Сегодня: 19.04.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Особенности “борьбы с коррупцией” в Якутии

1.06.2012

В последние дни в стране произошел очередной всплеск интереса к теме борьбы с коррупцией. 30 мая в Совете федерации с ежегодным докладом о состоянии законности и правопорядка в РФ выступил Генеральный прокурор РФ Юрий Чайка. Значительная часть его доклада была посвящена теме борьбы с коррупцией. Генпрокурор традиционно пожаловался на «ограниченность полномочий» и предложил «наделить прокуратуру правом возбуждать уголовные дела», а так же правом «давать указания следователям, направлять их работу».
В тот же день на первом Евразийском антикоррупционном форуме «Правовые инновации в противодействии коррупции» выступающими были предложены общие стандарты борьбы с коррупцией для стран-участниц.  

Как пишет «Коммерсант», «директор института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Талия Хабриева предложила в качестве общих стандартов расширить правовое определение коррупции, включив туда весь список отношений, которые требуют регулирования, – вплоть до коррупционного лоббизма и посредничества».

Но самое радикальное, на мой взгляд, предложение прозвучало от Главы Конституционного суда Валерия Зорькина, который предложил по примеру Сингапура создать специальное подразделение по борьбе с коррупцией. «При этом, – пишет газета – он упомянул и «хирургические методы» Сингапура, где казнили не только чиновников, но и судей. «Но я не призываю их внедрять»,— успокоил он. Глава КС предложил подробно описать в законах все криминальные коррупционные схемы и нормы о конфликте интересов чиновников; восстановить в полном объеме институт конфискации имущества; облегчить снятие депутатских и других иммунитетов; а также перейти к декларированию расходов».

Довольно своеобразно на этой «антикоррупционной» теме отметилась и Якутия – 31 мая 2012 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РС (Я) оправдательный приговор Якутского городского суда по «делу Еремеева» оставила без изменений, а кассационное представление прокуратуры без удовлетворения. Очередное громкое «антикоррупционное» дело после вмешательства Президента Якутии Егора Борисова окончилось громким пшиком.

А вспомните, как резво шла в Якутии «антикоррупционная» борьба совсем недавно, до выборов. Возбуждено уголовное дело на министра молодежи Алексея Еремеева, министра сельского хозяйства Степана Охлопкова, министра здравоохранения Вячеслава Александрова, министра ЖКХ Александра Антоненко, министра внутренних дел Якова Стахова. В рядах МВД РС (Я) полным ходом шла борьба с «оборотнями в погонах» – под следствием, по разным делам, проходили высокие чины из «антикоррупционного отдела» МВД республики.

Прошли выборы и что мы имеем сегодня в сухом остатке? Яков Стахов в бегах, дело против Степана Охлопкова прекращено, дело Вячеслава Александрова возвращено на доследование с реальной перспективой закрытия, Алексей Еремеев оправдан. Реальные сроки получили «стрелочники» из МВД и идет процесс по делу Александра Антоненко. Вот и все.

На мой взгляд, всю эту «борьбу с коррупцией по-якутски» иначе как насмешкой над правосудием и здравым смыслом не назовешь. По мнению якутского правосудия, можно вполне законно превращать безвозмездные бюджетные субсидии в возмездные кредитные средства, на которые приобретается семейная недвижимость. Оказывается, это нормально.

Но скажите, а за что сейчас пытаются привлечь к ответственности бывшего начальника ГУП ЖКХ? По версии следствия, он за деньги ГУПа купил для себя и своих сотрудников квартиры. Так в чем его вина? Он вроде тоже не за бюджетные деньги семейную недвижимость купил. А, судя по судебным решениям, в Якутии покупка недвижимости с использованием служебного положения и за чужие деньги преступлением не является и никакого отношения к коррупции не имеет.

Вот только непонятно, почему практически одни те же действия с одним и тем же результатом – приобретение недвижимости за чужие деньги – у следствия и суда вызывают разные «ассоциации»? Чем они руководствуются в своей деятельности? И где проходит та грань использования служебного положения и чужих денег, с которой начинается преступление?

Я вот лично всегда думал, что любое использование служебного положения в целях личного и семейного обогащения является незаконным. Но оказывается, я ошибался. Поэтому теперь мне очень хочется знать, кем и чем все-таки определяется законность в нашей республике и кто ее определяет – закон, судья, председатель ВС Якутии, президент Якутии или кто-то еще? Или что определяет?

Есть и другой непонятный случай борьбы с коррупцией в якутском варианте. По версии следствия, Степан Охлопков, кроме всего прочего, будучи генеральным директором ГУП «Сахаплемобъединение»: «20 ноября 2002 года заключил с генеральным директором одного из столичных ООО договор купли-продажи недвижимого имущества общей стоимостью 3,5 миллиона рублей, не согласовав, как это полагается, сделку с министерством имущественных отношений.

Приобретенные помещения использовались гендиректором под магазин и ярмарку, где реализовывалась продукция, как ГУП «Сахаплемобъединение», так и других сельхозтоваропроизводителей, а часть помещений сдавалась в аренду.

В дальнейшем директор закрыл магазин, а помещение сдал в аренду своей супруге – директору ООО «Кыталык», при этом содержание его производилось за счет ГУП «Сахаплемобъединение», арендная плата не взималась.

Как полагает следствие, расходы ГУП «Сахаплемобъединение» по содержанию данного магазина составили около 312 тысяч рублей».

Внимательно изучив все обстоятельства дела, следствие пришло к выводу, что здесь все законно и нормально – покупать и сдавать незадорого госсобственность супруге можно.

Но тогда за что сейчас судят Александра Антоненко? ГУП «Водоканал» по собственной инициативе (подтверждающие документы в деле есть), за счет собственной прибыли, по согласованию с соответствующими инстанциями, покупает автомашину и разрешает министру ЖКХ ей пользоваться. Машина, повторяю, куплена за счет прибыли, находится в собственности того же «Водоканала» и министр ей только пользовался. Как выяснилось в суде, пользовался только по производственной необходимости и супруге не передавал.

Так почему же в одном случае состава преступления нет, а в другом, по версии следствия, есть? Для того, чтобы соблюсти законность, Антоненко нужно было передать машину жене? И тогда бы следователи сняли все свои претензии?

Вообще, дело Антоненко заслуживает отдельного разговора, к которому я обязательно вернусь. По моему мнению, в этом деле произвол следствия, прокуратуры и судейской системы дошел до полного и абсолютного маразма, которого я еще просто не видел. Дошло до того, что обвиняющий прокурор просит судью вынести частное определение в адрес следствия по поводу грубейших ошибок следователя!

По сути, прокурор в суде говорит: «Следователь – балбес работать не умеет, косяков напорол, но подсудимого все равно нужно посадить». А то, что итог работы этого балбеса (обвинительное заключение) утвердила та же прокуратура вроде как и не причем. Невиноватые они. Вы что-нибудь в этом маразме понимаете? Честно говоря, когда я это услышал, то не знал как реагировать – то ли плакать, то ли смеяться…

В своем обращении к прошедшему Евразийскому форуму президент России Владимир Путин высказался четко и конкретно – надо внедрять жесткие единые антикоррупционные стандарты в национальные законодательства. На мой взгляд, очень своевременное предложение. А то в России, в отдельно взятой Якутии, в сфере применения антикоррупционных стандартов сам черт ногу сломит. А хотелось бы ясности…

Владимир Нифонтов.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


Один комментарий к “Особенности “борьбы с коррупцией” в Якутии”


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question