Сегодня: 14.04.24 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Достаточно ли сокращения российской добычи для реализации интересов страны?

13.02.2023

YKTIMES.RU – По итогам 2022 года Россия продемонстрировала рост добычи нефти на 2%, до 535 млн т., сообщает ИнфоТЭК. Однако уже в конце прошлого года и на правительственном уровне, и из уст экспертов начали звучать заявления о том, что в начале 2023 года неизбежно произойдет некоторое сокращение производства “черного золота”, обусловленное необходимостью перестройки логистических цепочек. И на прошлой неделе эти прогнозы были оформлены в официальное решение на уровне правительства – вице-премьер Александр Новак сообщил о планах по сокращению добычи в стране на 500 тыс. барр/сут. Это эквивалентно примерно 5% производства, что четко укладывается в озвученные Новаком еще в прошлом году возможные параметры снижения добычи. Как и у любого решения, у данной меры есть свои плюсы и минусы. Попробуем в них разобраться.

Не кормить серый рынок

Весьма показательно, что заявлению Новака предшествовали два важнейших события. Первое из них – это ввод с 5 февраля в действие потолка цен на российские нефтепродукты и эмбарго на их поставку в Европу. Как и в случае с нефтью, размеры потолка до последнего момента держались в тайне, но оказались до разочарования предсказуемыми.

Западные чиновники очень старались подогнать свои “жесткие меры” под реальную стоимость российских нефтепродуктов на внешних рынках. Чтобы, значит, и на дерево влезть, то есть в очередной раз продемонстрировать “свою непримиримую позицию” по отношению к Москве, и рыбку съесть, то бишь избежать “вымывания” российского топлива с глобальных рынков. Таким образом, еврочиновники стремились, с одной стороны, сохранить приемлемый для западных потребителей уровень мировых цен на горючее, а с другой стороны – оставить лазейки для поставок тех же нефтепродуктов в Европу по серым схемам, фактически сделав использование подобных лазеек выгодным и для “теневых спекулянтов”, и для самой России. Подчеркнем, ситуация с нефтепродуктами точно повторяет аналогичный кейс с сырой нефтью.

Второе событие – вступление с 1 февраля в силу запрета со стороны РФ на поставки нашей нефти с учетом ценового потолка. Теперь экспортеры обязаны не допускать наличия в зарубежных контрактах положений о применении механизма фиксации предельной цены. Правда, соответствующее постановление правительства оказалось вялым и беззубым. Фактически кабмин обязал экспортеров самостоятельно обеспечивать отсутствие в собственных контрактах любых признаков пресловутого “потолка”. А Минэнерго поручено осуществлять некий мониторинг (не контроль и наказание нарушителей, а именно мониторинг) выполнения экспортерами этих обязательств. Каких-либо реальных механизмов выполнения указа президента о недопущении поставок нефти по “потолочным” ценам в постановлении правительства не наблюдается. И создается нехорошее впечатление, что отечественные и западные чиновники хотят одного и того же – открыть двери серому рынку.

Первые будут закрывать глаза на то, что сырье продается в Европу по установленным нашими недругами заниженным ценам, а вторые будут “не замечать”, что нефть и нефтепродукты поступают в Старый Свет из России, обложенной санкциями.

Конечно, подобная “взаимная слепота” могла бы поддержать на какое-то время уровень добычи в России – по крайней мере, до тех пор, пока не будут налажены новые логистические цепочки в восточном направлении. Но подобные уступки “бывшим партнерам” были бы большой политической ошибкой, демонстрацией готовности России “прогнуться” под западные санкции. И в этом контексте решение о сокращении добычи на 500 тыс. барр/сут выглядит как запоздалый, но все же сигнал к тому, что мы не будем “кормить” серый рынок.

Несомненно, сокращение добычи (и, следовательно, экспорта) будет осуществляться именно за счет прекращения поставок на западные рынки, в то время как товарные потоки в восточном направлении будут только расти. Для этого есть хорошие предпосылки. Так, согласно средней оценке экспертов, опрошенных Bloomberg, в 2023 году спрос на нефть в КНР увеличится на 800 тыс. барр/сут. В результате он достигнет исторического максимума в 16 млн барр/сут. Существуют и еще более смелые прогнозы. В частности, аналитик Wood Mackenzie Ltd Итиан Ли ожидает увеличения потребления в Китае в нынешнем году на 970 тыс. барр. По ее мнению, это произойдет благодаря росту числа путешествий и авиаперелетов (особенно международных) начиная со второго квартала.

Таким образом, уже в среднесрочной перспективе российский нефтяной экспорт за счет наращивания поставок в Китай, а также в Индию и другие страны АТР может не только вернуться на прежние показатели, но и вырасти.

Помимо ограничения возможности для развития серого рынка сокращение добычи приведет, несомненно, к повышению котировок “черного золота”. После введения европейского эмбарго прогнозы относительно цен на нефть в 2023 году уверенно закрепились в коридоре $90–100 за баррель. Теперь же есть основания полагать, что они могут и превысить $100. Иными словами, некоторое сокращение добычи может быть с лихвой компенсировано повышением цен и даже обеспечить дополнительные доходы российскому бюджету.

Есть ли риски?

Теперь посмотрим, какие новые угрозы и риски может нести с собой это решение. Прежде всего, надо помнить, что свято место пусто не бывает и в случае сокращения экспорта из РФ ее ниши на мировом рынке могут занять страны, обладающие существенными резервными мощностями, в первую очередь Саудовская Аравия. Поэтому хочется верить, что решение правительства было заранее обсуждено с партнерами по ОПЕК+ и Москва получила гарантии того, что саудиты и их ближневосточные партнеры не воспользуются моментом и не выбросят на рынок дополнительные объемы сырья.

Самому Эр-Рияду подобный сценарий очевидно не выгоден – королевству предпочтительнее получить дополнительные доходы благодаря повышению нефтяных котировок. Но нельзя забывать и о политических аспектах. Вспомним, ранее Соединенным Штатам не раз удавалось продавливать свои интересы на Ближнем Востоке, подталкивая Саудовскую Аравию к росту добычи в нужный момент. Хотя надо признать, что в последнее время американская энергетическая дипломатия изрядно выдохлась, а Джо Байден – не та фигура, которая пользуется популярностью на Ближнем Востоке.

Второй важный момент заключается в том, что нельзя расценивать решение о временном сокращении добычи как возможность для некой передышки, как повод замедлить темпы развития отрасли. Прежде всего, необходимо не снижать темпы ввода в эксплуатацию новых перспективных месторождений, ибо именно в этом заключается залог успешного развития отрасли на средне- и долгосрочный период. Здесь хороший положительный пример показывает компания “Роснефть”. Добыча жидких углеводородов в рамках ее проектов, запущенных с 2016 года, достигла в январе–сентябре 2022 года 546 тыс. барр/сут (+7,5% год к году). Доля этих проектов в общей добыче составила 14,3%.

Здесь особая роль отводится флагманскому мегапроекту “Восток Ойл”, в периметр которого входят 52 лицензионных участка на севере Красноярского края и в ЯНАО, где уже открыто 13 месторождений нефти и газа. Огромная ресурсная база, высочайшее качество сырья, низкие удельные затраты на добычу и минимальный углеродный след (на 75% меньше, чем у других новых крупных нефтяных проектов в мире) – все эти факторы делают “Восток Ойл” одним из самых перспективных нефтегазовых проектов в мире. И как раз “Восток Ойл” является базой для мощного наращивания добычи и поставок нефти в средне- и долгосрочной перспективе.

Наконец, третий риск связан с фискальной сферой. В случае роста нефтяных цен и увеличения прибылей отечественных ВИНК (даже на фоне сокращения добычи) у налоговиков появится очередной соблазн усилить налоговый пресс на отрасль. Портал ИнфоТЭК уже писал о том, что после принятия в ноябре 2022 года законопроекта “О внесении изменений в статью 4 части первой, часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации” дополнительные налоговые изъятия составят для нефтяной отрасли 420 млрд рублей. В результате налоговая нагрузка на нефтяную промышленность увеличится с 73% до 75% от выручки. Это существенно превышает показатели других отраслей. Так, к примеру, для горнорудной и металлургической промышленности она благодаря принятию нового закона была сокращена с 26% до 25%.

Но именно теперь, в период перенастройки отрасли и формирования новых логистических цепочек, компаниям НГК нужны средства для инвестиций. Сокращение добычи – мера временная и дающая лишь краткосрочный эффект в плане повышения мировых котировок “черного золота”. Но нам надо быть готовыми к тому, чтобы в нужный момент приступить к восстановлению и дальнейшему наращиванию добычи. И очень важно, чтобы налоговый пресс не расплющил инвестиционный и производственный потенциал отрасли.

Сократить добычу мало…

Крайне важно также понимать, что снижение добычи – это далеко не единственная и отнюдь не лучшая мера ответа на внешнее давление со стороны коллективного Запада на нашу страну. Для создания прозрачного и справедливого энергетического рынка необходима коренная перестройка всей международной системы торговли энергоресурсами.

В течение десятилетий коллективный Запад выстраивал разветвленную систему, при помощи которой он пытался контролировать глобальный рынок энергоресурсов. Элементами этой системы являются, в частности, маркерные сорта нефти (зачастую даже не привязанные к реальным месторождениям), ценовые агентства, биржи, страховые компании, международные сервисные корпорации и т. д. То есть действовал принцип: если не можете контролировать объемы добычи, то попытайтесь взять под контроль логистику, финансовую инфраструктуру и ценообразование. Сегодня эта система быстрыми темпами разрушается. И дело тут не только в антироссийских санкциях, но и в том, что новые крупнейшие страны – потребители энергоресурсов – Китай, Индия и т. д. – тоже не хотят играть по прежним правилам, написанным Западом.

Поэтому надо не только формировать новые логистические схемы, но и налаживать систему международного страхования перевозок без участия западных корпораций, создавать собственные ценовые агентства, внедрять свои бенчмарки, развивать биржевую торговлю нефтью и нефтепродуктами на территории РФ и дружественных стран, отказываться от доллара и евро при расчетах за энергоресурсы и т. д. Конечно, все это – дело не одного месяца и даже не одного года. Шаги на данном пути предпринимаются уже достаточно давно, но теперь их надо значительно ускорить. И только в этом случае мы сможем обеспечить как восстановление и рост отечественной нефтедобычи, так и укрепление позиций нашей страны в глобальной энергетике и международной политике.

Доцент финансового университета при Правительстве РФ Валерий Андрианов.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question