Сегодня: 18.01.19 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Сардана Авксентьева: Я не «чудо-женщина»!

22.12.2018

Авксентьева фото Вадима Скрябина

На этой неделе 17 декабря исполнилось 100 дней с момента прихода к руководству столицей Сарданы Авксентьевой. Отмечать эту негласную дату принято публичными отчетами перед населением. У нового мэра с этим особых проблем нет: за свои действия она регулярно отчитывается и в социальных сетях, и в «Колонке мэра» на страницах «ЯВ». 

Но мы не могли не воспользоваться таким поводом, чтобы спросить «за все».

Разговор получился, правда, необычным: городские власти решили напомнить, что 9 сентября 2018 г. победу одержал тандем — Сардана Авксентьева и Владимир Федоров, а потому и ответы на наши вопросы держали двое. Мэр города и его первый зам.

ТЕ САМЫЕ ДЖИПЫ

— Тогда начнем с вашего первого обещания? Сколько джипов продали?

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Начало зимы — не лучший сезон для торговли автомобилями, так что пока у нас их никто не купил. То есть по одному внедорожнику торги состоялись, а по трем другим заинтересованности пока нет. В соответствии с существующим положением цену снизим процентов на 5, и так до тех пор, пока не объявится покупатель. Так долго все еще и потому, что мы проводим эту куплю-продажу не в частном порядке, а как публичное мероприятие. И это не для пиара, а чтобы нас никто потом не мог обвинить: мол, мы машины мэрии кому-то из «своих» толкнули по заниженным ценам.

— Не жалеете? Кожаные сиденья, отделка, все дела… На чем сейчас ездите?

— Я на «Камри», Вэ Ю — сейчас на «Ниссане-Террано», а до этого на «уазике».

«Вэ Ю» — так Сардана Авксентьева неформально называет Владимира Федорова по первым буквам инициалов. Федорова это устраивает больше, чем официальное «Владимир Юрьевич».

— А что с «уазиком»?

Владимир ФЁДОРОВ:

— Сломался. В очередной раз. Я уже и горел на нем, а сейчас там кольца запали…

— Так, может, правы те чиновники, кто говорит, что надо покупать дорогие внедорожники, потому что на ремонт дешевой и тем более отечественной техники запчастей не напасешься.

— Ерунда! Многое зависит от ухода за машиной. Это я, как человек, который водил все, что катается, — от «Запорожца» до бронетехники, говорю. Подшаманим УАЗ — будет бегать всем на зависть. А «Террано» мне не нравится, какой-то недоделанный полуджип.

— У вас же есть собственный роскошный черный «Лексус»? Оформили бы водителю доверенность да катались на нем.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Ему зарплаты на топливо не хватит!

Владимир ФЁДОРОВ:

— У меня его семья отняла. Говорят, ты нынче слуга народа, вот и не выделяйся. Хотя на самом деле это шутка… Я же постоянно в разъездах по спальным районам города, по окраинам, пригородам. Как люди, живущие с ведерно-выносной системой, должны встречать чиновника, вылезающего из дорогого джипа? И каждому ведь не объяснишь, что это не мэрия купила на украденные у них деньги, а сам заработал — до того, как на муниципальную службу пошел?

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Важно понимать, что во многом продажа джипов — символичный шаг…

— Пиар-шаг!..

—…символичный шаг, который призван показать: сегодня во главе города люди, которые думают не о персональном комфорте и удобстве, а о городе. Естественно, продажей четырех машин мы не поправим дел в бюджете, но это сигнал — и нашим сотрудникам, и горожанам. Он говорит: мы пришли работать, а не жизнью наслаждаться за ваш счет.

«Я ЖЕ НЕ ГРИНЧ, КОТОРЫЙ УКРАЛ РОЖДЕСТВО»

— А вот отмены корпоративов для чиновников мэрии — они помогают поправить дело с бюджетом? Или тоже сигнал?

— Начнем с того, что речь не шла о запрете праздновать — я же не Гринч, который украл Рождество. Но не за счет бюджета. Скидывайтесь и отмечайте. Я отменила не сбор людей по отделам и подразделениям мэрии в праздничные дни, а конкретный тендер на оплату аренды помещения и стола для фуршета на сумму около миллиона рублей. Вместе с тем профком окружной администрации выступил с инициативой провести социальную акцию «Пять шагов к Новому году», в ходе которой разные подразделения мэрии, подчиняющиеся моим замам (у мэра пять заместителей, включая первого. — В. О.), посетят подшефные детские организации и устроят праздник для детей. Но это исключительно добровольно. Никакой принудиловки.

Владимир ФЁДОРОВ:

— Да, я своим подчиненным сразу сказал: приходят только те, кто желает. Кислыми лицами детский праздник портить не надо. Никаких последствий для тех, кто не пришел, не будет. Но знаешь, что? Людям понравилось! Когда делаешь хорошее дело и получаешь отдачу, это всегда заряжает.

— А какой вообще экономии удалось достичь, отменяя корпоративы, балетные представления (было отменено финансрование постановки балета «Корсар» за 1,5 млн рублей. — В. О.) и сокращая прочие, скажем так, неактуальные расходы? Стоит ли овчинка выделки? Или в итоге получается больше шума, чем дел?

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— За счет таких мер мы сэкономили 37 млн рублей. За три месяца и без особого усилия. Только за счет внутренней оптимизации. И процесс этот ведь не прекращается, будем и дальше внимательно смотреть. Кроме того, большую экономию дают торги, если их проводить честно, не лоббировать интересы «своих» поставщиков товаров и услуг. Вообще за 11 месяцев 2018 г. экономия городского бюджета на торгах составила порядка 182 млн рублей. Когда меня спрашивают, где взять деньги, чтобы перекрыть средства, которые мы временно сняли с ЖКХ, я отвечаю: вот здесь в том числе.

При формировании бюджета ряд статей пошел «под нож». В том числе почти на 500 млн рублей было сокращено финансирование отрасли ЖКХ, за которую отвечает Владимир Федоров.

В следующем году будут большие объемы дорожных работ, из бюджета трех уровней выделяется порядка 1,5 млрд руб­лей. Если примут участие несколько компаний и меж ними будет реальная конкуренция, можем сэкономить до 10%. И вот еще 150 млн рублей.

— Сардана Владимировна, «завтрашние» деньги — это, конечно, хорошо, но расходы-то по линии ЖКХ нужно нести уже сейчас. Те же тендеры надо заранее объявлять и проводить.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Мы же не обнулили финансирование отрасли! Деньги на то, чтобы исполнять текущие функ­ции в первом полугодии, точно есть. Поэтому на все эти «мы не успеем провести тендеры, не успеем отторговаться» я отвечаю: успеете, просто не тяните. А Вэ Ю проследит.

Владимир ФЁДОРОВ:

— На примере истории с дворниками мы уже могли убедиться, что количество денег далеко не всегда обеспечивает качество работы. Город выделяет по 40 млн рублей в год на дворников, а потом я еду инспектировать Строи­тельный округ, и вместо 15-ти проходящих по бумаге работников нахожу двух, которые еще и с утра успели накатить!

Федоров Авксентьева фото Вадима Скрябина

ПРИПИСКИ — НАШЕ ВСЁ!

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Честно говоря, по мере того, как мы втягиваемся в изучение городского хозяйства, становится просто страшно за то, как плохо налажен контроль за расходованием средств. Отчеты и приписки везде! Отчитываются, например, за вызов кузова: один и тот же кузов фотографируют четыре раза, с четырех сторон и четыре раза актируют вывоз! Вот такое мы узнаем по итогам комплексной проверки того же Строительного округа.

— Насколько я знаю, там и КСП (контрольно-счетная палата города) проверку вела. Что выяснили?

— На данный момент акт не готов, ждем его к концу недели.

— Когда вы назначали заместителей главы, то оговорились: сразу и бессрочно назначается Владимир Федоров, а остальные четыре зама — с трехмесячным испытательным сроком. Три месяца почти истекли. Какой вывод? Все остаются?

— Да, все остаются. Все четверо работают хорошо, у нас с Вэ Ю к ним претензий нет. А вот руководство управ и округов мы понемногу будем менять. Причем привлекаем к этому население: будут проводиться (уже проводятся) встречи соискателей с населением в округах, и мнение людей будет учитываться при принятии кадровых решений. Нам не нужны просто «крепкие хозяйственники», нам нужны руководители, которые могут и хотят работать с населением. Ведь управы — на передовой всех городских проблем. Желающих много: на четыре вакантных кресла (три округа и Табага) у нас 62 претендента.

Владимир ФЁДОРОВ:

— Есть даже претенденты из улусов, которые при этом не собираются переезжать в Якутск! Спрашиваю: а как вы будете руководить? Говорят: ну, «технологии же позволяют». Это, конечно, перебор. Вообще же, за эти три месяца мы убедились в том, что реальное состояние дел имеет мало общего с официальными отчетами. Чтобы понять, как повысить эффективность работы, надо брать самые, казалось бы, незначительные проблемы и раскладывать их полностью — высвечивать всю цепочку, начиная с начальства, которое дает указание выполнить и не осуществляет контроль, и заканчивая подчиненными, которые филонят.

— Пример приведите? Только не с дворниками Строительного округа.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Вот простой, но показательный пример — водоотводные лотки в Мархе. Их сдали, они не функ­ционируют. Что мы делаем? Берем муниципальный контракт, вытаскиваем из него техзадание, изучаем сроки, выписываем ключевые цифры, выезжаем на место. Начинаем с линейкой замерять — высоту, ширину, глубину. Видим отклонения от техзадания. Начинаем смотреть, кто принимал, кто подписывал, сопоставлять подписи и даты. Узнаем, что один из подписантов в момент, когда якобы ставил автограф, вообще в городе отсутствовал. А деньги освоены!

Владимир ФЁДОРОВ:

— Мы это делаем, не чтобы кого-то непременно за руку поймать. А чтобы понять, почему накапливаются системные вопросы, почему такое отношение к муниципальной службе. Мэр не должен управлять городом вот так, в ручном режиме. Но чтобы система заработала, ее иногда надо разобрать и собрать заново.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— В то же время хочу обратить внимание, что не все претензии к муниципальной власти являются обоснованными. Многое сильно преувеличено. Помните, сколько шума было о том, что людей заставляют доплачивать за лишние квадратные метры при переселении из ветхого и аварийного жилья?

— Да, было дело. «Вечерка» в том числе писала.

— Так вот, я запросила все данные по этой проблеме. И выяснилось, например, что всего за последнее время у нас расселено по линии города 1878 квартир. При этом вопрос о доплате поднимался по 321-й квартире, где реально площадь предоставляемых квартир превышала площадь сносимого жилья. Подавляющее большинство жильцов добровольно согласилось доплатить и получить квартиры большей площадью. Тем более что им шли навстречу: рассрочки, субсидии, да и суммы небольшие — до 100 тыс. рублей. До суда дошли только 23 дела. Из них проиграла мэрия одно, да и то вследствие судебной ошибки. Так есть ли огромная проблема с незаконным взиманием средств с жильцов сотрудниками муниципалитета, о которой написали все СМИ?

— Может быть, она и не массовая, но люди видят в этом акт социальной несправедливости. Считайте, что эти «лишние» квадратные метры — компенсация за годы, прожитые в полускотских условиях.

— Как житель города, я с вами согласна. Как руководитель муниципалитета, привожу вам цифры, доказывающие: «огромная» проблема надумана. Есть несколько частных случаев, и мы с каждым готовы разбираться индивидуально. Потому что сознательно сделали ставку на открытость и публичность своей работы. А вообще, не могу не отметить, как оперативно реагирует в подобных ситуациях Вэ Ю. Появляются публикации в СМИ, в социальных сетях, он тут же выезжает на место и разбирается. Другой бы на его месте совещание начинал собирать и кулаком стучать на подчиненных, а он реагирует лично и сразу. Из всех моих замов Федоров меньше всех сидит на совещаниях и летучках. Это не его. Ему бы в поле.

Владимир ФЁДОРОВ:

— Я все думаю о создании оперативного штаба на колесах. Такого передвижного ЕДДС и одновременно службы оперативного прикрытия. Сейчас у нас, тьфу-тьфу-тьфу, серьезных аварий нет (и, надеюсь, не будет!), но в случае чего мы должны иметь возможность быстро развернуться на месте и начать принимать первоочередные меры.

Авксентьева Багарх фото ОА Якутск

СКОЛЬКО ПРОДЕРЖИТСЯ ТАНДЕМ

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Мы очень удачно поделили сферы деятельности. На мне административная часть, а Вэ Ю выполняет «мужскую» часть — ликвидация аварий, сетевое, инженерное хозяйство…

Владимир ФЁДОРОВ:

— …дорожки подмести, лед сколоть, задвижку закрутить.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Перестань изображать сотрудника ЖЭКа, а то люди и впрямь поверят, что Авксентьева превратила перспективного политика в «свадебного сантехника»… Если серьезно, то практические знания Федорова очень полезны. Мне этого сильно не хватало бы, управляйся я одна. В этом — сила тандема. Во взаимодополнении.

— Вы знаете, что мои коллеги в СМИ делают ставки на то, как долго просуществует тандем. Многие уверены, что максимум до конца следующего года. А там или коварный Федоров подставит Авксентьеву, чтобы организовать досрочные выборы, или коварная Авксентьва воспользуется первой же аварией или накладкой, чтобы слить Федорова в угоду ДП-1 и обрести самостоятельность. Вы бы на какой вариант поставили?

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Выиграют те, кто поставит на долгосрочную и продуктивную работу тандема. Мы, в отличие от журналистов, в высоких политических материях, наверное, разбираемся плохо, но у нас есть одно общее качество. Мы — прагматики. И мы прагматично считаем, что уход любого из нас ослабляет оставшегося вдвое. Мы — сумма ожиданий горожан и сумма разных электоратов. А ничего другого за нами и нет.

ПРО «ЧУДО-ЖЕНЩИНУ» И «КРАСНУЮ КНИГУ»

— Кое-что еще есть. Есть огромная популярность за пределами Якутии. Весь это флешмоб с новостями о «мэре Якутска», все истории про «чудо-женщину» и «главу города, которого надо занести в Красную книгу», все это пристальное внимание к вашим действиям со стороны центральных медиа… Это чего-то стоит? Помогает или, наоборот, напрягает?

Сардана АВКСЕНТЬЕВА (после задумчивой паузы):

— Скорее помогает. Мы, правда, сами шокированы, как информация распространяется. Я могу сейчас поклясться чем угодно, но мы ни рубля не вложили в раскрутку мэрии Якутска или лично меня в федеральных СМИ. Не платили «мурзилкам» (имеется в виду коллектив передачи «Мурзилки live» на «Авторадио», посвятивший один из своих выпусков мэру Якутска. — В. О.), не заказывали песен и плясок… Такое ощущение, что у россиян просто потребность верить в то, что где-то в стране есть чиновники, которые честно пытаются работать для людей. Иногда, правда, информация о наших «подвигах» искажается так, что мы сами не понимаем, откуда она берется.

— При этом, положа руку на сердце, ничего такого сверхъестественного мэрия не сделала. Пока не сделала, надеюсь.

— Именно! Мы ведь действительно не делаем ничего уникального или требующего каких-то неземных усилий. Мы просто работаем, как должны, как предписывают нам устав города и здравый смысл. Ну и закрываем лазейки для увода бюджетных средств. Мы совершаем обычные, естественные поступки и отчитываемся по ним публично. Если можно привезти «королеву меха» (имеется в виду известный модельер Крутикова. — В. О.) в Якутию за счет спонсоров, а не за счет бюджета, а это 800 тыс. рублей, то почему не выбрать первый вариант? Зачем везти балет «Корсар» за бюджетные 1,5 млн рублей, если эту постановку ставят местными силами?

— Разница в классе исполнения.

— Если вы везете звезд, то сделайте премьеру платной и окупите расходы. Для этого и существуют концертные агентства. Бюджет существует для решения первоочередных социальных и хозяйственных задач. Песни и пляски — это если останутся деньги… Одним словом, мы и впрямь ничего такого выдающегося не делаем. И для меня оказалось совершенной неожиданностью, что повседневные вещи становятся «хайпом». Это как ветер, который нельзя контролировать. Никогда не угадаешь, что он подхватит и куда понесет.

Владимир ФЁДОРОВ:

— А если подумать, это же здорово, что Якутск задает тренд по стране? Столько разговоров про бренд Якутии, а он вот он — перед носом. Край честных чиновников! Мне однокурсники по Байкальскому институту из Иркутска звонят и рассказывают: мы тут шумим-гудим, хватит жить по-старому, надо как в Якутске!

Незадолго до выборов Федоров получил второе образование, защитив в Иркутске диплом по муниципальному управлению.

— Но вы же отдаете себе отчет, что не сможете бесконечно эксплуатировать тему недостатков и недоработок прежнего руководства. Скоро этот флёр истреплется, истончится, и спрос будет уже с вас.

— Мы не эксплуатируем, мы исправляем. Но, безусловно, нельзя бесконечно подбирать хвосты, нужно идти дальше. И мы пойдем, только прежде требуется вникнуть во все детали и мелочи. Именно этим мы были заняты первые три месяца. Когда история с одними водоотводными лотками требует целого расследования, поневоле задумаешься о том, что в целом происходит с городским хозяйством!

ТАНДЕМ И БЫВШИЕ

— Насколько ревниво за вашими действиями следит предыдущий глава города, а ныне глава Якутии Айсен Николаев?

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Я бы предпочла термин «внимательно». Да, внимательно. Якутск, как столица, всегда оставался и будет оставаться в зоне повышенного внимания республиканских властей. Это административный центр, здесь более трети населения — как иначе. Я это признаю и понимаю и субординацию тоже знаю. Другое дело, что недопустимо прямое вмешательство в управление городом, и Айсен Сергеевич, как мудрый человек, не пытается этого делать.

— То есть ДП-1 не навязывает городу свою волю?

— Нет. Естественно, нам приходится вырабатывать какую-то общую позицию по тем или иным вопросам, например, по финансированию социальных объектов, реализуемых в рамках ГЧП, по выкупу помещений под учебные заведения, но это вмешательством не назовешь. Мы не какая-то марионеточная администрация. Мне кажется очень важным, что люди из «кирпичного домика» (так Сардана Владимировна именует Дом правительства № 1) осознают, что по итогам выборов у нас с Вэ Ю все обязательства только и исключительно перед горожанами, и потому ведут себя соответствующе. А мы, в свою очередь, стараемся не изображать буревестников — в политику не лезем, занимаемся хозяйством.

— Ну советы-то дает? Я имею в виду Айсен Сергеевич?

— Да, иногда, и в достаточно деликатной форме. Почему-то многие думают, что он до сих пор не принял ситуацию, но, нет, ничего подобного. У нас хорошие рабочие отношения.

— А как вы восприняли его слова «Якутск ошибок не прощает»? Многие усмотрели в них откровенное предупреждение.

В одном из интервью центральным СМИ Айсен Николаев заявил, комментируя приход к власти Сарданы Авксентьевой: «Все будет зависеть от того, какой путь она изберет: если займется ревизиями­ и борьбой с ветряными мельницами, то… Якутск ошибок не прощает». Ряд читателей увидел в этом предупреждение: будешь копаться в моих старых делах — пожалеешь.

— Буквально: не допускай ошибок! Кроме того, слова-то все-таки вырваны из контекста, журналисты опустили, что там впереди было: кажется, что-то вроде, что человек (в смысле, я) уже работал заместителем мэра и пришел не с улицы. То есть я в чем-то такой же чиновник, как он и другие. И да, это так. Просто я впервые работаю без прямого начальника над головой и могу делать не только что должна, но и что считаю нужным.

— Ваш бывший босс — Юрий Заболев. Тоже мэр Якутска, но ушедший досрочно под давлением из ДП-1. Как он отреагировал на вашу победу? Не изъявлял ли желания «поработать на благо города», как, например, Илья Михальчук (еще один досрочно ушедший мэр), сватавший нынче свои услуги команде Александра Саввинова?

— Юрий Заболев и его супруга удивились самому факту моего выдвижения. Не в том плане, что это их как-то лично задело, а из… как бы сказать… из чисто человеческого сочувствия. Они считали, что я иду навстречу никому не нужным неприятностям. У нас хорошие личные отношения. Мы встречались с Евгенией Васильевной (супруга Юрия Заболева. — В. О.), и она меня отговаривала: зачем тебе, не надо, шансов нет, а если и получится, работать не дадут. А когда все закончилось, были рады. Но знаешь… я все равно не могу понять такого негативного отношения к Юрию Вадимовичу со стороны горожан. Считаю, что его сильно занизили и недооценили.

— Но он же был… ну, никакой мэр. Шел в кильватере событий, не отличался инициативностью, был полностью подотчетен исполнительной власти республики. Юрий Вадимович — хороший человек, но хороший человек не профессия.

— Ну, не такой яркий, пусть. По-моему, он нормально работал: ЧП, каких-то крупных аварий при нем не произошло, бюджетники вовремя получали зарплату, строились дома и дороги. Я не припомню каких-то больших скандалов, разборок, связанных с работой мэрии. Спокойно было…

Авксентьева Федоров фото Вадима Скрябина

— Если уж мы заговорили о «биг-боссах»… В СМИ регулярно вкидывается информация о поддержке вас «командой Борисова». Мол, мэрия — это его запасной плацдарм после поражения в борьбе за ДП-1.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Да, я это тоже не раз слышала. Проблема в том, что нет, увы, и никогда не было никакой поддержки «клана Борисовых». Если она и была, то мы — я про себя и свою команду — ее никак не ощутили, и, соответственно, никаких обязательств у нас нет и быть не может. И именно это, к слову, одно из наших главных преимуществ сегодня. Мы ведь с Вэ Ю именно что не связаны никакими обязательствами перед кланами, группами влияния, какими-то политическими группировками. Мы свободны!

Владимир ФЁДОРОВ:

— Ни крупные известные политики, ни руководители больших предприятий, ни какие-то «олигархи» местного розлива нас на выборах не поддерживали. И, благодаря такому стечению обстоятельств, сегодня всем этим большим и влиятельным людям просто нечего нам припомнить. Так что обязательство у нас есть одно, зато огромное — перед горожанами. Или, как говорит Сардана Владимировна, перед нашими работодателями. И все. Поэтому все эти конспирологические теории яйца выеденного не стоят.

ЧТО СО ШКОЛАМИ?

— В конце октября состоялся совместный объезд главы республики и мэра Якутска социальных объектов, строящихся в рамках ГЧП: 6-я школа, 25-я, 35-я, детский садик «Ивушка»… Застройщики били себя в грудь: до конца года все сдадим. В итоге даже 35-я школа, за которой федеральное финансирование и, соответственно, особое внимание, будет запускаться в следующем году.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— По 35-й школе проблем с застройщиком никаких нет, все в срок, но возникает напряжение с поставщиком оборудования. Но, думаю, мы справимся и сдадим объект без больших задержек.

— Так почему не расторгнуть контракт и не найти другого поставщика?

— А потому что это еще больше затянет время, а деньги и контроль, как ты правильно заметил, федеральные. В общем, сейчас с этим поставщиком разбираемся, а на будущее связываться с ним никто уже не будет. Что касается остальных объектов, то следует отметить, что большинство из них планировались к сдаче в 2019-м году, просто частный партнер (ООО «Газэнергомонтаж», «дочка» «Газпрома». — В.О.) ускорился, и появилась возможность сделать это раньше. А потому даже не получится закрыть вопрос до конца года: не страшно, все равно войдут в строй раньше запланированного.

— 1 сентября этого года были с пафосом открыты дополнительные помещения школы № 33 в 203-м микрорайоне. В пристрое над магазином. Сейчас выясняется, что там проблема с уплатой аренды, а сами помещения оказались плохо подготовленными для учебы: в некоторых классах очень холодно. Плюс нарекания от МЧС. Что делать будете?

— Действительно проблема. Окончательное решение до сих пор не принято, мы обсуждаем ситуацию с разных сторон. Есть несколько вариантов, но скорее всего детей 203-го микрорайона придется переводить в классы школы «Айыы Кыhата»… Однако хочу подчеркнуть: в целом отказываться от выкупа помещений мы не можем. У нас просто не строится столько школ, чтобы разгрузить классы. Будем и дальше идти по этому пути. В следующем году республика нам выделяет на эти цели более 400 млн рублей.

«ЧЁРНАЯ ПАПКА» МЭРА

— Сардана Владимировна, летом во время избирательной кампании мы с вами встречались, и с собой у вас была огромная тетрадь, практически амбарная книга. В этой тетради оказалась вся необходимая информация по любым вопросам, связанным с городом: выписки, цифры, ссылки на законы и постановления, даже цитаты руководителей. На меня произвела впечатление ваша подготовка — не к интервью, а к проблемам, с которыми придется столкнуться. Где сейчас эта тетрадь?

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Да здесь, недалеко. Лежит в моем столе. Я ее периодически перелистываю, освежаю память. Сейчас вторую завела, там в основном делаю записи о бюджетных расходах — эффективных и не очень. Больше того, у меня теперь к Большим Тетрадям еще и Черная Папка добавилась.

— Недругов переписываете?

— Нет. В нее я собираю материалы по спорным вопросам, а также проблемным объектам и проектам. Вот, — приносит объемистую папку черного цвета, — все здесь. Любимый застройщик журналистов Петросян (владелец компании «ЯкутСтройСити», которая пытается строить многоквартирный дом на ул. Петра Алексеева, 2), скандальная стройка на Красильникова, незаконный захват земли тут и там… И это не какой-то сборник компромата: все документы официальные — судебные, акты мэрии, иски, отзывы, запросы. Стараюсь для себя разобраться с каждой ситуацией, чтобы не принять неправильных или несправедливых решений. Хотя, как ни крути, все довольными в любом случае не останутся… Мы, кстати, в плане подхода к работе здорово дополняем друг друга с Вэ Ю: я вся в деталях, в цифрах, а он — в полете, в поле, в деле. Если бы оба просто закопались в документах, пользы делу было бы меньше.

Николаев Авксентьева фото Инстаграмм Айсена Николаева

Владимир ФЁДОРОВ:

— Глядя на то, как много Сардана Владимировна работает с документами, я где-то даже рад, что меня сняли с выборов! Столько бумажной работы! А у меня — все вживую. Вентиля, трубы, задвижки, люди.

— Так, может, все-таки стоило в сантехники пойти?

— Я никогда не скрывал, что иду заниматься городским хозяйством. В первую, во вторую и в третью очередь. Мне это интересно. Сумей я победить в сентябре, все равно не был бы «кабинетным» мэром. Пришлось бы искать соответствующего зама.

— Давайте про городское хозяйства. 17-й квартал. Притча во языцех, вечная проблема, головная боль и т. д. Как будете решать вопрос с его расселением?

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Честно? Я боюсь разочаровать горожан, но у меня нет готового рецепта, чтобы начать решать проблему 17-го квартала вот прямо завтра. Есть понимание, что город должен приложить массу усилий, дабы сделать эту территорию привлекательной для застройщиков, которые пока рвутся в центр (почти все). Но это не быстрый процесс. Главная проблема, что 17-й квартал, несмотря на репутацию чуть не официальных «трущоб», не является аварийным. Все дома там по закону подлежат капитальному ремонту, а не сносу и расселению.

— Начните выкупать по одному дому? А застраивает пусть МУП «АРТ», ему нужны объемы.

— Средств для массового выкупа жилья у мэрии просто нет. Поэтому в вопросе с 17-м кварталом мы сегодня стоим почти там же, где в свое время Айсен Сергеевич. То есть ищем застройщика. Собираюсь в ближайшее время собрать градостроительный совет и вынести этот вопрос на обсуждение. Одна голова хорошо, а консилиум лучше. Вот ты бы как сделал?

— Дайте подумать… Ну, например, я бы попробовал залезть в федеральную программу «Жилище» и договориться о выдаче людям ГЖС (государственных жилищных сертификатов) под гарантии муниципального бюджета. А освобожденную землю отдавал бы под застройку с минимальным обременением.

(Задумчиво)

— Хм… жилищные сертификаты? Можно по­думать.

— У суда с «Чжодой», который затеяла про­шлая администрация, вообще есть хоть какие-то перспективы?

В августе мэрия инициировала иски к «Чжоде» на сумму более 140 млн за якобы невыполненные обязательства по застройке 17-го квартала. Суд изначально отличало очень низкое качество юридического сопровождения, что заставило думать о показушном мероприятии.

— Мы, конечно, соблюдем все формальности и пройдем судебные разбирательства до конца, но я не очень-то верю в успех.

Владимир ФЁДОРОВ:

— С «Чжодой» нужно признать факт: ничего не вышло. Китайцы подвели. Остается махнуть на них рукой и искать другие варианты. Стратегического инвестора на сегодняшний день у города нет. Если честно, нет и просто заинтересованного застройщика. Мы сейчас ведем переговоры с разными компаниями, но территория сложная, малопривлекательная для инвесторов, особенно с учетом того, что высокоэтажные дома из-за взлетающих самолетов нельзя строить. Глиссада не позволяет.

— Но хоть какие-то наработки есть?

— У Сарданы Владимировны всегда есть план.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Это не совсем план… Мы ведем переговоры по линии ОНФ. Я попросила Александра Кугаевского, сопредседателя фронта, собрать рабочую группу и помочь городу с вхождением в специализированные федеральные программы, связанные с застройкой территорий и расселением. В ответ мы готовы пойти даже на то, чтобы предоставить им право авторского надзора за реализацией программ на территории города за определенный процент: закон такое позволяет.

ЗАЛЕЗТЬ В ФЕДЕРАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ

— В руководстве ОНФ сейчас не последнюю скрипку играют Алексей Лаптев и Олег Маклашов, лидеры регионального отделения партии «Родина», которая продала Федорова на выборах…

Партия «Родина», выдвинувшая Владимира Федорова кандидатом в мэры города, сняла его с регистрации в обмен, по нашим данным, на обещание­ двух кресел в гордуме.
В итоге ни один кандидат «Родины» никуда не прошел…

Владимир ФЁДОРОВ (усмехается):

— Это проблема ОНФ. Мы работаем не с ними, а с людьми, которым важен город. А та история… бог с ней, в итоге все равно выиграл Якутск.

— И какие перспективы появились? В части федеральных программ?

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Есть, например, федеральная программа «Исторические поселения»: предусматривается выделение средств для обустройства микрорайонов и сел, имеющих статус исторических поселений. 17-й квартал тут может и не подойти, но мы можем хотя бы попытаться за счет этой программы подтянуть, например, Марху и Табагу. Еще есть федеральный конкурс малых городов и поселений. Я как раз в январе делала в Большую Тетрадь пометку о выступлении Владимира Путина, анонсировавшего этот конкурс. По линии Минсельхоза есть программа развития пригородных территорий, будем пробовать войти туда с нашим «агропоясом». В общем, как и говорила, будем искать любую возможность, чтобы залезть в федеральные программы и притащить деньги в город.

Николаев Багарх фото ОА Якутск

— А есть вариант, который уже шагнул дальше намерений? Что-то, что уже в работе?

— Мы сейчас очень хорошо сотрудничаем с Министерством экологии, природопользования и лес­ного хозяйства в части поиска средств на рекультивацию городского мусорного полигона. Есть высокая вероятность, что министерство «протащит» нас на 2020-й год в программу с выделением серьезного финансирования. Огромную помощь оказывает и лично Айсен Сергеевич, который в числе прочего договорился с федеральным правительством, что Якутск станет третьим городом в программе «Умные города» (сейчас там всего 36 городов). Это программа внедрения в управление городским хозяйством специальных сервисов и технологий энергоэффективности.

— Что нам дает третье место?

— После реализации программы в городах, стоящих на первом и втором, основное внимание и, соответственно, финансирование получит Якутск. Прямо сейчас идет разработка методик и стандартов.

МЕДИЙНЫЕ АТАКИ ЕСТЬ, ВОЙНЫ — НЕТ

— А все-таки давайте начистоту: как выстраиваются сегодня отношения с ДП-1?

Владимир ФЁДОРОВ:

— На удивление хорошо. По своим вопросам я свободно попадаю на прие­мы к министрам, зампредам, председатель правительства очень хорошо общается. Несмотря на подогреваемые СМИ разговоры об антагонизме между городом и республикой и некоем противодействии, никто не совершает сознательных действий в ущерб городу. Это очень хорошо!

— Но у тебя-то личные отношения с Николаевым испортились «в ноль»?

— У меня лично они не портились. И я считаю, что ничего не сделал, чтобы испортить их, несмотря на то, как со мной поступали. Более того, даже после моего снятия с выборов и коллаборации с Сарданой Владимировной мы заявляли о поддержке Николаева. Грешу на окружение Айсена Сергеевича, которому выгодно представлять меня как какого-то персонального его антагониста. Мои амбиции дальше кресла мэра никогда не шли.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Подтверждаю: конфронтации с органами государственной власти рес­публики у нас нет. Есть явно скоординированные медийные атаки, которые преследуют разные цели: опорочить меня и моих замов, вбить клин в наш тандем с Вэ Ю, но у нас недостаточно информации, чтобы делать выводы о заказчиках. Открытого же противодействия со стороны правительства и главы нет.

— Насколько искренне вы сейчас говорите? Или это слова, призванные задобрить одного потенциального высокопоставленного читателя?

— Абсолютно искренне. Сама удивляюсь, но мы получаем поддержку по всем вопросам — и от правительства, и от депутатов Ил Тумэна, и от гордумы. Была попытка политизировать ситуацию с принятием бюджета города в первом чтении, но с ней сами же городские депутаты и разобрались. Конечно, не все наши «хотелки» удовлетворяются в полном объеме, это логично — просят всегда больше, чтобы получить хоть половину желаемого, — но и жестких безоговорочных отказов нет. Мы, например, получили дополнительные средства по Закону о статусе столицы, получили деньги на выкуп помещений под школы, получили почти миллиард рублей на дороги (пусть и на условиях софинансирования) и т.д. Город не пострадал из-за того, что выбрал «не тех».

ТЕНЬ «ЕДИНОЙ РОССИИ»

— Айсен Сергеевич баллотировался в главы от партии «Единая Россия». Эта партия инициировала пенсионную реформу, а вы двое пытались ей противодействовать, собирая подписи в поддержку референдума. Чем все закончилось?

Владимир ФЁДОРОВ (мрачно):

— Референдум так и не был назначен.

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Силы, осуществлявшие подготовку референдума на общероссийском уровне, не справились с поставленной задачей. Подписи наших единомышленников, увы, оказались не востребованы. В этих условиях мы не стали тревожить людей и таскать их по нотариусам, хотя у нас лежит множество анкет, где горожане оставляли свои контактные данные и подтверждали готовность по первому сигналу представить нотариально заверенные подписи в поддержку референдума.

— Сардана Владимировна, вы выше говорили: «мы не лезем в политику». Тогда как объяс­нить ваш внезапный переход в стан «сторонников «Единой России»?

— А разве нужно объяснять? Я уже делала официальное заявление на этот счет, и с тех пор ничего не изменилось. Остаюсь беспартийной, но считаю возможным вступить в движение, причастное к принятию основных решений в государстве — в том числе по распределению финансовых средств. Нельзя же отрицать реальность: «Единая Россия» сегодня определяет всю внутреннюю политику в государстве. Но вот что важно: движение сторонников позиционирует себя как контролирующий орган «Единой России». У них так в положении и записано — проверка действий и решений партии на предмет соответствия интересам населения. Я считаю, этим грех не воспользоваться.

Из устава движения соратников «Единой России»

«п. 4.4.7 Осуществление­ независимого содержательного аудита центральных органов партии и руководящих органов ее структурных подразделений, партийных проектов, инициатив и мероприятий­ с точки зрения их соответствия интересам населения».

Владимир ФЁДОРОВ:

— Я тоже беспартийный. В партию вступал один раз, когда «Единая Россия» только создавалась, в 2012-м вышел по идеологическим соображениям. Хочу отметить, что сегодняшние партии в России практически лишены идеологии, их программы и лозунги часто копируют друг друга. По сути, партии и выполняют роль политических лифтов, которые могут тебя поднять… ну или увезти непонятно куда.

— И напоследок: ваши новогодние пожелания читателям «ЯВ».

Владимир ФЁДОРОВ:

— Я был хотел пожелать всем достатка и новых идей в новом году. Сам, как бывший предприниматель, знаю цену трудовой копейке, понимаю, как она достается. Пусть у каждого в новом году будет хорошая, интересная, достойно оплачиваемая работа, которая позволила бы осуществить какие-то важные для вас мечты и проекты. Съездить всей семьей в отпуск, вступить в ипотеку на новую квартиру, приобрести автомашину, получить второе высшее образование. Ну или открыть свой бизнес, чтобы не работать больше «на дядю». Удачи всем, благополучия, новых идей и смелости в поступках!

Сардана АВКСЕНТЬЕВА:

— Для меня важнее всего порядок, чтобы все было по полочкам и все работало, как должно! Хочу пожелать, чтобы в каждом доме, во всем нашем городе царили добро и гармония, чтобы нас обходили стороной невзгоды и неприятности! Чтобы были здоровы наши дети и родители, наши друзья и близкие. Мира всем и счастья, а остальное приложится!

Виталий ОБЕДИН.

Источник: газета “Якутск Вечерний“.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


2 коммент. к “Сардана Авксентьева: Я не «чудо-женщина»!”


  • Отправил Аноним (22.12.2018 )

    Отключения по городу два дня подряд в районе можайки электрожнергии в декабре месяце, район крайнего севера, это не аварийная ситуация?
    Было, и трасса и котельные страдали.
    По доплате, смотреть нужно в корень, как проводится оценка изымаемого жилья, при том, что оценщики как правило свои для окружной и рисуют как надо…
    Тут можно приводить примеры и с добровольностью гражданина и законностью суда примеров немеренно.
    Проблема похоже до конца не изучена и не выявлена. Увы…

  • Отправил Аноним (22.12.2018 )

    :wacko: :bye: :good:

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question