Сегодня: 16.12.17 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Минфин до конца года примет решение об отмене НДС на алмазы

9.10.2017

Моисеев фото минфина

Минфин РФ в сентябре внес в правительство дорожную карту по развитию алмазогранильной отрасли. Министерство обозначило наиболее важные меры поддержки отрасли, среди которых отмена НДС при закупке алмазов на внутреннем рынке, сокращение административных барьеров при ввозе и вывозе камней. 

Ведомство также планирует реализовать в РФ доступную для граждан технологию, которая позволит проверять камни прямо в магазине. Об этом в интервью ТАСС рассказал замминистра финансов Алексей Моисеев. Публикуем текст интервью.

— Алексей Владимирович, Минфин недавно внес в правительство дорожную карту по развитию алмазогранильной отрасли. Какие именно меры вы предлагаете для ее поддержки?

— Дорожная карта состоит из целого ряда пунктов. Наиболее значимый из них — отмена НДС на сырые и необработанные алмазы, которые добываются в России.

Можно сказать, что это уже  принятое решение.

Рассматривается возможность отмены НДС на бриллианты, будем обсуждать это в связке с отменой НДС на золото.

Отмечу, что финального решения, как и кого будем освобождать от налогов, пока нет.

Важным стимулом для отрасли станет освобождение от импортных пошлин на уникальное оборудование для огранки, которое в России не производится. Например, в мире есть только один производитель специальной установки, которая полирует камни с минимально низкой вибрацией. В связи с этим нет смысла пытаться производить такое же оборудование в России, но имеет смысл снизить пошлины на него.

Ранее мы говорили об эффективности использования существующих механизмов для поддержки огранки.

Это касается вопросов, связанных с отнесением алмазов к перечню высокотехнологической продукции, что позволит включить механизмы поддержки отрасли, которые сейчас есть у Минпромторга России. Пока этот механизм на рынок бриллиантов не распространяется.

Важно обсудить вопрос, связанный с взаимоотношениями компании “Алроса” и огранщиков. Речь идет об организации аукционов для огранщиков: насколько этот механизм удобен и насколько равны условия у его участников.

Еще один ключевой момент — значительное снижение административной нагрузки, связанное с обязанностями огранщиков перед госконтролем.

Огранщики покупают алмазы, и до тех пор, пока они их не огранили, а затем и не продали, они должны финансировать оборотный капитал. Поэтому если мы можем сократить этот процесс только до производства без удлинения контрольных мероприятий, мы хотим это сделать — либо упростить эти мероприятия, либо некоторые из них вообще ликвидировать.

— Если вернуться к отмене НДС на сырые алмазы для огранщиков, что это даст отрасли?

— Для того чтобы получился  бриллиант размером в карат, нужно обработать алмаз размером 2 карата.

Получается, что на обработку уходит значительная часть сырья. Такого рода камни и составляют основной бизнес наших огранщиков.

Покупая алмазы, огранщики какое-то время  изучают их на предмет возможности огранки. Все это время камни находятся в работе, соответственно за них приходится платить НДС. То есть оборотный капитал, который должны финансировать огранщики и платить проценты банку, увеличивается на 18%.

Поэтому отмена НДС на сырые необработанные алмазы даже важнее, чем на бриллианты.

— А что даст отмена НДС на бриллианты? 

— Отмена НДС на бриллианты сделает их более конкурентными по сравнению с теми, которые завозятся из других стран нелегально, без уплаты налогов. Контролировать этот процесс очень тяжело.

— Есть какие-то способы решения этой проблемы?  

— Конечно, в первую очередь — ужесточение надзора.

Второе, что мы должны обсудить: раз уж нам не удается собрать налоги, давайте не будем создавать для участников рынка условия, при которых они не могут их платить.

Тем не менее по алмазам решение принято, по золоту и бриллиантам — пока нет.

— Не так давно активно обсуждался вопрос запуска такого продукта как инвестиционные бриллианты, он работает сейчас?  

— Продукт по ряду причин оказался пока не востребован. Одна из них — НДС, такой же, как на золото.

Сейчас нет никакой возможности ни покупателю, ни даже ювелиру на 100% понять, откуда ввезен камень. В скором времени такая возможность появится, и прослеживаемость происхождения камня обеспечит привлекательность российской огранки

При этом у золота, как инвестиционного инструмента, по сути, одна проблема — НДС, а у бриллиантов их гораздо больше.

Когда покупаете в банке слиток золота, то оплачиваете НДС. Если хотите вернуть золото обратно в банк, то возвращаете его обратно уже без налога. В ситуации с высокой инфляцией 18% — ерунда, при низкой инфляции эти 18% будете отрабатывать долгое время.

С бриллиантами аналогично.

Кроме того, есть другая история, где золото — биржевой товар, и мы всегда знаем, сколько он стоит. С камнями не все так просто.

В классификаторе Минфина по алмазам 8 тысяч позиций: цветность, прозрачность и т.д. Проблема состоит в том, что для любого инвестиционного товара должен быть ликвидный рынок покупки-продажи. А в ситуации, когда у вас нет никакой понятной для людей стандартизации, эти 8 тысяч позиций понятны для специалистов рынка, а для нас с вами — непонятны.

Есть более простая процедура, когда вы приходите в магазин и есть 2 характеристики камня — его вкрапления и прозрачность.

Но проблема в том, что это настолько все обобщает, что процесс его продажи обратно потребует специального анализа, так как ни вы, ни банк не понимаете, сколько стоит камень.

Придется нанимать экспертов, а это дополнительные траты.

— То есть инструмент уже не появится? 

— Мы будем думать, как его развивать. Пока есть объективная проблема — это НДС, все остальные проблемы не первостепенны.

Для того чтобы выявить происхождение камня, необходим сложный спектральный анализ, дорогое оборудование. Надеюсь, что скоро появится технология, доступная гражданам, которая позволит проверять камни прямо в магазине

Еще одна проблема — институт маркет-мейкинга для такого инструмента.

По алмазам — им является “Алроса”, но вот вопрос в том, кто сможет им быть по бриллиантам.

У огранщиков таких финансовых ресурсов нет. Нужно иметь для этого специальную площадку.

Было предложение приспособить для этого биржу во Владивостоке, но все равно это будет значительно более узкий рынок, чем рынок золота, поскольку инвесторами выступят люди, которые специально этим занимаются.

— Есть ли сроки решения этой проблемы?  

— По НДС мы должны представить решение до конца года, и пока мы не решим проблему с НДС, другие проблемы можно даже не рассматривать.

— А может не надо решать проблемы с НДС сразу?

— Даже если и будет НДС, найдутся инвесторы, которые захотят такими бриллиантами пользоваться.

Это не будет массовым продуктом, но инвестор найдется.

Если мы сможем при помощи этого инструмента повысить спрос на бриллианты на 20%, будет уже очень хорошо.

—  Какие еще решения для развития отрасли вы планируете реализовать?   

— Есть еще один момент, который мы хотим реализовать. Он касается прослеживаемости природного происхождения камня.

Это колоссальная проблема алмазно-брилиантового бизнеса и ювелирной отрасли.

Сейчас производятся настолько качественные искусственные камни, что их минерально-технические характеристики в основном совпадают с природными.

Для того чтобы выявить происхождение камня, необходим сложный спектральный анализ, дорогое оборудование. Надеюсь, что скоро появится технология, доступная гражданам, которая позволит проверять камни прямо в магазине.

 — Что это даст отрасли?  

— Сейчас нет никакой возможности ни покупателю, ни даже ювелиру на 100% понять, откуда ввезен камень. В скором времени такая возможность появится, и прослеживаемость происхождения камня обеспечит привлекательность российской огранки.

Несколько вопросов не по алмазной отрасли. Планируются ли регуляторные изменения в связи с тем, что банк “Открытие” переходит под контроль ЦБ?

— Мы все понимаем, что с банком “Открытие” все будет хорошо.

Понятно, что его нельзя исключать из некоторых нормативных актов — то есть из списка банков, которые могут выдать банковские гарантии уплаты таможенных пошлин, налогов, а также из списка банков, которые могут хранить госсредства. Поэтому подготовили соответствующий документ.

— Что вы думаете о предложении ЦБ субсидировать ставку по дебютному выпуску облигаций региональных компаний?

— Это идея хорошая, но вопрос — за чей счет это делать. На федеральный бюджет рассчитывать в этом вопросе не стоит.

— Давно идут споры, кто же в итоге будет оператором фонда страхования инвестиций на фондовом рынке. Все-таки АСВ?

— Нет, АСВ не будет оператором. Мы остановились на том, что это будет Фонд по защите прав вкладчиков и акционеров.

Как вы знаете, фонд был создан указом президента в 1990-х годах, и государство внесло в него деньги. Сейчас обсуждается вопрос направления денег из него на страхование инвестиций на фондовом рынке.

Мы считаем, что решение очевидно, — под этим фондом стоит объединить как текущие функции, так и функции по выплате компенсаций инвесторам на фондовом рынке.

— Когда будут внесены поправки в закон об ОСАГО, которые касаются трехлетних полисов?

— Поправки разработаны, разосланы в ведомства, страховщикам и пока обсуждаются.

Сейчас  законопроект пока совсем сырой, поэтому спешка в этом вопросе, скорее, навредит. Главный вопрос в степени либерализации тарифа для второго-третьего года.

Наше предложение, которое мы согласовали, — цена полиса определяется на сегодня, а страховая компания уже может дать скидку за второй-третий год, если хочет.

Беседовали Рита Шпилевская, Мари Месропян.

Источник: агентство ТАСС.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question