Сегодня: 28.10.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Бюджетно-сословное послание

21.09.2020

YKTIMES.RU – Главной российской экономической новостью прошедшей недели стало одобрение законопроекта о федеральном бюджете. Его расходы будут сокращены, а доходы должны быть увеличены. Правда, сделать бюджет бездефицитным не получится — уж слишком значительным оказалось падение экспорта. Поэтому вместо извлечения доходов из нефти власти всерьез возьмутся за кошельки людей, пишет “Новая газета”.

Деньги любой ценой

Уже в июле начальство заявило о своей решимости любой ценой возместить издержки, которое оно понесло во время карантина, и заставить граждан самих заплатить и за карантин, и за сокращение экспортных доходов, и заодно компенсировать вывоз капитала. Это нормальная логика для колониальной корпорации восемнадцатого века, и непонятно мне удивление всех, кто пытается отыскать в проекте бюджета какие-то другие смыслы.

Если коротко — расходы по незащищенным статьям бюджета будут сокращены на 10%. Последний раз такое случилось в 2016 году во время очередного (сколько их уже было!) падения цен на нефть и сокращения экспортной выручки. В 2021 году правительство даже откажется от очередной индексации зарплат чиновников — за счет переноса очередной реформы денежного содержания федеральных чиновников предполагается сэкономить аж 118,5 млрд рублей. В целом же расходы бюджета на протяжении ближайших трех лет будет сокращены примерно на 2,7 трлн рублей — по 900 миллиардов в год.

Кроме «обычных» бюджетных расходов будут сокращены еще и программы закупки вооружений — на 5%. Правда, вопреки всей агрессивной риторике, расходы на оружие так или иначе уменьшаются на протяжении последних пяти лет, зато на пропаганду денег не жалеют, как патронов в последнем бою, — на государственные СМИ будет выделено больше 100 миллиардов рублей. Это логично — еще в Советском Союзе шутили, что для гарантированного наполнения холодильника его надо включить в радиосеть. А поскольку даже Росстат предупреждает о случившемся увеличении числа бедных до 19,9 млн человек, без усиления градуса истерики в ток-шоу не обойтись.

Денег же для бедных не предусмотрено — даже глава Счетной палаты и экс-министр финансов Алексей Кудрин удивляется, почему бы не выделить на поддержку граждан и бизнеса «несколько сот миллиардов» рублей, которые у правительства есть — в том же Фонде национального благосостояния, ликвидная часть которого по нынешнему курсу составляет 100 миллиардов евро.

Но как раз ФНБ расходоваться и не будет. В следующем году из фонда планируется взять всего 91 млрд рублей, а с 2022-го правительство планирует возобновить скупку валюты для его пополнения.

Компенсировать же выпавшие доходы предполагается за счет заимствований — по итогам 2020 года Минфин намерен занять 5–5,5 трлн рублей, а в 2021 году около 4 трлн рублей, В результате уровень правительственного долга к концу 2023 года превысит 21% ВВП, а расходы на его обслуживание вырастут на 80% — с 900 млрд рублей в 2020 году до 1,6 трлн рублей в 2023-м.

Кроме того, власти планируют «мобилизовать доходы», а проще говоря — повысить налоги. Первыми должны будут заплатить нефтеэкспортеры — им предстоит выложить дополнительно 290 млрд рублей (за счет отмены льгот по налогу на добычу полезных ископаемых и экспортной пошлине), еще 56 млрд доплатят металлурги и химики — за счет повышения НДПИ на руды, 72 млрд добавят курильщики — пачка сигарет станет дороже на 20 рублей, ну еще НДФЛ 15% для тех, кто зарабатывает больше 420 тысяч в месяц, и налог на проценты со вкладов более миллиона рублей.

Бедные заплатят

Все это преподносится, как будто за кризис должны будут заплатить богатые (ну еще и те, кто не отказывается от вредных привычек). Но на самом деле начальство вводит нас в заблуждение. Все действия власти мы оплатим своими деньгами.

Вообще-то граждане уже один раз заплатили за карантин — тем, что сидели по домам, вместо того чтобы ходить по торговым центрам, покупая потребительский импорт, и ездить за границу, предъявляя спрос на валюту. Только вынужденный отказ от международного туризма позволил «сэкономить» двадцать миллиардов долларов. Впрочем, эти деньги в стране все равно не остались — за 7 месяцев 2020 года вывоз капитала, по оценкам ЦБ РФ, составил $35 млрд.

Поскольку люди валюту не покупали и за границу не ездили, логично предположить, что эти деньги вывезли государственные олигархи.

Если бы не наша с вами «экономия», экспортировать капитал начальству было бы труднее — валютной выручки, резко сократившейся весной, «на всех» не хватило бы.

Что же касается наполнения бюджета, то власти вполне сознательно вводят нас в заблуждение, утверждая, что НДПИ платят только владельцы шахт, горнообогатительных комбинатов и нефтяных вышек. А уж тем, кто не зарабатывает 400 тысяч в месяц и не имеет миллиона рублей на депозите в госбанке, беспокоиться вообще не о чем — можно только бросить курить, если уж ты не готов поддержать страну своим рублем.

Дело в том, что тот же НДПИ — это плата за эксплуатацию недр, находящихся в федеральной собственности, то есть в собственности всех граждан России. Это всего лишь плата за недра, которые принадлежат всем нам. Может ли правительство повысить этот налог? Почему бы и нет? Только проблема в том, что, изымая эти деньги, власти изымают их у всех нас. Как объяснял экономист Андрей Мовчан, «источником почти всех налогов является народ России. И именно он является бенефициаром всех источников этих налогов. Государство — посредник в процессах платежа, и ничего более».

Ресурсная экономика: между Канадой и Конго

Ресурсная экономика только на первый взгляд кажется простой и устойчивой. Для ее развития необходимо, чтобы эксплуатанты месторождений имели мотивацию снова вкладывать свой заработок в геологоразведку и совершенствование технологий добычи этих ресурсов. Если такая мотивация у них есть, то на выходе получается Канада, Австралия или Норвегия — самые что ни на есть «ресурсные страны». Если же мотивация владельцев шахт и нефтяных качалок — заработать побыстрее и эвакуировать капитал в страны со стабильными институтами защиты собственности, у вас получаются Нигерия или Конго.

Или если страна маленькая, то Ботсвана, которой правит вполне себе коррумпированная олигархия, ничем не лучше российской, но доходов от экспорта алмазов Ботсване хватает и на экономический рост, и на строительство городов, и даже на роскошь свободных выборов.

Надо отдать должное российскому начальству — оно старается выстроить бюджетную политику так, чтобы основная масса доходов бюджета формировалась за счет выручки от продажи полезных ископаемых, которая собиралась бы без участия населения. Главные наши налоги — это НДПИ и НДС, а НДС — производная от налогообложения импорта. Больше нефти — больше импорта — больше налогов. Соответственно, меньше импорта — меньше налогов.

Но доходов от нефти и роста импорта в ближайшее время нам ждать не придется — в опубликованных ЦБ РФ «Основных направлениях денежно-кредитной политики», где представлены прогнозы по российской экономике на 2020–2023 гг., нет ни одного сценария, в который был бы заложен рост цен на нефть. В каждом из «вариантов будущего», каким его видит ЦБ, российскую экономику ждет существенное сокращение экспортных доходов, а с ними — притока иностранной валюты, которой оплачивается импорт и гасится внешний долг.

Даже в самом позитивном «базовом» сценарии ЦБ предполагает, что по сравнению с 2019 годом экономика недосчитается 134 млрд долларов валютной выручки в 2020 году, 112 млрд — в 2021-м и 70 млрд — в 2022-м. Суммарно же за три года экспортные доходы экономики — 844 млрд долларов — станут минимальными c периода 2004—2006 гг.

Как это компенсировать? Вы угадали — обложить налогами экспорт. Этот налог мы обязательно почувствуем на своем кармане, только с небольшим лагом по времени. Чем меньше денег останется у компаний, тем меньше они будут инвестировать внутри страны. А чем меньше инвестиций внутри страны — тем меньше экономический рост. И тем ниже доходы граждан.

И хорошо, цинично скажет начальник, чем меньше у людей денег, тем меньше будет спрос на валютную выручку, за счет которой оплачивается потребительский импорт. Ну и тем меньше издержки на оплату труда и выше конкурентоспособность экспортеров.

Власть важнее роста

Но разве экономический рост вместе с ростом доходов не является приоритетом для власти? Нет, не является. А если вы думаете иначе, то это вы просто телевизора насмотрелись. Приоритетом для власти в наших условиях является ее сохранение и превращение в личную собственность, которая защищается исключительно властным ресурсом.

Экономический рост может быть приоритетом только в тех странах, где элитные группы сменяют друг друга во главе страны и каждая хочет предъявить народу доказательства своего права руководить. Лучший аргумент в этом случае — «деньги в руки», постоянный рост благосостояния людей. Тогда экономический рост — то есть увеличение подушевого дохода — становится важным для политического руководства. Если же правящая верхушка убеждена, что сможет править вечно, то рост доходов людей ее совершенно не интересует.

Такая «элита» заинтересована в том, чтобы росла не экономика «вообще», а увеличивалась только та часть общественного пирога, которую «элита» может откусить в свою пользу.

Эта политика объясняет, почему нынешний министр Силуанов не слушает советов бывшего министра Кудрина по поводу возможности поддержки людей за счет средств ФНБ. Кудрин справедливо напоминает, что во время кризиса 2009 года именно расходование средств резервных фондов помогло избежать падения доходов людей и быстрое восстановление экономики.

Ну и что, возразят нынешние начальники, и как люди нас за это отблагодарили? Вышли на улицы в 2011–2012 годах? Нет уж, этот опыт учтен, осмыслен, и повторять его никто не намерен.

Похоже, начальство прочитало знаменитую статью Сеймура Мартина Липсета «Некоторые социальные предпосылки демократии: экономическое развитие и социальная легитимность», где говорится, что «спрос» на демократию начинается с $10 000 подушевого ВВП (в современных ценах). И поняло великого социолога так, что для сохранения собственных исключительных привилегий власти большинству общества ни в коем случае нельзя давать подняться выше этой планки. Вот ему и не позволяют.

Главный рычаг

Отсюда и возникновение «высшего» контура экономики, где доходы исключительно велики вопреки любому кризису, и «низшего», который продолжает мало-помалу сползать вниз. Среднего класса такая модель не предусматривает — его будет заменять неустойчивая прослойка выходцев из «нижнего контура», зависящих исключительно от хорошего настроения начальства и избытка ресурсов, и в любую секунду могущая сорваться вниз. Об этом еще в начале карантина предупреждал Ярослав Кузьминов, ректор НИУ ВШЭ, — «доходы будут падать у всех слоев общества, но если обедневшие богатые все равно останутся богатыми, а бедные так и будут бедными, то для среднего класса … есть серьезные риски скатывания в бедность».

В этих условиях бюджет — главный рычаг управления страной и богатством людей. Вы будете смеяться — чем слабее экономика страны и меньше ее бюджет — тем большую часть такого бюджета начальники могут обратить в свою пользу. Экономисты МВФ в исследовании с говорящим названием «Потрачено не зря» изучили объем бюджетных расходов на инфраструктуру и ее качество в 164 странах мира — чтобы определить, при каких условиях государственные вложения оказываются эффективными. Выяснилось, что даже в самой развитой экономике бессмысленно «пропадает» порядка 15% государственных инвестиций. Зато в развивающихся странах государственные инвесторы пускают налево чуть больше трети инвестиционного бюджета, а в слабо развитых странах — больше половины. Объяснение тут простое — там, где бюджетным инвестициям нет альтернатив, тот, кто распоряжается деньгами, — распоряжается всем.

Ключ к «бюджетному посланию»

И тогда становится понятным, почему начальство принципиально не хочет расходовать ФНБ ни в какой ситуации. Если состояние экономики и доходы людей критически зависят от расходов бюджета, а где-то в одном месте (а точнее — в одних руках) сосредоточена половина этого бюджета (размер ФНБ — больше 50% расходов бюджета РФ), то реальный распорядитель этих денег всегда будет самым могущественным человеком страны.

Начальство твердо усвоило — власть должна иметь столько денег под рукой, чтобы в любую секунду купить лояльность всех, кто ей будет нужен в критической ситуации. Бюджет — рычаг управления лояльностью, а ФНБ — рычаг управления теми, кто наполняет бюджет экспортными доходами. А лояльность, покупаемая бюджетными средствами, — гарантия того, что прибыль из страны в интересах ее хозяев будет извлекаться вечно.

В этой логике экономический рост не то что не нужен, но и прямо противоречит интересам власти — не абстрактного «государства», а реальных людей, занимающих ключевые посты. Это при зарплате в 30–40 тысяч рублей «детское пособие» в 10 тысяч кажется щедрым подарком начальства. А при зарплате в 1000 евро — 100 евро субсидии не выглядят чем-то значительным. Так и «фонд» в 100 миллиардов евро кажется гигантским на фоне бюджета в 200 миллиардов евро и подушевом ВВП в 8000 евро в год. Но если экономика вырастет, то значимость такого денежного запаса для экономики уменьшится.

Поэтому неправы те, кто называет нынешний бюджет «стагнационным» и призывает власти посмотреть на опыт Европы и Америки, где бюджетные расходы стали одним из ключевых элементов восстановления экономики. Начальство этот опыт отлично знает и следовать ему — не собирается.

Власти нужен не рост ВВП и доходов людей, а такое состояние экономики, чтобы люди критически зависели от доброй воли начальства. В этом и суть «бюджетного послания», которое власти адресуют людям. Только оно выражено не в словах, а в колонках цифр и фамилиях получателей государственных контрактов.

Дмитрий Прокофьев, экономист, автор канала moneyandpolarfox.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question