Сегодня: 21.10.17 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

СМИ: Минтимер Шаймиев потребует от Владимира Путина новый договор и Президента

19.01.2017

шаймиев фото Звезда Поволжья

Сегодня, 19 января, госсоветник РТ Минтимер Шаймиев должен встретиться с президентом РФ Владимиром Путиным. Сообщается, что помимо поздравления с 80-летним юбилеем первого президента РТ на неофициальной повестке два вопроса: судьба договора 2007 года между Москвой и Казанью, действие которого истекает в этом году, и название должности высшего должностного лица республики. О том, договорятся или нет, в нашей подборке. 

«ПРЕЗИДЕНТ! ЭТО НАЗВАНИЕ НАС СИЛЬНО ОБЪЕДИНЯЕТ»

Встречу экс-президента РТ Минтимера Шаймиева и действующего главы государства Владимира Путина пока что осторожно подтвердили только в одном Кремле — казанском. В ответ на запрос «БИЗНЕС Online» глава пресс-службы президента РТ Эдуард Хайруллин заявил, что такая встреча «вроде бы действительно должна быть». Однако Хайруллин не смог раскрыть ее подробностей, а на вопрос, правда ли на свидании тет-а-тет речь пойдет о вариантах сохранения поста президента в РТ, ответствовал, что «не может подтвердить эту информацию». Равно как и ее опровергнуть.

«О чем там пойдет речь, мы не знаем», — признался пресс-секретарь Рустама Минниханова. Еще более лаконичной оказалась Нурсюя Шайдуллина, помощник государственного советника Татарстана Шаймиева. «У меня нет пока информации никакой. Вот будет встреча — все узнаете», — отрезала она, разговаривая с корреспондентом нашего издания. Что касается московского Кремля, то его официальные представители по данному поводу также пока что хранят молчание.

Между тем повод для встречи на самом верху есть, и этот повод со всех сторон выглядит невинным и не требующим сугубой секретности. Это — юбилей Шаймиева, которому 20 января исполняется 80 лет.

По следам этого события на телеканале «Россия-1» даже будет показан документальный фильм о Шаймиеве (22 января в 00:30) В анонсе кинокартины бывший глава республики именуется «удивительным политиком», что тут же объясняется: «Почему он удивительный? Потому что, выйдя на пенсию, он, татарин, занимается возрождением сразу двух святынь на Волге — Болгара и русского православного града Свияжск». В контексте такого федерального пиетета к человеку, который номинально сошел с политической сцены 6 лет назад, встреча с Путиным не выглядит неправдоподобной.

Более того, как юбиляр «союзного значения» Шаймиев на этой встрече получит уникальную возможность просить у «людей с букетами» то, чего ему хочется больше всего. А желание у него, как известно, одно — видеть родную республику процветающей. Ну и с «президентом», а не с «губернатором» во главе.

Как сообщает телеканал “Дождь” со ссылкой на свои источники, в Казани нашли способ сохранить в этом единственном регионе пост президента республики, который 19 лет занимал Шаймиев, а сейчас сохраняет его преемник – Рустам Минниханов. Федеральный закон запрещает главам регионов наименоваться президентами.

Суть способа обойти федеральный закон в том, чтобы прописать должность президента в договоре о разграничении полномочий между республикой и Москвой, рассказывают собеседники Дождя. Договор по статусу ниже Конституции России, но выше федеральных законов. Он истекает в следующем году и нуждается в пролонгации. В республике предлагают сформулировать новый закон, где, в частности, решить и этот спорный вопрос в пользу сохранения важного с точки зрения имиджа региона поста президента Татарстана. Сейчас Минниханов – единственный из глав регионов, сохраняющий пост президента.

Один из собеседников не исключает, что схема, найденная в Казани, как и в целом продление договора, будет обсуждаться в закрытой части встречи Путина и Шаймиева.

Беда лишь в том, пишет “БИЗНЕС Online”, что срок действия договора истекает в нынешнем году — 26 июля, когда исполняется ровно 10 лет с момента его подписания. Если его продлить и в нем прямо прописать название должности высшего должностного лица, тогда оба юридических момента, на ровном месте создающих ненужное напряжение, будут сняты одним росчерком пера.

Тема с переименованием должности, напомним, обострилась в декабре 2015 года, когда истек срок, до которого Татарстан в соответствии с федеральным законом должен был отказаться от института президентства, как до этого сделали все остальные национальные республики.

Однако в ходе своей пресс-конференции Путин, отвечая на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online», не стал настаивать:

«По поводу президента Татарстана. Вы знаете, у нас ведь как в стране говорят: хоть горшком назовите, главное, чтобы в печку не ставили. Это действительно дело самого Татарстана, я не думаю, что это так чувствительно, что это заденет какие-то национальные чувства. Вы же знаете, как остро реагируют на свои национальные чувства народы Кавказа, но даже Чечня сказала: нет, у нас в стране должен быть один президент, а мы сделаем по-другому в отношении руководителя, первого лица республики. Это был выбор чеченского народа. Мы с уважением отнесемся к любому выбору народа Татарстана. Поэтому вы сами там решайте, ладно?»

Надо отдать должное, в течение всего года этот юридически не урегулированный вопрос Москва не поднимала, с согласия обеих сторон он стал фигурой умолчания.

Между тем именно Шаймиев — тот, чья подпись стоит под договором и 1994, и 2007 года, — всегда подчеркивал значимость этого момента. Когда в сентябре 2015 года Минниханов победил на выборах в РТ, оставшись у власти на второй срок, никто так горячо не отстаивал его права называться президентом, как Шаймиев.

На инаугурации Минниханова его непосредственный предшественник на этом посту заявил под бурные аплодисменты зала:

«Людям нравится как сам президент, так и название высшего должностного лица нашей республики — президент! Это название нас сильно объединяет. Скажу почему: потому что это слово не подлежит переводу ни на татарский, ни на русский языки. Вот где еще сила и авторитет!»

В декабре 2015 года он предлагал такой выход из коалиции:

«Закон не безупречен. Поэтому я надеюсь, учитывая, что в наступающем году состоятся выборы в Государственную Думу, что тот, будущий, состав найдет возможность… И не то что найдет возможность, а должен хорошо изучить и обсудить, в данном случае применительно к Татарстану, потому что мы одни остались [с названием „президент“] из республик, изменить закон. И чтобы мы вошли нормально в правовое поле в этой части в отношении тех поправок, которые были приняты депутатами Государственной Думы. Это будет справедливо».

С тех пор мировоззрение Минтимера Шариповича вряд ли претерпело существенные изменения. И надо полагать, что 18 января, за два дня до своего 80-летнего рубежа, постаревший политический лев сможет доказать Путину, что президент — это звучит гордо!

«ХОТЬ ГОРШКОМ НАЗОВИТЕ», ИЛИ ПОЧЕМУ ДОГОВОР МОСКВЫ И КАЗАНИ НУЖДАЕТСЯ В ПРОЛОНГАЦИИ

шаймиев путин фото kremlin.ruНапомним, договор в редакции 2007 года был подписан в существенно урезанном виде. Он содержал всего 6 лаконичных статей вместо 9 исключительно подробных пунктов, подписанных в 1994 году рукой Бориса Ельцина в духе знаменитой фразы 1990 года «берите суверенитета, сколько проглотите». Документ путинской эпохи оставляет за РТ, например, право иметь национальные вкладыши в паспортах, иметь два государственных языка и требовать от кандидатов на пост «высшего должностного лица» знания их обоих.

Еще один пункт закрепляет за республикой право поддерживать соотечественников за рубежом в сохранении и развитии национальной культуры. Есть также пункты, в которых речь идет о проведении республикой самостоятельной политики что во внутренних, что в международных делах, но снабжены оговорками о том, что все это делается по согласованию с федеральными органами власти.

Разумеется, история договора «о разграничении полномочий» общеизвестна. Неизвестно лишь одно: есть ли будущее у этого документа? Сенатор от Татарстана Олег Морозов, выступая в ноябре 2016 года на интернет-конференции «БИЗНЕС Online», подтвердил, что тема пролонгации договора «так или иначе всегда затрагивается в каких-то контактах политической элиты Татарстана и Москвы». Вопрос лишь в его содержании.

«Мне кажется, Татарстан должен предложить эту модель, те компетенции, те ответственности, которые стоит разграничить в сегодняшней социально-экономической ситуации, предложить эту идеологию договора. Тогда, уверяю вас, федеральный центр к этому будет относиться не политически, а вполне прагматически, как это было 10 лет назад», — предположил Морозов. Он же чуть ранее заявлял, что «прежний договор подписывался в 2007 году в других экономических и политических условиях». Поэтому «есть вариант просто пролонгировать договор, но необходимо посмотреть, не внесла ли жизнь какие-то коррективы за эти 10 лет в силу изменения самой политической экономической и законодательной ситуации в России».

В конце года тему продления договора довольно смело по нынешним временам прокомментировал спикер Госсовета республики Фарид Мухаметшин.

«Придет время, мы поставим вопрос [о договоре], — заявил он на предновогодней пресс-конференции 27 декабря и добавил. — Мы не хотим новых преференций. Этот договор [существующий] неплохой, там есть нормы, которые позволяют решать практически все возникающие вопросы». По словам спикера Госсовета, смысл документа в том, что не федерация с высоты своего положения передает полномочия региону, а субъект добровольно передает полномочия федерации: «Это не навязанная федерация, как семья по любви. Кирилл, — обратился он к одному из журналистов, — попробуй тебя жени на нелюбимой. С твоей бородой — ты и дня не проживешь!» Далее он выразил полную уверенность, что проблема будет разрешена: «Думаю, что найдем решение, так же как и по президентству» — заявил спикер.

Что до позиции Минниханова по этому щепетильному вопросу, то и он осторожно дал понять, что хотел бы продлить документ как минимум в нынешнем виде.

«Договор работает, ничего плохого никому не приносит, только дает хорошую динамику развития. Татарстан — один из ведущих субъектов Российской Федерации. И я думаю, что наличие договора не ухудшает, а повышает ответственность той или иной территории перед федеральным центром», — считает президент.

«НИКАКИХ УГРОЗ ЦЕЛОСТНОСТИ РФ ОТ РЕСПУБЛИКИ НЕ ИСХОДИТ»

«БИЗНЕС Online» попросил своих экспертов прокомментировать перспективы пролонгации договора между Москвой и Казанью, а также ответить на вопрос, сохранит ли Путин за главой РТ наименование президента.

Рафаэль Хакимов — вице-президент и академик Академии наук РТ, директор Института истории имени Марджани:

— Мне ничего неизвестно про эту встречу, хотя я только вчера видел Шаймиева. Но я только за то, чтобы пролонгировать договор между РФ и Татарстаном, потому что, если заново писать новый документ, то это снова все затянется на три года. Снова пойдут разговоры, все это очень напряженно обычно бывает, начинают разные силы влезать в это дело. А договор написан настолько обтекаемо… С Путиным он согласован, так что лучше всего пролонгировать.

Думаю, что договор все же будет продлен, также считаю, что Москва сохранит пост президента Татарстана. Форму-то и искать [для сохранения поста] не нужно — просто пролонгировать договор, и все. Есть федеральный закон (который разрешает в РФ называться президентом только первому лицу в государстве — прим. ред.), но он противоречит Конституции РФ. Договор имеет статут федерального, так что тут возникает правовая коллизия.

Максим Шевченко — политолог и журналист:

шаймиев-и-ельцин фото БИЗНЕС Online— Я считаю, что, во-первых, Минтимер Шарипович Шаймиев — это великий политический деятель нашего времени, благодаря которому сохранилась федерация, благодаря которому в стране сохранился мир в страшные 90-е годы на фоне двух чеченских войн, благодаря которому РФ оформляется как федерация и развивается.

Во-вторых, что касается договора, это, безусловно, важнейший политический документ внутрироссийской политики. Конечно, я всегда исхожу из принципа, что курицу, несущую золотые яйца, не режут для того, чтобы из нее сварить суп. Татарстан — это успешный регион РФ, никаких угроз целостности РФ от республики не исходит. Все эти угрозы выдуманы. Татарский язык изучать надо всем — что такого? Тут у нас люди турецкий язык изучают, платят за это большие деньги. А тут можно бесплатно выучить татарский, от которого до турецкого два шага. Ни один русский, который будет изучать татарский в школе Татарстана, татарином при этом не станет. Я, допустим, в школе со 2 класса изучал немецкий язык, немцем меня это не сделало.

Допустим, руководитель Татарстана называется президентом. Мне кажется, это дань уважения к татарскому народу, второму по численности народу РФ, народу системно- и государствообразующему. Понятно, что не от названия исходит политика, а от сути вопроса. Президент РТ является главой субъекта, который подчиняется президенту РФ, ясно совершенно, как подчиняется, в каких деталях. Если это название нравится татарскому народу и гарантирует стабильность, мне кажется, это должно быть главным критерием в стране, а не какие-то фантазии, которые бродят в головах каких-то политиков, которые хотят что-то где-то урвать, в частности, у Татарстана.

Так что я надеюсь, что договор будет переподписан. Единственное, как недавно сказал сенатор Олег Морозов, выдающийся специалист по федеративным отношениям, договор надо бы обновить, сделать его соответствующим тем законам, которые были приняты с момента подписания первого договора. В политике всегда есть шанс. Я считаю, что федеративный договор с Татарстаном — это успешный проект, успешная политическая инвестиция, которая когда-то была сделана. Ее надо развивать и совершенствовать, а вовсе не отказываться от нее. Зачем отказываться от того, что хорошо и правильно работает? Это неверный подход.

Павел Салин — директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ:

— Вопрос очень и очень сложный, потому что юбилей господина Шаймиева является только поводом для встречи. Реальной причиной является позиция регионов-доноров, которые все больше недовольны политикой федерального центра и уже в открытую об этом заявляют. Господин Минниханов об этом заявлял накануне Нового года, и на Гайдаровском форуме звучали заявления других губернаторов. Так что есть серьезная фронда регионов-доноров, в том числе Татарстана. Поэтому разговор будет прежде всего об этом, а также о пролонгации договора. Поскольку переговорный процесс только начинается, я затрудняюсь прогнозировать, что там получится по итогам.

Если бы ситуация была спокойной, можно было бы сказать, что договор, наверное, не пролонгируют. Но поскольку ситуация весьма турбулентна, федеральный центр озабочен проблемой лояльности регионов вообще и лояльностью регионов в контексте президентских выборов в частности, очень может быть, что он пойдет на очень серьезные уступки. Поэтому я думаю, что сохранение должности президента Татарстана — это та минимальная уступка, на которую может пойти федеральный центр. Я думаю, что пространство для уступок и торга гораздо шире. Так что сейчас такая ситуация, что регионы могут чувствовать себя как минимум на равных с федеральным центром. Такой ситуации не было уже больше 10 лет точно.

Алексей Макаркин — политолог, замдиректора центра политических технологий:

— Была попытка унификации, чтобы все должности глав республик были именно главами, а не президентами. Но для Татарстана вполне возможно сделают исключение, потому что действительно есть договор. Я не думаю, что на них будут, особенно в кризис, по этому символическому вопросу слишком жать. Переподписание тоже, думаю, возможно, потому что в нынешней ситуации этот договор никаких особых проблем федеральному центру не создает. Там есть другие вопросы, например, татарстанское руководство, как и многие регионалы, естественно, чтобы налоги были перераспределены в пользу республик. Но вот на это как раз, наверное, не пойдут, потому что федеральный центр заинтересован, чтобы у него был финансовый ресурс в руках, особенно в кризис, чтобы была возможность этим ресурсом управлять. Таким образом, эти деньги центру нужны самому. Но в то же время если ты не хочешь давать ни денег, ни договора, это, наверное, не очень разумно. Поэтому договор, скорее всего, пролонгируют, а вот с деньгами будет значительно труднее.

«МНОГО РАЗ ТАТАРСТАН ЧЕГО-ТО ПЕРВЫМ ДОБИВАЛСЯ, А ПОТОМ ДРУГИЕ РЕГИОНЫ ПОДТЯГИВАЛИСЬ»

минниханов фото kazanfirst.ruРуслан Хасбулатов — заведующий кафедрой мировой экономики Российской экономической академии им. Плеханова, и. о. председателя Верховного Совета РСФСР в 1991 году:

— Что касается договора, надо подписать и продолжить договорные отношения. Я лично не видел нарушающих суверенитет России положений в том, что Татарстану предоставлено, может быть, чуть больше полномочий, чем у других регионов. Республика заслуживает такого отношения. В 90-е годы везде же был упадок сплошной, кроме Татарстана и отчасти Башкирии. Эти два лидера как-то сумели сохранить и уровень жизни, и социальную обеспеченность, думали о своем народе, в отличие от того, что произошло по всей стране. Поэтому я думаю, что ничего тут страшного нет, если президент России Владимир Путин прислушается к тому, что говорит опытнейший человек, мудрый парень.

Ростислав Мурзагулов — политтехнолог, бывший пиарщик Муртазы Рахимова:

— В тех неурядицах, которые сейчас в экономике России присутствуют, довольно большая доля чрезмерной вертикализации нашей власти, поскольку мы пришли к тому, что у нас в Москве решается любой вопрос, за любым чихом надо туда отправляться. Я не устаю повторять фразу Муртазы Рахимова: он сказал, что лесника в Бурзянском районе сегодня назначает Владимир Путин. Это глупость, от которой надо избавляться как можно скорее. И избавляться надо не только Татарстану, а всем регионам.

Безусловно, договоры о разграничении полномочий нужны, нормальные четкие правила игры нужны. Нужно понимать, на что губернаторы и другие региональные элиты имеют право, насколько они имеют право у себя дома что-то сделать нужное для людей. На сегодняшний день, к сожалению, этих прав у них практически не осталось. У нас на сегодняшний день в каждой губернии есть два губернатора: это собственно губернатор и генерал-губернатор — это либо полицейский, либо начальник ФСБ, либо начальник следственного комитета, в зависимости от того, кто из них побойчее, кто больше любит влиять на публичную политику. Это очень нездорово, потому что среди этих генералов есть много профессионалов по ловле бандитов, но управлять политической ситуацией и тем более экономикой они не должны ни в коем случае. Нам нужно эту ситуацию искоренить, вернуть в нормальное поле взаимодействия федерального центра и регионов. Это вовсе не сепаратизм, а жизненная необходимость, которую мы видим каждый день у нас в регионах.

Время от времени федеральный центр демонстрирует, что он умеет не только ловить и не пущать, но и договороспособность. Мы это видели на возвращенных выборах губернаторов, на смене жесткого Володина на более либерального Кириенко. Мы надеемся, что во внутренней политике те тренды, которые, я считаю, Кириенко уже начинает задавать, будут усиливаться, а это тренды на то, что во внутренней политике федеральный центр начинает больше заниматься диалогом, меньше диктатом. Это очень правильно. Так что я желаю Шаймиеву удачи в этом разговоре, надеюсь, что своего красноречия и дара убедительности не утратил. Надеюсь, что у него получится у первого. Много раз Татарстан чего-то первым добивался, а потом другие регионы также подтягивались, получали больше возможностей нормальной работы для людей.

«С ПУТИНЫМ ОН СОГЛАСОВАН, ТАК ЧТО ЛУЧШЕ ВСЕГО ПРОЛОНГИРОВАТЬ»

Иосиф Дискин — политолог, сопредседатель Совета по национальной стратегии:

— Я знаю, что вокруг поста президента Татарстана есть некоторое напряжение, общественность Татарстана хочет, чтобы такой пост сохранился. И тут я не вижу особой проблемы. Формальная унификация, что есть только один президент, — это не тот случай, ради которого стоит копья ломать. Хочет народ Татарстана, чтобы глава республики назывался президентом, ну и слава Богу. Где-то отказались — и это, наверное, правильно.

А вот по поводу договора — тут более сложная ситуация. Я, будучи советником Строева в Совете федерации, имел возможность наблюдать за ходом происходящего. И понятно, что тогда уступки были необходимы. Сегодня, нам мой взгляд, Татарстан — один из форпостов экономики России. Такая вполне прочная часть системы единого федеративного государства. И, на мой взгляд, уже нет серьезных резонов продлять этот договор. Это уже больше предмет не общественного мнения, а спекуляций вокруг общественного мнения. Вопрос не в этом договоре, а в том, чтобы в целом укреплять федеративные отношения в стране. Нужно повышать самостоятельность субъектов федерации — тех, кто для этого имеет экономические и финансовые возможности, нужно повышать их ответственность. Кстати говоря, что и предусмотрено договором. Укрепление в целом федеративных отношений покрывает круг проблем, которые являются предметом обсуждения.

шаймиев путин минниханов фото shaimiev.tatarstan.ruЯ очень давно знаю Минтимера Шариповича, мы познакомились с ним в 1987 году. Мудрый, реально понимающий ситуацию, всегда интересы и России, и народов Татарстана ставящий превыше всего. Думаю, что президент России поступил очень правильно, если собрался встретиться с ним и обсудить. Минтимер Шарипович способен донести до президента реальный предмет озабоченности, отделить реальные озабоченности от спекуляций. Президент России много и внимательно занимается федеративными отношениями и тоже понимает. Думаю, что в ходе обмена мнениями двумя крупнейшими экспертами в области федеративных отношений они вполне найдут разумное решение.

Наверное, есть много подводных камней, о которых я могу не знать. Но я верю в эффективность этой встречи, она правильная. Одно дело — действующий глава республики, у которого бездна текущих проблем. И, с другой стороны, Минтимер Шарипович, который выполняет в Татарстане роль Дэн Сяопина (китайский политик и реформатор, деятель Коммунистической партии Китая — прим. ред.), который способен отрешиться от сиюминутных страстей и видеть большие исторические горизонты.

Как сообщает “КоммерсантЪ”, ранее власти Татарстана активно высказывались за продление договорных отношений.

Безусловно, мы выступаем за то, чтобы этот договор действовал. Это пример и подтверждение того, что мы живем в федеративном государстве“,— говорил спикер госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин. Он отмечал, что вопрос будет поставлен в 2017 году, а республика “не претендует на какие-то новые полномочия”.

Рафаэль Хакимов говорит, что это наиболее предпочтительный вариант для руководства республики: “Это будет проще всего. Конечно, неплохо было бы добавить некоторые пункты, например про межбюджетные отношения. Но тогда переговоры могут опять затянуться на три года“.

“Я думаю, что дальнейшие договоры не ухудшают, а повышают ответственность той или иной территории перед федеральным центром”,— заявлял ранее “Ъ” президент Татарстана Рустам Минниханов.

Отметим, что господин Минниханов единственный из региональных лидеров, кому удалось сохранить слово “президент” в наименовании своей должности, несмотря на требования федерального закона. Другие республики от института президента отказались к 2015 году. Федеральный центр не высказывал по этому поводу претензий.

По метриалам “БИЗНЕС Online“, “Дождь“, “КоммерсантЪ“.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question