Сегодня: 24.02.24 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Боль и нищета российской артиллерии

19.12.2022

YKTIMES.RU – Начну я с цитаты министра обороны РФ, Героя России, генерала армии С. К. Шойгу и с больших калибров.

«Совершенствуется контрбатарейная борьба как одна из основных задач огневого поражения противника. К её выполнению привлечены дальнобойные реактивные артиллерийские системы «Торнадо-С» и артиллерийские системы большой мощности «Малка». Это позволяет эффективно поражать иностранные реактивные и артиллерийские системы.»

Как я это понимаю? А так, что со складов длительного хранения будут сниматься советские пушки 2С7 «Пион», и над ними будут работать в стенах «Уралтрансмаша», превращая «Пионы» в 2С7М «Малки». Учитывая, что на хранении находится более 250 орудий 2С7, есть над чем поработать.

Что такое переделка «Пиона» в «Малку»? Это деукраинизация и цифровизация. То есть убирают украинский двигатель и КПП и ставят всё российское. Цифровизация предполагает более современную начинку. Появилась новая система наведения, расчёта дальности, направления стрельбы, связи со спутниками и беспилотными летательными аппаратами, а также автоматизированная подготовка выстрела. Увеличили вдвое (с 4 до 8) количество выстрелов в боекомплекте.

Вот, правда, как не было БПЛА в комплекте, так и нет. Но если что – «Малка» запросто может с ним общаться и работать по данным с борта разведчика.

Итак, если верить данным МО РФ, у нас в войсках около 60 САУ 2С7М «Малка». И ещё минимум 150 можно оперативно подготовить на заводе из «Пионов».

Это хорошо? Нет. С суперплотным огнём российской артиллерии ВСУ уже умеют бороться при помощи «Хаймарсов».

Но давайте посмотрим на это вот с какой стороны. Увеличить количество 203-мм стволов можно. Но им, пушкам, нужны снаряды. Сколько у нас их в арсеналах, сказать нереально, кто выпускает и выпускает ли – тоже. Ну и потом, запулить почти на 50 км болванку весом в 110 кг – это половина дела. Надо, чтобы он, снаряд, куда-то попал. Не в район цели, а в цель.

А что для этого нужно? Правильно, современные системы наведения. Толку от модернизированной пушки родом из 60-х годов прошлого века, если она не в состоянии обеспечить точность стрельбы? Возвращаемся к временам Первой мировой, когда уничтожение противника обеспечивалось часами работы артиллерийских полков?

Нет, конечно, сегодня существуют высокоточные снаряды. Это, в отличие от ракет, очень серьёзная тема, поскольку снаряд нереально сложно перехватить в полете. Что «Экскалибур», что «Краснополь».

Как называется высокоточный снаряд для «Малки»? Правильно, никак. Его нет.

Хотя в 2020 году, в ноябре, индустриальный директор комплекса вооружений «Ростеха» Бекхан Оздоев в интервью РИА «Новости» озвучил намерение «Ростеха» обеспечить «Малку» современными управляемыми боеприпасами.

«Нами проработаны варианты и более глубокой модернизации орудия с разработкой нового поколения боеприпасов, в том числе управляемых. Мы направили эти предложения заказчику.»

Год 2022-й – «…мёртвые с косами вдоль дорог стоят… И тишина…».

А снимаемые с хранения «Пионы» будут превращаться в «Малки» и по-прежнему лупить по площадям. Как 110 лет назад. Потому что как ни старался я найти упоминание об управляемом или корректируемом снаряде 203-мм от «Ростеха», ничего не нашёл.

Конечно, увеличение до таких количеств числа дальнобойных орудий может существенно повысить огневую мощь российской артиллерии. Однако здесь есть два огромных НО:

1. Российская промышленность не в состоянии обеспечить сегодня артиллерийские войска хотя бы минимально достаточным количеством средств разведки и контроля, а также управляемыми и корректируемыми боеприпасами.

2. «Подержите наше пиво», – сказали расчёты «Хаймарсов». Чего греха таить, эта реактивная система практически свела на «нет» всё преимущество российской артиллерии, количественное и качественное. Против бестолковой пальбы по площадям украинцы, ведомые американцами и британцами, ответили весьма точными попаданиями по военной инфраструктуре.

В итоге реальность такова: российские стволы выбрасывают тысячи снарядов, формируя «лунный пейзаж» с весьма незначительным эффектом. А получить в ответ можно, причём очень даже болезненно.

И здесь пришло время поговорить о контрбатарейной борьбе.

Это важный элемент войны. Ясно и понятно, как важна КБС, стало ещё в 2014 году, и для Донецка не потеряло актуальности по сей день.

То, что у нас есть КБС, даже несмотря на то, что о ней говорил сам министр обороны России, высказывание весьма спорное. Хорошо отлаженной контрбатарейной стрельбой сегодня вполне могут похвастаться как раз ВСУ. У них для этого есть всё – чем обнаруживать, чем корректировать, чем стрелять.

Конечно, время от времени украинцы тоже выхватывают в ответ, по крайней мере, имеются видеоподтверждения уничтожения (или попаданий) в американские гаубицы М777. Да, когда получается вычислить это не очень мобильное орудие, то по нему, конечно, летит всё, что может долететь. Но у М777 действительно есть минус – гаубица не очень мобильна, потому и получает. В отличие от «Хаймарсов», которые работают по принципу «приехал – выстрелил – уехал». И ничего с ними не сделать, потому что на всё про всё уходит не более пяти минут.

Почему? Да всё элементарно: а нечем. Да, если серьёзно, то в российской армии, где «более 70 % новой техники», осуществлять КБС практически нечем.

Сейчас возразят мне сразу противники «всепропальщиков»: а как же 1Б75 и 1Б76 «Пенициллин»? Как же наш суперсовременный звукотепловой комплекс? О котором столько говорилось и столько рассказывалось?

Вся проблема в том, что нахваливали его активно, а вот увидеть/прочитать о реальном… нет, не применении. О реальном производстве и поступлении в войска не приходилось, хотя в «списках значится», то есть на вооружение официально принят.

Кстати, там же, в списках вооружения армии России значится и такое изделие, как 1Б33 АЗК-7 «Мезотрон», которому буквально в прошлом году «РТ» посвятило мегахвалебную статью. Ссылка для интересующихся/желающих проверить в конце статьи.

Что меня здесь смущает, так это то, что изделие 1Б33 АЗК-7 «Мезотрон» было разработано в середине 80-х годов талантливыми советскими инженерами О. М. Марченко и В. Б. Смагиным в стенах ОКБ «Молния» в городе Одессе… И на вооружение советской армии был принят в 1988 году. На вооружение ВСУ – в 1991-м.

Совпадение в названии? Вот уж не думаю. Конечно, возможно, там всё модернизировано и переделано, но осадочек от «нового комплекса» остаётся. Так что «новейший» АЗК-7М – это советский комплекс тридцатилетней давности с украинскими корнями.

Примерно так же обстоит дело и с «Зоопарком».

Создавался комплекс как смена жутко неудачному 1РЛ239 «Рысь». Создавался так же долго и муторно, как и «Рысь», потому что было затеяно следующее: два параллельных проекта, «Зоопарк-1» (разработчик НИИ «Стрела») и «Зоопарк-2» (разработчик НПК «Искра», Запорожье, Украина). Начало работ по комплексам – конец 80-х годов, на вооружение армии России «Зоопарк-1» встал в 2008 году, на вооружение ВСУ «Зоопарк-2» – в 2003-м.

С «Зоопарком-1» произошло примерно то же, что и с «Рысью» – комплекс показал себя абсолютно непригодным, и сразу же началась его модернизация. Но и «Зоопарк-1М» приняли только с третьей попытки, дважды сменив членов приёмной комиссии, потому что брать на себя ответственность и принимать на вооружение ЭТО никто не хотел. Потому российский «Зоопарк» встал на вооружение значительно позже украинского.

«Испытания» в Сирии показали, что, несмотря на полную поддержку генералов из Москвы, «Зоопарк» так и оказался никчёмной и дорогой хреновиной. СВО только лишний раз показала это.

Есть сайты на той стороне, где украинские спецы сравнивают свою и нашу технику (пруфов по понятным причинам не будет, Гугл в помощь), благо нашей техники у них теперь валом. Так вот, в сравнении со своим, более старым по времени «Зоопарком-2», о наш там вытерли ноги. Скажете, там всё и вся так – а вот нет. Отзывы о нашем Т-90М были очень уважительными и на грани восхищения. В качестве эксперта был майор-танкист – он однозначно сказал, что на Т-90М творил бы полный беспредел, и что этот танк намного лучше, чем последняя модель Т-64БВ.

Впрочем, лучшим показателем «эффективности» «Зоопарка» можно считать то, что с 2002 года ни одна страна мира не заключила с «Рособоронэкспортом» контракт на покупку этого чуда.

Во многих СМИ (да и в каталогах Минобороны) упоминаются такие изделия, как 1РЛ232 СНАР-10 «Леопард» и 1РЛ232М1 СНАР-10М «Пантера». Это, конечно, слёзы.

«Леопард» разрабатывался с 1966 по 1971 годы, последние машины были собраны в 1991 году. То, что сейчас находится в войсках – совершенно ненужный хлам. Насколько идут работы по «Пантере», суть которых сводится к установке на базу «Леопарда» 1РЛ133-3 «Кредо-1Е», сказать нельзя.

Но стоит отметить, что из войск идут хорошие отзывы о «Кредо» как о вполне работоспособной станции, единственной проблемой которой является частое выгорание электроники на каналах.

Кстати, то же самое говорят и в отношении 1Л271 «Аистенок», который как станция артиллерийской разведки неплох, хорошо видит свои разрывы, технику, но точность обнаружения летящих снарядов, мин и огневых позиций противника оставляет желать лучшего.

Но есть отчеты, как при помощи «Аистенка» успешно давили минометные батареи в ДНР.

Но боль у всех одна – максимум две недели плотной ежедневной работы – и микросхемы горят, как свечки. Надёжность просто никакая, в основном из-за использования микросхем не по типу «нам надо», а по типу «ставим, что дали».

В целом ситуация такая: кроме слов о важности КБС более ничего. Именно потому прилеты ракет ещё хоть как-то пытается отражать наше ПВО, а вот с артиллерийскими обстрелами, которые в исполнении мобильных групп ВСУ смотрятся всё более серьёзно – всё плохо.

Проблема в том, что столкнулись две армии – одна времён Первой мировой (это российская), вторая – уровня войны в Персидском заливе 1990 года. И увы, реально вторая армия кошмарит первую. И первая с этим ничего не может поделать, потому что у второй армии есть огромное преимущество: она дальше и лучше видит, она быстрее осуществляет информационный обмен на всех уровнях, она более мобильна.

У российской артиллерии сегодня просто огромные проблемы. Сложно, пожалуй, сказать, у кого их меньше, чем у артиллеристов.

Работа по площадям. Огромным количеством стволов. Обычно за «огневым валом», о котором так красочно рассказывают офСМИ, следует затишье на несколько дней в ожидании подвоза боеприпасов. Ну, это можно сказать, что нормально, ибо логистика никогда не была сильной стороной нашей армии.

Есть ещё одно сомнение, которое немного так трогает за душу. А справятся ли наши заводы (уцелевшие в рынке) с пополнением запаса? Резерв рано или поздно того… закончится. Работа в три смены – оно, конечно, да, но это при условии, что будет кому работать в эти три смены.

Контрбатарейная борьба. Ещё хуже, потому что её необходимо обеспечивать, а делать это нечем. Вся наша «новейшая» техника на поверку опять оказывается слегка модернизированной советской. Нет, новые «Аистенок» и «Кредо» реально неплохи, им бы ещё советскую надёжность и реально можно выдохнуть. Но увы, не в одном месте дыра, так в другом прореха.

Оснащение. Слава богу, логарифмические линейки ушли в историю и на столах у артиллеристов есть хотя бы калькуляторы. Я имел ряд бесед с лейтенантом одного из наших артполков, выпускником этого года. Правда, товарищ лейтенант закончил не военное училище, а обычный университет в моём городе. Но после выпуска всех, кого было можно (16 человек из 28, что как бы намекает о состоянии здоровья современных математиков), забрали в артиллерию.

О чём мечтает молодой офицер-артиллерист? Вы не поверите… о том, чтобы оказаться в 21 веке, потому что по сути они оказались в середине 20-го. «Планшет-А» или «Планшет-М»? Не смешите, мы не на «Армии-****». Счастье стать обладателем обычного планшета, в который можно засунуть программы для расчётов. И тут ещё два варианта, если командиры вменяемые, то подойдёт любой нормальный по характеристикам планшет.

Если же командиры «не блещут» – родители сбивают ноги в поисках планшетов без СИМ-карт. Но находят, к счастью.

А так – блокнот, калькулятор – и вперёд, выполнять боевую задачу. Планшет гражданский, смартфон – это должностное преступление в глазах некоторых.

Кстати, о «некоторых». Это о различных проверяющих из дивизии, округа и выше. Знаете, в чём большая проблема артиллеристов? В том, что они на удалении от «передка». И им в некоторых случаях даже сложнее, чем танкистам и пехотинцам в плане проверяющих, потому что проверяющие очень любят проверять там, где безопасно. И чем выше звание и должность проверяющего, тем ему должно быть безопаснее.

Так что приехать к артиллеристам и проверить, как там у них – это мёдом не корми и медалек не вешай. Обожают. И проверяют не износ стволов (ещё советских), не пополнение б/к, не как кормят бойцов. Это вещи, над которыми надо, не побоюсь этого слова, работать!

А вот проверить чистоту и комплектность формы, уставные ли ботинки, в наличии ли полотенца (не шучу, это стоило полку одного офицера), нет ли нарушения режима секретности (смартфоны и планшеты) и так далее. То есть согласно тому самому длиннейшему списку, который называется «армейский маразм».

Старлей из-за отсутствия банного полотенца получил замечание, но, видимо, его переклинило, и он просто в лоб задал проверяющему полковнику вопрос: зачем им банные полотенца, если они бани как таковой месяц не видели? В итоге командир получил замечание, старлей выговор, а за выговором на стол командиру полка лёг рапорт. В итоге комполка потерял подготовленного офицера, зато штабная крыса с удовлетворением родила отчетик о проделанной работе. Обнаружил, понимаешь, вражину, у которого нет банного полотенца. Налицо подрыв боевого состояния всего дивизиона, если не полка.

Как не вспомнить тут бессмертного Гашека, который описывал подобное?

Отчетики, кстати, сегодня – дело насквозь обыденное.

Бывают, кстати, и смешные истории. Номер называть не стану, но в одном артполку, получив по результатам проверки по полной программе, придумали военную хитрость, благо думалка была, и было чем хитрость реализовать. «Мавиком».

Картина была маслом: стоит дивизион, полковник из штаба дивизии, уже изначально недовольный увиденным в располаге, готовится вдумчиво всё осмотреть, детально разобраться и поиметь всех подряд. Дивизион стоит в строю, полковник и командиры перед строем, и вдруг – такой высокий и нудный звук пропеллеров. Высоко, на пределе слышимости. Народ в строю нервно закрутил головами, проверяющий напрягся. «Сегодня раньше обычного что-то», – сказал командир дивизиона.

Проверка, как вы поняли, не состоялась. Слава богу, в штабах уже знают, чем заканчиваются визиты украинских беспилотников, а отличать своих от чужих ещё не умеют. Так что пока работает.

Итого: советская аппаратная радиоэлектронная база с частично заменёнными на китайские гражданские микросхемы, калькуляторы и купленные на свои или переданные помощниками планшеты, гражданские китайские коптеры, приобретённые за счёт тыла, выдаваемые поштучно управляемые снаряды, отсутствие таковых для калибров 122-мм и 203-мм, убогая связь – это сегодняшний день российской артиллерии.

Против спутниковая группировка НАТО, беспилотные аппараты в достаточном количестве, прекрасная система связи, позволяющая тратить минимум на передачу данных куда угодно – это артиллерия ВСУ.

Есть положительные моменты. Со снарядами у ВСУ ещё хуже, чем у нас. Но украинские артиллеристы стараются компенсировать это точностью стрельбы и оперативным управлением.

Стволы, стоит сказать, что немецкие, что американские, однозначно хуже советских и изнашиваются намного быстрее. Это большой плюс, потому как создавать «огневые валы» – это не для украинцев пока точно. Однако и особой сути в этих бессмысленных выстреливаниях десятков тысяч снарядов тоже нет. «Лунный пейзаж», конечно, впечатляет, но впечатляет своей жестокой бессмысленностью, поскольку снаряды просто перепахивают поля или жилые кварталы.

К сожалению, «Бог войны», артиллерия, которая действительно играет очень важную роль в войне на Украине, реально выглядит как какая-то Золушка. Старающаяся сделать хоть что-то изо всех сил, но увы, без феи никак.

А феи, увы, не предвидится. А уставшие от безумия командования офицеры продолжают писать рапорта об увольнении. И на смену им приходят в принципе не обученные парни из гражданских университетов. И они, вчерашние выпускники, должны заменить в строю тех, кого готовили не один год.

И перспектива после внушительных, но бесполезных «огневых валов» – остаться без снарядов. Да, как в Первой Чеченской было. Когда пушки и гаубицы замолчат, потому что останется последний б/к, который можно будет тратить исключительно по команде командира армии и не ниже. Проходили.

Разведка и обработка полученной информации. Вот в распоряжении ВСУ имеется если не сетецентрическая система, то её подобие. Украинские командиры артподразделений получают координаты целей и (что очень важно) сами принимают решения об их поражении, в то время как российские артиллеристы вынуждены тратить время (причём изрядное) на согласование и получение разрешений. У украинцев можно назвать это не сетецентричностью, а децентрализацией, но информация, положенная «на блюдечке» артиллеристам – это весьма важная компонента боя.

И да, далеко не по каждым координатам можно стрелять нашим артиллеристам. Есть зоны, запретные для артогня. Не известно, по каким причинам, но они есть, и их довольно много.

Что у нас: ничего. «Орлан-10», если таковой и будет в распоряжении батареи/дивизиона «Мста-Б» (просто на них служил мой собеседник), плюс приборы управления стрельбой – это не сетецентрическая система управления. Это БПЛА, работающий в интересах дивизиона. И передаваемые им данные не видят ни соседи, ни танкисты, никто. Да, это лучше, чем ничего, но…

Но когда у тебя «лучше, чем ничего», а у противника лучше, чем у тебя – это ведёт к чему? Правильно, к поражениям. Ну или «перегруппировкам», что, в принципе, почти одно и то же.

Современная российская артиллерия (современная – это переводится как «стоящая на вооружении в настоящее время, так-то она вся сплошь советская) будет и дальше испытывать большие проблемы при борьбе с артиллерией ВСУ, на стороне которой и более современное вооружение, и – главное – более качественное снабжение информацией.

К сожалению, в столкновении двух артиллерий, между которыми более 100 лет военной эволюции, определённо принесёт победу более современная. Засыпание снарядами (десятками тысяч) площадей и упование на то, что что-то да залетит куда надо – это времена Первой мировой. И именно в таком режиме работает российская артиллерия.

Многие называют такой подход «всепропальским», угрожают написать в «Спортлото» и в другие инстанции. То есть несогласные. Но попробуйте тогда ответить на один вопрос: вот то, что сегодня ВСУ методично уничтожает Донецк – это нормально? Белгород? Населённые пункты Курской, Белгородской, Донецкой, Луганской, Херсонской, Запорожской областей?

Нет, вот просто берёт и уничтожает. Вчера, сегодня. Завтра будет уничтожать. Простите, где та самая контрбатарейная борьба, о которой говорил Шойгу? Где реально отслеженные и уничтоженные орудия и РСЗО, которые стреляют по Донецку?

Российская артиллерия сегодня представляет собой несколько не то, что хотелось бы видеть. Уровень Первой мировой войны. А хотелось бы увидеть 21 век. Современные орудия и РСЗО, сетецентрические системы, спутники, беспилотники, вычислители мирового уровня, управляемые снаряды и всё прочее. То есть – артиллерию современной армии.

Пока что можно увидеть только артиллерийские системы советского образца, способные устраивать на гектарах лунный пейзаж. Но так «Бог войны» войны не выиграет.

Роман Скоморохов.

Источник: сайт журнала “Военное обозрение“.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question