы вопросы у инвесторов, в том числе и по базовой цене акций, поэтому решили приобрести их на рынке. Это дало и поддержку котировкам. С допэмиссией все еще сложнее — как вы знаете, доля РФ в АЛРОСА закреплена указом президента (33,02%, планом приватизации на 2017–2019 годы предусмотрено снижение до 29% плюс 1 акции.— “Ъ”), есть акционерное соглашение между РФ и Якутией (25% акций и еще 8% у улусов региона), предусматривающее координацию при изменении долей акционеров. Допэмиссия была бы слишком сложным и долгим процессом.

— По какому принципу будет строиться расчет долей менеджеров в «Кимберлите»? Понятно ли уже, какая доля в ЗПИФ отойдет топ-менеджменту?

— Программа будет распространяться на членов правления, руководителей основных активов и ключевых функционалов, а также на особо ценных экспертов. Расчет долей будет производиться исходя из внутренней системы грейдов, созданной специально для программы. В целом принцип распределения достаточно простой: чем больше данный сотрудник влияет на изменение стоимости компании, тем выше будет его или ее доля участия в программе. Размеры участия членов правления будут индивидуально рассматриваться набсоветом. Некоторый объем акций в ЗПИФ будет зарезервирован для ключевых сотрудников, которые могут присоединиться к списку участников в будущем как за счет роста внутри компании, так и за счет прихода со стороны.

— Через три года программа будет продлена? Если нет, то как будет использован пакет?

— Это будет зависеть от того, как набсовет оценит эффективность первого этапа. Мы, как менеджмент, естественно, будем делать все от нас зависящее, чтобы программа была успешной для всех заинтересованных сторон. Если программа будет продлена, то компания просто использует акции ЗПИФ для следующего этапа. Если будет принято решение прекратить или видоизменить программу, то компания сможет продать акции на рынке, ликвидировать ЗПИФ и получить средства для использования на развитие или выплаты акционерам.

Интервью взял Анатолий Джумайло.


 

От YKTIMES.RU отметим, что так называемые “фантомные опционы” не разрешают главного противоречия, заложенного в этой опционной программе. Рост капитализации (то есть стоимости акций) интересует больше биржевых спекулянтов и портфельных инвесторов из всевозможных хедж- и инвестфондов. Они, в основном, зарабатывают на перепродаже акций, поэтому им важна стоимость бумаг “здесь и сейчас”. А стратегических инвесторов и владельцев больше интересует стабильная работа предприятия на долгосрочную перспективу и размер дивидендных выплат. Но в наше время эти два показателя корректируются очень и очень слабо.

Например, такие компании как Apple или Tesla дивидендов акционерам вообще не платят, но имеют громадную капитализацию. Весь заработок инвесторы получают от роста акций компаний. А на их цену сильно влияют очень далекие от производства и реальной финхоздеятельности факторы. У той же Tesla прибыльным было всего два квартала за всю историю, а все остальное время компания несла убытки. Но это никак не мешало ей наращивать стоимость своих бумаг – в прошлом году капитализация компании превышала капитализацию General Motors и Ford Motor.

РФ и Республика Саха (Якутия) – не биржевые спекулянты и акциями не торгуют. Им нужна долгосрочная, стабильная и прибыльная работа предприятия. Капитализация в таком случае вещь, безусловно, хорошая, но далеко не главная. На Западе это уже давно поняли и отказываются от опционных программ в пользу выплаты ежегодных бонусов за достижение определенных и заранее заданных показателей.  Это может быть и рост выпуска продукции, снижение издержек, внедрение новых технологий и прочие нужные и полезные для предприятия вещи, которые может и не приведут к мгновенному росту курса, но окажут благотворное влияние на долгосрочную перспективу.

Журнал “Корпоративные стратегии” описал целый ряд минусов, которые таят в себе опционные программы.

“Итак, выгода держателя опциона прямо пропорциональна росту котировок компании. Основываясь на этом, менеджеры прилагают все усилия для повышения рыночной стоимости акций. Разумеется, основная масса управленцев не идет на финансовые махинации для повышения капитализации компании. В то же время большой проблемой для западных корпораций стало временное повышение рыночных котировок. В этом случае меры, предпринимаемые руководством, приводят к краткосрочным головокружительным успехам, за которыми следуют финансовые провалы.

Другим минусом опциона является склонность менеджмента к неоправданным рискам, так как в случае падения котировок ниже цены исполнения опциона менеджер ничего не теряет, а в случае увеличения может выиграть достаточно много.

Третьим минусом опциона можно считать ориентированность менеджмента на краткосрочную перспективу. В корпоративной практике приняты сроки опциона в один, два и три года, самый большой срок – до пяти лет, который встречается очень редко. При таких коротких сроках менеджмент не всегда заботится о стратегическом развитии компании, рассчитывая продать акции сразу после получения опциона. В данном случае возникает ситуация, получившая название «конфликт интересов», когда личная заинтересованность менеджера идет вразрез с его профессиональными обязанностями. Способов повысить стоимость акций в краткосрочном периоде достаточно много, но данные способы могут негативно повлиять на перспективное развитие бизнеса”.

Как видно из интервью Алексея Филипповского, ни один из этих минусов в опционной программе АЛРОСА, по нашему мнению, не разрешен.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question