Сегодня: 14.04.24 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Антироссийские санкции напугали мировую алмазную отрасль

14.02.2024

YKTIMES.RU – Накануне второго этапа санкций против российских алмазов крупные игроки отрасли выступили за их изменения, опасаясь, что ограничения могут негативно сказаться на производителях, огранщиках и ювелирах в разных странах. Протестуют они и против того, что Бельгия, долго сопротивлявшаяся введению санкций, в итоге выторговала себе монопольные привилегии — теперь через Антверпен должны проходить драгоценные камни со всего мира. Forbes.Russia совместно с экспертами рынка оценил, насколько справедливы опасения и могут ли они повлиять на уже принятый план введения санкций

О введении поэтапного запрета на импорт алмазов из России страны «Большой семерки» (G7 — Великобритания, Германия, Италия, Канада, Франция, Япония и США) объявили в начале декабря 2023 года. Позже к ним присоединились ЕС и Швейцария. Запрет на прямой импорт алмазов и бриллиантов из России, а также ювелирных изделий с ними действует с 1 января. На втором этапе, с 1 марта, запрет должен распространиться и на российские бриллианты, ограненные в третьих странах, весом не менее одного карата.

С этого дня все необработанные алмазы весом в один карат и больше, чтобы попасть на рынки Швейцарии, ЕС и G7, должны будут проходить через бельгийский Антверпен, где предполагается проводить сертификацию камней. А с 1 сентября там же предполагается сертифицировать алмазы весом от 0,5 карата. Выбор Бельгии не случаен, поскольку через нее в ЕС импортируется 99,99% необработанных алмазов, говорится в декабрьском документе Еврокомиссии, в котором описывается схема ввода санкций.

Бельгия долго противилась принятию санкций против российских алмазов на уровне ЕС. Еще в 2022 году представитель Всемирного алмазного центра Антверпена Том Нейс говорил про санкции:

«Это удар, который должен повредить России, но есть шанс, что мы нанесем себе больший ущерб. Россияне могут легко торговать своими алмазами со странами, не входящими в ЕС».

Однако уже в октябре прошлого года премьер-министр Бельгии Александер Де Кроо сказал, что Бельгия готова подчиниться решению ЕС и присоединиться к санкциям против российских камней.

«Бельгия пролоббировала свой интерес», — делает вывод управляющий директор Viree Diamond Club Dubai, компании — члена Dubai Diamond Exchange Ксения Костина, комментируя выбор Антверпена в качестве центра сертификации.

При этом к 1 сентября должен быть создан некий механизм отслеживания происхождения алмазов. Сертификация нужна для того, чтобы предотвратить проникновение камней российского происхождения на рынки стран, присоединившихся к санкциям. В настоящее время отследить, является ли российским происхождение бриллианта практически, невозможно, поскольку камень, добытый в России, но ограненный, например, в Индии, поступает на рынок уже в качестве индийского.

Побочный эффект

Накануне второго этапа санкций корпорация De Beers и ботсванская государственная компания Okavango Diamond Company известили «Большую семерку» о своих опасениях.

«Мы понимаем и поддерживаем необходимость введения санкций G7 в отношении алмазов, — заявил агентству Reuters генеральный директор De Beers Эл Кук. — Но для нас важно, чтобы любые введенные санкции достигли желаемого результата, не вызывая ужасных побочных эффектов».

По его словам, в случае проведения сертификации драгоценных камней в едином центре африканские производители будут вынуждены туда отправлять все свои алмазы, что приведет к росту издержек.

«Мы считаем, что система, работающая в Намибии, Южной Африке и Ботсване, безусловно, выдержала испытание временем», — сказал Кук.

В настоящее время De Beers использует блокчейн Tracr, цифровую платформу, позволяющую отслеживать движение природных алмазов от источника до потребителя.

«Наша позиция всегда была очень четкой… Какие бы меры ни принимались, они в конечном итоге не должны приводить к непредвиденным последствиям», — заявил Reuters управляющий директор компании Okavango Мметла Масире.

Агентство также сообщило, что Индия, где сосредоточено 90% мировой индустрии огранки и полировки алмазов, также призвала страны G7 отложить вводимые ограничения, поскольку Индия не уверена в эффективности предложенных систем отслеживания алмазов.

Недоволен санкциями и глава американской консалтинговой компании Rapaport Diamond Мартин Рапапорт. Он разослал 6 февраля многим участникам алмазного рынка письмо, в котором заявил, что санкции, по его мнению, убивают отрасль и, в частности, наносят урон компаниям, которые работают с драгоценными камнями в США.

«Rapaport поддерживает эффективные санкции против России, но решительно выступает против попыток правительства Бельгии и Всемирного алмазного совета использовать санкционные положения США во вред американским потребителям, ювелирам и торговцам, — говорится в письме, с которым ознакомился Forbes. — Бельгия использует свое положение в G7, настаивая на том, чтобы все алмазы, поступающие в США, проходили через Бельгию. Это возмутительный захват господствующих позиций на рынке, который может вызвать рост стоимости алмазов и ограничить их поступление на рынок США».

По утверждению Рапапорта, санкции «избыточны», они способны «уничтожить мелких и средних ювелиров и будут сдерживать торговлю в США, ограничивая распространение алмазов, не подпадающих под санкции». Рапапорт добивается того, чтобы только правительственные учреждения США выбирали средства для идентификации или отслеживания источников импорта алмазов в США. Он также настаивает на том, чтобы камни после пересечения американской границы не подвергались никаким проверкам.

«Никакие иностранные правительства или торговые организации, в которых доминируют корыстолюбивые иностранные компании, не должны манипулировать правительством США или контролировать его в части правил нашей торговли алмазами», — говорится в письме.

Рапапорт призвал получателей послания поддержать его требования и пообещал связаться по этому поводу с официальными лицами в стране.

Бедные влюбленные

«Санкции против российских алмазов создадут проблемы их потребителям, прежде всего американским: они приведут к формированию дефицита драгоценных камней и в США, и на мировом рынке, и резкому росту цен на них, которые сейчас значительно ниже, чем в 2010-х годах, — отмечает независимый эксперт Леонид Хазанов. — В итоге переплачивать будут как американские сенаторы, так и бедные влюбленные».

Однако, отмечает собеседник Forbes, главы правительств стран «Большой семерки» гнут свою линию, упорно игнорируя интересы бизнеса и здравый смысл. В результате, по словам аналитика, растет скрытая напряженность между ними и государствами, чьи экономические интересы санкции затрагивают напрямую, и то же самое можно сказать про частный бизнес. На этом фоне идет активизация деятельности различных лоббистов, за которыми стоят интересы конкретных игроков мирового рынка алмазов, рассуждает Хазанов.

Африканские алмазодобытчики еще полгода назад резко высказывались против таких санкций, напоминает Костина из Viree Diamond Club Dubai.

«Тогда и африканские страны, и Россия, естественно, заявляли, что пострадают от этих мер в принципе все, — говорит она. — Что касается роста цен на конечные изделия, существует разброс мнений. Некоторые считают, что они могут подорожать на 10%, а могут в моменте и на 20-30%».

«В целом можно сказать, что решение по ограничению торговли российскими алмазами является на 100% политическим и несет лишь проблемы для всех участников мирового алмазного рынка», — соглашается ведущий аналитик ИК «Велес Капитал» Василий Данилов.

Алмазодобывающие компании за пределами России теперь могут столкнуться с необходимостью проводить свою продукцию через Антверпенскую биржу, которая путем политического давления стремится закрепить за собой монополию на выдачу сертификатов происхождения камней, продолжает он.

«Как следствие, африканские добытчики алмазов могут понести дополнительные издержки, связанные с изменением маршрутов поставок, в этом случае им придется хотя бы частично заложить их в цену камней, — продолжает Данилов. — В свою очередь, от роста цен на бриллианты могут пострадать производители ювелирных изделий, чьи производственные мощности находятся в развитых странах, в том числе в США. Индия же, осуществляющая более 90% мировой огранки, также может столкнуться с дополнительными издержками на внедрение системы по отслеживанию происхождения и сертификации бриллиантов, а также с дополнительным контролем со стороны блока недружественных России стран. Мы видим большое количество эмоциональных и противоречивых заявлений, поскольку каждая из сторон пытается продвинуть свою точку зрения, и если не отменить, то хотя бы смягчить явно вредоносную инициативу».

Узкое горлышко

Практическое осуществление предлагаемой схемы сертификации вызывает большие сомнения, полагает руководитель отдела аналитических исследований Альфа-банка Борис Красноженов.

«Единый хаб в Бельгии — это, по сути, узкое горлышко для всей торговли, где в одном месте планируют изучать, классифицировать и сертифицировать каждый камень, — отмечает эксперт. — Данный подход существенно замедлит процесс торговли. Второй вопрос — это человеческий ресурс, который будет задействован в данной схеме. Все это значительно увеличит себестоимость алмазов. При этом сектор огранки имеет рентабельность 3-5%, а предлагаемая сертификация может привести к отрицательной рентабельности в данном сегменте».

Также, рассуждает Красноженов, не ясен технологический процесс сертификации: будет ли каждый камень как-то маркироваться или сканироваться, и существует ли для этого соответствующее оборудование? Если это будет просто визуальный осмотр и выдача «бирки», то доверие к такой системе будет низкое, говорит эксперт, отмечая, что при этом признанных во всем мире возможностей сертификации алмазов в Индии и ОАЭ нет.

«За критикой Rapaport механизма по отслеживанию и сертификации алмазов стоят прежде всего ее собственные интересы, — полагает Хазанов. — Компания заинтересована в росте оборотов торговли драгоценными камнями на ее площадке RapNet, а не Бельгии, которая получит фактически монопольное право контролировать движение алмазов по планете, если санкции «Большой семерки» все-таки заработают в полную силу».

В этом случае, добавляет он, Бельгия фактически напрямую сможет определять, куда поставлять алмазы и по каким ценам.

«Тогда в зависимости от нее окажутся все обработчики и покупатели алмазов на планете: огранщикам придется отправлять камни на анализ в Антверпен, выписывать там на них сертификат и затем отправлять назад, а это время и приличные деньги, — объясняет Хазанов. — В то же время непонятно, как же именно планируется определять происхождение алмазов из России: камни, добытые в соседних месторождениях, могут различаться по форме кристаллов, их прозрачности и цвету, содержанию азота, соотношению между легким и тяжелым изотопами углерода. Может быть, будет сделана попытка устанавливать происхождение камней по содержанию в них редкоземельных или еще каких-то элементов? Тогда возникнет вопрос, есть ли в странах «Большой семерки» представительные банки алмазов для сравнения, или они владеют объективными и быстрыми способами анализа алмазов без ущерба их качеству. Я лично пока сомневаюсь, что таковые существуют».

В декабрьском документе Еврокомиссии поясняется, что до сентября включительно компании могут выбирать на свое усмотрение разные виды доказательства нероссийского происхождения бриллиантов, говорит Костина из Viree Diamond Club Dubai. Это может быть блокчейн, а могут быть сертификаты, подтверждающие, что химический состав камня указывает, что камень не был добыт в России, поясняет она.

«А вот с сентября уже будет обнародован полный перечень документов и систем, которые будут считаться официальными для доказательства, — указывает Костина. — Пока нет понимания, что будет служить таким доказательством. Система только формируется, и все пытаются извлечь для себя выгоду».

«Мы не ожидаем, что общий вектор санкционной политики недружественных стран в отношении российских алмазов будет изменен, — добавляет Данилов из «Велес Капитала». — Однако, судя по многочисленным сообщениям в прессе, мы видим, что между всеми сторонами алмазного рынка идут интенсивные и непростые переговоры, в ходе которых могут быть выработаны послабления и исключения из имеющейся схемы».

Сами по себе санкции вряд ли будут отменены, каких-то изменений для «Алросы» ожидать сложно, полагает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Дмитрий Пучкарев:

«Скорее подобные заявления могут стимулировать пересмотр каких-то механизмов соблюдения санкций».

Предупреждены и неуязвимы

На фоне суеты, которую устроили другие участники алмазного рынка, в стане российских алмазодобытчиков царит молчаливое спокойствие. Порядка 90% российских алмазов производит «Алроса». Данные по добыче и продажам компания не публикует с февраля 2022 года, хотя ее генеральный директор Павел Маринычев сообщил, что в 2023 году «Алроса» сократила добычу с 35,6 млн карат до 34,6 млн карат. Как сообщил генеральный директор другой российской алмазодобывающей компании, «АГД Даймондс», Михаил Баков, компания в 2023 году сохранила добычу алмазов на уровне позапрошлого года, добыв 4,5 млн карат алмазов. «Алроса» и «АГД Даймондс» на момент выхода материала не ответили на запрос Forbes о комментарии.

«По продажам «Алросы» пока нет понимания, но санкционный эффект не должен быть существенным: у компании было время подготовиться к давлению и перестроить рынки сбыта», — считает Пучкарев из «БКС Мир инвестиций».

«Действительно, у «Алросы» и «АГД Даймондс» было достаточно времени для налаживания новых каналов поставок, пока санкции только-только обсуждались, и сейчас до запуска механизма контроля и сертификации алмазов оно тоже есть, и вряд ли их специалисты тратят его попусту», — соглашается независимый аналитик Леонид Хазанов.

Поэтому ограничения они вполне могут выдержать и дальше, добавляет он.

По подсчетам Данилова из «Велес Капитала», продажи «Алросы» могли несколько сократиться в 2023 году из-за того, что Индия, основной покупатель российских камней, приостанавливала закупки алмазов с 15 октября по 15 декабря прошлого года. Однако, отмечает Данилов, на 2024 год данные меры не распространялись, а пауза со стороны Индии стабилизировала мировой алмазный рынок.

«Таким образом, мы ожидаем, что продажи «Алросы» в 2024 году будут находиться на уровне производства в 34-35 млн карат, — говорит он. — Однако, если в 2025 году механизм сертификации бриллиантов будет выработан и имплементирован, отечественные компании могут столкнуться с ценовой дифференциацией, при которой российские камни будут котироваться с дисконтом».

Алекс Будрис.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question