Сегодня: 30.07.21 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Артур Алексеев: Путин остается дитем антинародного режима

18.02.2016

YKTIMES.RU – Предлагаем вашему вниманию интервью с членом ЦКРК КПРФ, членом бюро Якутского рескома КПРФ Артуром Алексеевым, опубликованное в газете “Коммунист“.

— Артур Николаевич, что Вы ожидаете от предстоящих выборов в Госдуму? Каковы шансы у КПРФ?

— Здесь надо реально себе представлять конкретную ситуацию в контексте событий, происходящих в мире, во внутренней и внешней политике, проводимой руководящими органами государства. Основоположники теории научного коммунизма, Компартии и Советского государства уже давно вывели законы развития общества. Для того чтобы революции состоялись, необходимы обязательно три фактора:

• Наличие революционной ситуации, которая в свою очередь зависит от того, что “верхи не могут”, а “низы не хотят”.

• Основные движущие силы в лице рабочего класса (ныне — все люди наемного труда) должны быть достаточно организованы.

• Наличие субъективного фактора, то есть той силы, которая является организующим и направляющим фактором, то есть политическая партия.

Народ уже понимает, что в свое время произошла великая трагедия. Это признает и сам лидер государства Путин. Население обмануто грабительской приватизацией,  беспрецедентной в истории человечества, когда кучка людей завладела всем национальным богатством страны. Известны цифры — 10% населения владеют 90 % всего национального богатства страны.

Сегодня “низы” проявляют серьезное недовольство происходящими событиями. И есть мощные руководящие силы —  оппозиция, прежде всего КПРФ.

Но, к сожалению, у руководящей силы явно недостаточно возможностей, чтобы суметь сорганизовать и направить в нужном направлении инициативу масс. И здесь есть множество факторов. Власти предержащие, когда возникают сложные социальные проблемы, во все исторические времена предпринимали маленькую победоносную войну, придумав мощного внешнего врага. А у нас и придумывать не надо. Это есть.

На фоне данных событий, как отметил выше, более-менее осознанно и решительно действует во внешней политике руководство страны, которое сейчас в народе идентифицируется только с президентом России. Я имею в виду события в Крыму. А с другой стороны, ситуация действительно непростая. И для широких масс, видимо, это пока что только на уровне предчувствия нехорошего.

Некогда Россия своей неправильной внешней политикой упустила по сути дела все страны, которые ранее были с ней в хороших отношениях, прежде всего имеется в виду Ближний Восток. Сейчас нас волнуют события, происходящие в Ираке, Ливии,  Сирии. Мы полностью проморгали процессы, разыгравшиеся на Украине, совершенно бездарно проводя предыдущую политику. Упустили и Восточную Европу, а именно Югославию, Болгарию, Чехию, Словакию… Не знаю, решающий это фактор или подлило масло в огонь, но во всяком случае изменение даты праздника с 7 ноября на 4-е тоже повлияло на взаимоотношения России с Польшей.

Все это свидетельствует о том, что, с одной стороны, есть благоприятные условия для того, чтобы Коммунистическая партия могла добиться серьезных успехов на предстоящих выборах. Но, с другой стороны, мы видим, что есть так называемые политтехнологии, которые управляются и рулятся сверху. Они снова изменили условия проведения выборов в свою пользу. Хотя много прекрасных слов высказано о свободе слова, масс-медиа продолжают держать в одностороннем порядке. Поэтому борьба будет непростой.

КПРФ остается подлинной политической силой, использующей избирательную кампанию как метод прорыва информационной блокады, которой окружены идеи коммунистического строительства, взглядов и подходов коммунистов в едином пространстве и как  возможность влияния на население.

— Вспомним, как Ленинская когорта, имея небольшую численность в партии, тем не менее, сумела довести до широчайших слоев населения свои идеи, сплотить вокруг себя народные массы.

— Сегодня это непросто дается, потому что раньше большинство населения было неграмотным и не имелось ни телевидения, ни радио. Яркие слова революционеров как пламя распространялись среди широких масс. И власти противостоять им ничем не могли, так как на население невозможно было воздействовать контрпропагандой.

А сегодня на одну нашу встречу, на одно серьезное влияние на людей, придя домой, включив телевизор, получаем 1001 слово совершенно противоположное. Именно поэтому у Компартии есть сложности в объединении усилий трудящихся масс, в разъяснении их места и роли в стране. И плюс последние события, проводимые руководством страны во внешней политике, хотя это опасная вещь, поскольку  возможности у России совершенно небольшие. У нас нет ни экономического потенциала, ни технических возможностей противостоять западному прессингу.

Не так давно по телевидению показывали сюжет о том, как развивается военно-промышленный комплекс, в частности как в Омской области производят ракеты-носители и авиационные двигатели. Рассказали и о семейной династии — братьях, непосредственно там работающих. Младший брат, который трудится на заводе еще с советских времен, недавно, оказывается, привел туда старшего брата. Они — высокопрофессиональные слесари-инструментальщики. Но внешне младшему брату, видимо, лет 60, а старшему — лет 70.

То есть за годы развала страны мы потеряли высококвалифицированный рабочий класс. И когда сегодня говорим об импортозамещении, то невольно напрашивается вопрос: где тот славный рабочий народ, которым Советский Союз по праву гордился? Именно они могли бы справиться с задачей импортозамещения.

Все это создает удручающее впечатление, но власть грозно заявляет о возможностях России, делает энергичные действия, направляет “вежливых людей”, и наконец-то это вроде бы как на пользу России идет. Вспомнили, что арктическая зона совершенно голая и буквально через Северный полюс американские дивизии могут дойти до Урала в течение двух-трех недель…

Это все вселяет какую-то надежду. Но люди боятся ухудшения обстановки. А мировая ситуация с каждым днем нагнетается. Противостояние нарастает.

Еще с древних времен известно, что на природные ресурсы России открывают рот и Запад, и так называемый Новый Свет. И это осталось в силе. Нефтяное эмбарго губит самую главную экономическую составляющую  нашей страны. Власти предержащие это дело спокойненько перекладывают на народ. А он, наверное, скоро поймет что к чему. Помощь оказывается банкам и крупным корпорациям, а люди получают только все более удорожающие платежи на коммунальные услуги, электроэнергию. За последние три года тарифы уже удвоились, а талдычат о каких-то 11 — 12 % инфляции.

И, более того, уже беззастенчиво действуют. Пример — вопрос, связанный с транспортным налогом. Те, кто занимается грузовыми перевозками, трижды платят налог. В первый раз они платят, когда заправляются топливом, поскольку акциз на так называемый дорожный сбор вложен в стоимость отпускаемого топлива. Второй раз платят транспортный налог с каждой лошадиной силы двигателя. И третий раз — за систему “Платон”: право перевозки грузов по автомобильным дорогам общего пользования. Путин вроде бы дал команду убрать налог за лошадиную силу с тех, кто платит по системе “Платон”. А те, кто является владельцами автомобилей или работают на легковых автомобилях, один и тот же налог платят дважды.

Потери при экспортных поставках нефти за рубеж из-за скоординированных действий Запада по обрушению цен на нее  опять возлагаются на народ. Во всем мире при падении цены на нефть топливо удешевляется, а у нас удорожается. То есть наши крупные компании свои издержки перекладывают на простых граждан. Через цены мы за все платим: через цены на продовольствие, так как его надо доставить. А это серьезные транспортные составляющие. Через цены на услуги ЖКХ, на тарифы на электроэнергию. Все-все, буквально до самой последней мелочи, перекладывают на плечи день ото дня нищающего народа.  Поэтому, думается, что скоро дойдет до него.

Думаю, что сегодня речь должна идти даже не о количестве мест в Госдуме, а о доведении всех истин как можно для более широкого слоя населения. Люди должны осознанно сделать свой выбор, несмотря на страх перед предстоящими событиями, ведь многие говорят: “Лишь бы не было войны, все потерпим, все вынесем”. Действительно наш народ терпеливый, долго запрягает, но если поедет, то очень быстро.

— Недавно на сайте “Аартык” разметили информацию о том, что Вы на выборах в Госдуму якобы поддержите кандидатуру руководителя ООО “Корпорация “Трансстрой-Восток” Александра Дудникова. Так ли это?

— Что касается сообщений о том, кто кого-то куда-то выдвигает, скажу одно: у нас общее партийное правило — все решает коллегиальный орган. Вопрос о партийном списке решим совместно с вышестоящим коллегиальным органом — ЦК КПРФ, а об одномандатных округах —  здесь в Якутском рескоме партии на уровне конференции.

Я уверен, что выдвинут достойные кандидатуры, и сколь скоро перед нами стоит задача —  как можно шире охватить население, то это будут исключительно коммунисты.

— А что Вы думаете о кандидатуре Матвея Евсеева?

— Он не состоит в Компартии. Если кто-то желает идти от КПРФ, то в принципе возможно поддержать его кандидатуру. Но я еще раз повторяю, что главная наша задача — мы со своей Программой и идеями должны дойти до как можно большего числа якутян. А не только добиться какого-то места в выборах, не это главное сегодня. Совершенно очевидно, что социально-политическая и экономическая ситуация в стране такая, что на выборах вдруг получить конституционное большинство весьма и весьма сомнительно. А не получим по той простой причине, что наши идеи еще не дошли до народа, он еще не понял, где собака зарыта и в чем тут дело.

— Сайт “В Якутии” сообщает: “Пресс-служба депутата Госдумы Тумусова распространила новость, вырванную из контекста “Известий”, — о том, что его считают перспективным кандидатом на выборах-2016. Суть новости: якутский эсер Тумусов — лучший из лучших, и ему, только ему, нужно быть вновь и вновь депутатом Госдумы! Разумеется, дело идет к тому, что он вновь намерен остаться в парламенте”. Не припомню ничего из того, что сделал Тумусов за пять лет депутатства Может, я ошибаюсь?

— Останется ли Федот Семенович в Госдуме, от него зависит. У нас голова об этом не болит. Он не является представителем нашей партии. Пусть думают справороссы. Как решат, так и поступит. Федота Семеновича ни разу не показывали спящим на заседаниях Госдумы, но и серьезных инициатив, реально говоря, я тоже не видел.

— Что Вы можете сказать по поводу закона “Об особенностях предоставления земельных участков в Дальневосточном федеральном округе”?

— Это может стать и бедой, и благом. С одной стороны, понятно желание власти привязать к Дальневосточному региону как можно больше населения, ввиду того, что территория Дальнего Востока — это 40% площади России. А численность населения на этой громадной зоне составляет всего-навсего 6%. Незаселенный Дальний Восток постоянно дразнит недоброжелателей нашей страны: что такие просторы с несметными богатствами не используются. Стремление заселить огромный регион с общегосударственной точки зрения, наверное, правильное.

С точки зрения развития территории у нас не хватит собственных сил хорошо ее освоить, именно по-хозяйски обернуть на пользу тех, кто проживает на этой земле.

Но, к сожалению, всегда вызывает опасение, что закон не сработает, как говорил Виктор Черномырдин: “Хотели как лучше, а получилось как всегда”. Здесь надо учитывать специфику каждой конкретной территории. Потому что Дальний Восток по широте занимает почти три часовых пояса, с севера на юг — несколько тысяч километров. Тут совершенно разные климатические зоны.

Если в Приморье растет виноград, то добрая часть Якутии — это тундровая зона, где хозяйственное освоение возможно только двумя видами человеческой деятельности — охотпромыслом и оленеводством. А они требуют больших территорий. Но а та часть Якутии, которая относится к хозяйственно-освоенной территории, — это зона сверхрискованного земледелия, где растительный слой, гумусный, составляет всего-навсего 5 сантиметров, естественно, продуктивность не очень высокая.

Что будет с нашими скрытыми недровыми богатствами? В Якутии детально освоено и изучено в геологическом плане, по недавним данным, только 5 % территории. Что там у нас еще есть, неизвестно, а это будущее  детей, внуков и правнуков.

Подозреваю, что закон очень быстро утвердят. Он почему-то широко до населения не доведен, не показан, публичность не обеспечена. В этом плане тут могут быть очень серьезные проблемы. И, не дай бог, если еще эти земли начнут раздавать не гражданам Российской Федерации.

Что мешает коренному населению и сейчас нормально работать на этой земле? Вроде бы никто не чинит препятствий, но тем менее у нас все свертывается. Почему? Недешево развивать сельское хозяйство.

В рамках тех ценовых паритетов, которые сегодня установились, мы не в состоянии развивать рентабельное сельское хозяйство. Помощь же не оказывается. А если она и оказывается, то совершенно какими-то сюрреалистическими методами и способами.

Говорят, надо развивать оленеводство — увеличить поголовье оленей.

И вот начинается: на бюджет садят зарплату чумработниц, оленеводов и других. А для чего увеличивать поголовье оленей? Ведь олени должны стать товарной продукцией. Оленину возить в Якутск оказывается очень дорого. И она неконкурентоспособной становится.

Когда на Крайнем Севере развивалась золотодобывающая, олово- и сурьмяная промышленность, то существовал рынок сбыта, и был смысл держать именно то поголовье, которое содержали в советское время. Сейчас куда будут сбывать оленину? То есть мы оленей содержим ради того, чтобы были олени. Вот так ныне  звучат подходы правительства и Министерства сельского хозяйства, но никак не звучит задача товарного производства сельскохозяйственной продукции. Тут-то и надо было подумать о совершенно других способах дотирования сельского хозяйства.

Как поддерживается скотоводство в центральной Якутии? Основная масса средств, которая тратится бюджетом на поддержку сельского хозяйства, оседает в руках посредников — до 60%. До производителей доходят копейки. Эти крохи не дают возможности дальше его развивать.

И в таких условиях, конечно, местному населению развивать и использовать те угодья, которые есть, невероятно сложно. А если начнут раздавать угодья и тем людям, которые будут иметь дополнительные источники с мест их пребывания, то местное население тем более окажется с ними неконкурентоспособным. Здесь множество факторов социального, экономического, я бы даже сказал — этногеографического характера, которые необходимо учитывать при принятии закона. Было бы полезно, если бы вопрос обсудили шире.

— У Вас особый взгляд на строительство химического завода в Якутии. Получается, что Вы против мнения большинства? Обоснуйте, пожалуйста, Ваши доводы: почему надо строить завод?

— Вы знаете, мнение большинства — вовсе не значит, что верное мнение. Вспомните, что было мнение большинства, когда проводился референдум о сохранении Советского Союза. Тем не менее, СССР не уберегли. Все те, кто был на местах у власти, предпочли свою самостоятельность, нежели чем общее единство. Это с одной стороны. И вспомним 90-е годы. Тогда казалось, что большинство против существующего строя, все хотели демократии. А итоге получили что? В итоге получили беспредел, когда людей выбрасывают в окно, родные убивают родных… Это что-то вроде какого-то уже психоза находит на людей от жизненных трудностей, проблем, неурядиц, неустроенности… В России зарегистрированы случаи самосожжения. Так что мнение большинства — это так…

Считаю, что строительство химического завода было бы полезно Якутии. Завод стал бы одним из главных предприятий, которое обеспечивало бы выпуск готовой к потреблению продукции (глубокая переработка сырья).

Мы на всех углах кричим, что республика — сырьевой придаток, надо производить завершенную продукцию. А что, мы продаем нефть и газ — это не сырьевой придаток? Это углубление вот такого положения. И в кои-то веки нам удалось убедить и решить вопрос о строительстве завода на территории Якутии, должны добиться получения высококачественного конечного продукта. А ведь мы знаем, что в конечном продукте добавленная стоимость дает наибольшую прибыль.

Рассмотрим это на примере наших алмазов. Если взять за 100% прибыль с конечной алмазной продукции — бриллиантовое какое-то украшение, то прибыль формируется следующим образом. На стадии добычи алмаза формируется 10% прибыли, на стадии его огранки — еще 10%, на стадии изготовления ювелирного изделия формируется 30% прибыли.

А на стадии реализации готового продукта —  ювелирного изделия — формируется 50% прибыли, то есть наибольшая. Мы берем на себя все самое трудоемкое, неблагодарное, а вся самая финишная операция происходит где-то в другом месте.

И когда нам представилась редкая возможность делать готовую продукцию, мы вдруг говорим, что это нам не надо, экологически вредно. Но кое-кто молвит, что только в Хаптагае не надо строить, а в любом другом месте, где народ не живет и прочее, — пожалуйста. Но, извините, тогда мы теряем от доходности предприятия. Туда инфраструктуру надо будет тянут, да никто и не пойдет на такие большие затраты.

Здесь нужен такой подход: должны быть применены самые современные технологии, чтобы это было высокоэффективное экологически безопасное производство. Хочется, чтобы наша молодежь охотилась и рыбачила во время досуга, а не превратила это в режим выживания. Она должна трудиться на высокомеханизированном экологически чистом производстве.

Вот чего нам надо было желать, и мы мечтали об этом. А когда наступил такой момент, вдруг появились страстные сторонники экологии, как в свое время некоторые жители Севера, в том числе и некоторые партийно-советские работники, возмущались тем, что там работает промышленность и прочее-прочее. Но никто из тех, кто с пеной у рта выступал за экологию Севера, туда не вернулся. Они все остались в Якутске, получили дачи, жилье. Понимаете, это все для красного словца.

Кому-то о ком-то заботиться, реально обеспечить ту же помощь оленеводам без богатой экономики сложно. А экономика станет богатой, если республика будет не сырьевым придатком, и у нас появится финишное производство. А оно в наших климатических условиях — это редкий технологический процесс, который возможен и экономически выгоден.

Допустим, если бы у нас было станкостроение и машиностроение, то из-за продолжительной зимы на это производство понесли бы огромные энергетические затраты. Отсюда получилась бы неконкурентоспособная продукция. А тут при химическом заводе действует технология, которая от климатических условий меньше всего зависит.

Вот мои соображения — чисто экономические и чисто в интересах якутского народа, который еще со времен Алексея Кулаковского и Максима Аммосова мечтал о том, что республика станет не только краем — сырьевым придатком, но и будет мощным промышленным и сельскохозяйственным производителем.

— Путин недавно сказал о федеративном устройстве СССР, как бомбе, заложенной Лениным под Россию…

— А каких еще других слов от него можно ожидать? Как только предали идеи коммунистического строительства, так и сразу же пришли к развалу великой державы. Ее уничтожили не потому, что Ленин заложил бомбу, а так как к нам пришли предатели в лице Чубайса, Ельцина, Горбачева. Ведь они признались, что сознательно боролись с советским строем. Горбачев по результатам этого “достижения” стал лауреатом Нобелевской премии.

Путин, оставаясь дитем антинародного режима, проводит ту же политику. И по-другому просто не мог высказаться. Свалить вину со своей головы на человека, который даже не застал Советское государство в расцвете сил, — это и есть способ их существования. Обман, обман и еще раз обман.

Галина МОХНАЧЕВСКАЯ.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question