Сегодня: 26.09.22 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Ил Тумэн: В Якутии будут сокращать социальные программы

12.07.2022

YKTIMES.RU – Уже год Алексей Еремеев руководит парламентом Якутии. Свое первое интервью в должности спикер дал корреспонденту «ЯВ», и по прошествии 12 месяцев мы спросили у председателя, что изменилось в Ил Тумэне, и какие задачи появились.

Алексей ЕРЕМЕЕВ, председатель Ил Тумэна:

– Изменения очень существенные. Во многом они связаны с новой геополитической реальностью и ролью в ней России и Республики Саха (Якутия). Конечно, новая реальность обусловлена специальной войсковой операцией в Украине и беспрецедентными международными санкциями в отношении нашей страны. Если в прошлом году мы искали выходы для экономики, зажатой в тисках пандемии, то теперь все сложнее.

При этом республика в сравнении с прошлым годом показывает положительную динамику. Мы один из немногих регионов ДФО и даже России, сохраняющие хороший рост экономики. Неплохо идут инвестиции в основной капитал, растет добыча угля, золота, нефти, газа, ряда других полезных ископаемых. Это позволяет надеяться, что будут расти и доходы республиканского бюджета.

– Добыча растет, но ведь доллар падает. Якутия как экспортноориентированный регион во многом зависит именно от курса иностранных валют.

– Да, когда формировали бюджет нынешнего года, закладывали в него курс доллара по 73 рубля. А сейчас это и 51, и 53… Мы должны понимать, что республика живет за счет экспорта природных ресурсов, и выручка наших основных налогоплательщиков идет в валюте. Соответственно от курса зависят и их экономика, и платежи в бюджет. Первое полугодие мы прошли неплохо. Но есть настороженность, что по итогам девяти месяцев бюджет может не дополучить какие-то доходы.

– Вы сказали, что в Якутии стали добывать больше золота. Но в конце июня ряд основных зарубежных покупателей ввели санкции на импорт золота из России. Как оцениваете их возможное влияние на формирование бюджета республики?

– Западные страны действительно были основными покупателями российского золота. Но мы видим, что идет переориентация рынка сбыта в сторону Азии. Так что здесь больших проблем не предвидится. С другой стороны, мы не должны использовать бравурные речи, нужно очень четко отслеживать ситуацию и признавать, что настороженность есть. Как ситуация развернется к сентябрю-октябрю, сейчас никто предугадать не может.

– На фоне описываемых событий республика планирует сокращать какие-либо крупные инвестпроекты?

– К сожалению, по некоторым социальным программам, возможно, произойдет сокращение. У нас нет ясности, каким образом будет проходить их софинансирование федеральным центром. Обычно в марте, июне и ближе к осени происходят корректировки федерального бюджета. У нас нет полной ясности по софинансированию программ развития сельских территорий и реконструкции школ, которые мы планировали по Якутску. Так что в этой части корректировки все-таки будут. Но основные планы этого года, думаю, республика выполнит.

– На днях правительство России объявило, что пока отказывается от проекта строительства железной дороги от Нижнего Бестяха до Магадана. Чем это аукнется нам?

– В принципе, мы свертывание этого проекта не заметим – не был он для нас приоритетным. Но с точки зрения увеличения грузопотока по железной дороге он был для нас актуальным. Издревле все стремились встать в центре транспортной артерии, древние города росли на торговых путях. Быть тупиком торговых путей никогда не выгодно. Если бы транзитная линия железной дороги дошла до Магадана, республика, конечно бы, выиграла на перевалке грузов, появлении новых рабочих мест. Может быть, через нас пошли какие-то товары из той же Японии и Китая.

– А вы верите, что мост через Лену построят в оговоренные сроки?

– А без веры нельзя, нужно верить. Опять же повторю, что определенные опасения вызывает возможное развитие макроэкономики, ближайшие месяцы должны быть показательными.

– Алексей Ильич, мы говорим минут десять, а вы уже несколько раз произнесли слова «опасения», «настороженность»… Тогда какими критериями в своей работе сейчас руководствуется Ил Тумэн?

– Законом «О государственном бюджете РС (Я)». Когда в ноябре прошлого года мы его принимали, были установлены основные параметры и направления. После начала специальной военной операции в марте мы скорректировали бюджет на 12 миллиардов рублей. Не в сторону уменьшения, а перераспределения внутри бюджета, в том числе с учетом дополнительных доходов. В целом, эти деньги пошли на поддержку сельхозпроизводства, малых индивидуальных предприятий, возмещения выпадающих доходов бюджета за счет снижения налоговой нагрузки на малый бизнес и т.д.

– Республика взяла шефство над городом Кировское на Донбассе. Предусмотрены ли в нашем бюджете средства на его восстановление?

– Нет. Пока помощь идет за счет внебюджетных источников. Деньги на оказание гуманитарной помощи собираются от предприятий, организаций и жителей в добровольном порядке. Пока нет речи о том, чтобы мы строили в Кировском социальные учреждения, какую-то инфраструктуру. Так что, повторю, бюджет республики расходовать на эти цели не предусматривается.

– На днях глава Якутии Айсен Николаев побывал в Кировском. Вы туда не собираетесь?

– То, что Айсен Сергеевич там побывал, пока считаю достаточным. Если же вдруг возникнет необходимость расходования бюджета республики на восстановление Кировского, Ил Тумэн готов туда выехать. Скорее всего, ситуация прояснится в ближайшие два-три месяца.

– Как вы относитесь к тому, что можете попасть в международный санкционный список?

– Спокойно. По-моему сейчас это уже несущественно (засмеялся). Слава богу, мне за границей терять нечего.

Россия должна нам быть благодарна за сохранение Арктики

– Алексей Ильич, на Ысыахе Туймаады было много гостей, в том числе по линии Ил Тумэна. Что обсуждали? Может, о чем-то договорились?

– Как вы знаете, в эти дни в Якутске прошло выездное заседание Комитета Госдумы по развитию Дальнего Востока и Арктики. В рамках его подготовки мы много консультировались с правительством Российской Федерации и профильными комитетами Госдумы. Мы постоянно говорим о совершенствовании нормативной законодательной базы по Арктике, но базового закона по северному завозу так и нет – есть лишь поручение президента. Для нас это очень актуально, поскольку 80% северного завоза в России связано с Якутией. Пока нет закона, мы не можем направить финансовые, материальные ресурсы, привлечь инвесторов, чтобы северный завоз заработал как система.

Нужно откровенно сказать, что все эти годы, когда с развалом Советского Союза единые цепочки рухнули, республика справлялась с ним самостоятельно. Сегодня северный завоз занимается лишь поставкой ГСМ, материалов и оборудования для энергетики Крайнего Севера и минимальным набором продуктов. Все остальное отдано на откуп рынку, и мы видим, какие цены в Арктике.

В последние годы республика создает на Севере логистические центры – проще говоря, оптовые базы. Это в какой-то мере позволяет сдерживать рост цен в отдаленных, труднодоступных территориях. Но опять же за счет бюджета Якутии, поскольку мы выделяем средства на возмещение логистических затрат «Якутоптторга». Минвосток обещал ускорить принятие закона, который распределит ответственность и участие, в том числе федерального бюджета в северном завозе, будем этого добиваться.

Второе: на выездном заседании Комитета Госдумы мы попытались актуализировать принятие закона об автозимниках. Сейчас в законодательстве нет понятия «автозимник», хотя половину дорожного фонда Якутии мы тратим на них.

– То есть, если придет прокурор, он может найти нецелевое использование средств дорожного фонда?

– Этот момент более-менее отрегулирован, хотя теоретически такая угроза есть. По сути, до появления нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги» мы не могли не то что реконструировать, но даже содержать республиканские дороги в нормативном состоянии. Деньги получаем из расчета действующих круглогодичных дорог, но минимум половину тратили на содержание автозимников.

Третьим вопросом был статус вахтовых поселков. Сегодня это государство в государстве, никоим образом не связанное ни с муниципалитетами, ни с республикой. Но тот же ковид показал, что в вахтовых поселках происходили вспышки заболевания. А мы должны обеспечивать конституционные права людей, которые там проживают. Нужно не только обеспечить соблюдение всех прав вахтовиков, но и осуществлять контроль за их жизнедеятельностью. Как правило, все вахтовые поселки находятся на землях федерального Лесного фонда, и власти республики практически не могут повлиять на те же экологические проблемы, которые создают эти крупные населенные пункты. Выходим через федеральные структуры, но все эти моменты должны быть отражены в законе.

На заседании выездного Комитета мы актуализировали и вопрос транспортной доступности отдаленных территорий. Эксплуатацию Ан-24 уже продлили с 35 до 60 лет, но и этот срок истечет в 2030 году. Как самый большой субъект Российской Федерации, использующий эти внутрирегиональные самолеты, мы бьем тревогу: что дальше? Необходимо ускорить выпуск в серию Ил-114. К 2030-му его нужно не только запустить в серию, но и устранить все «детские болезни», которые непременно вылезут. Думаю, что если мы даже по одному-двум этим вопросам оперативно продвинемся, депутаты Госдумы не зря приезжали к нам на Ысыах.

– Мы много говорим о развитии Арктики, но люди оттуда все равно уезжают. Как можно изменить эту тенденцию?

– Нужно соответствующее участие государства. Мы говорим про богатства Арктики, но нужно понимать, что пока все те же богатства находятся и в доступной части нашей страны. Даже если мы что-то и добудем в Арктике, то как это вывезти? Поэтому и идет разговор о развитии Северного морского пути.

Федеральный центр должен нас поблагодарить, что после развала Советского Союза республика практически самостоятельно сохранила и содержит поселки в Арктике, поддерживает там хоть какую-то социальную инфраструктуру. Эта база может стать площадкой для развития, второго дыхания Арктики. Когда у нас будет, как это сказать помягче (задумался), не потребительский подход к арктическим территориям, когда будем соблюдать баланс между интересами КМНС, промышленниками, которые туда будут приходить, соблюдением природоохранного законодательства, территория будет привлекательной, и люди будут оставаться.

Люди в Арктике живут потому, что ведут традиционное хозяйство – оленеводство, охота, рыбалка. Но молодежи уже мало чистой природы, им нужны блага цивилизации. Нужно строить дома культуры, больницы, школы, спортзалы, жилье, обеспечить достойный уровень доходов. Мужчины ушли на охоту или в стойбище, чем заниматься женам? Должен быть нормальный сельский клуб с различными кружками по интересам. Зубы нормально вылечить, чтобы можно было в каком-нибудь более-менее доступном населенном пункте, а не в Якутске. Чтобы дети получали конкурентное образование, Интернет нужен. Нужно заниматься благоустройством поселков, канализационные, водоочистные станции. И грубо говоря, чтобы в условиях постоянных арктических ветров не ходили на улицу.

Если выдержим хотя бы эти стандарты, тогда люди будут оставаться. Но одна республика все это не может обеспечить. Весь Советский Союз содержал Арктику, субсидировал цены, авиабилеты. Нужно выстраивать такую же систему сейчас.

Ил Тумэн перед выборами

– Алексей Ильич, давайте разберемся, каким быть Ил Тумэну. В 2023 году очередные выборы, и неоднократно ставился вопрос о реформировании Госсобрания, в частности о сокращении количества депутатов.

– Ил Тумэн остается в прежнем формате: 70 депутатов, 35 по партийным спискам и 35 избираются по одномандатным округам. Когда Айсен Сергеевич обращался к Госсобранию с предложением о реформировании, мы исходили из более-менее стабильной ситуации, которую перечеркнули пандемия и нынешняя геополитическая реальность. Кроме того, мы не предполагали, что будет реформа местного самоуправления (переход с двухуровневой – поселения-район – на одноуровневую систему – округа).

Сейчас мы знаем, что законопроект уже принят в первом чтении. При этом депутаты прислушались к нашему мнению и удлинили этот процесс, чтобы минимизировать риски. По нашей информации, Госдума примет закон о местном самоуправлении где-то в октябре, соответственно аналогичный республиканский закон мы будем принимать к зиме. В условиях, когда будут перестраиваться органы местного самоуправления, реформировать еще и Ил Тумэн не стоит – система может просто не выдержать. Глава республики совершенно правильно принял такое решение.

– Но перенарезка избирательных округов все же идет…

– Это требование закона – раз в 10 лет анализировать количество избирателей в округах и при необходимости менять их границы. Инициатором выступает Центризбирком республики. Сейчас мы уже занимаемся этим вопросом, никакого секрета здесь нет.

– Насколько знаю, депутатов от Якутска в Ил Тумэне станет больше.

– С 2012 года количество избирателей в Якутске выросло на 40 тысяч человек. Соответственно количество избирательных округов здесь увеличится с девяти до 11. А вот на Севере отток населения. Если последние два созыва один округ там приходился на четыре-пять муниципальных районов, то теперь будет на пять-шесть. Определенная перенарезка пройдет и в Заречной группе районов.

– Жители Томмота уже жалуются, что их отрывают от родного Алданского района и включают в избирательный округ вместе с Мегино-Кангаласским и Хангаласским.

– Во-первых, Мегино-Кангаласский район активно развивается, но у них был один полноценный депутат. Еще часть улуса включалась в округ с соседним Усть-Алданским районом. Сейчас в проекте мы пытаемся сделать так, чтобы один полноценный депутат в Мегино-Кангаласском районе остался, а та часть, что граничит с Хангаласским и Алданским, имела своего депутата. Среднее количество избирателей в одном округе должно быть 18 тысяч. Там, где проживают коренные малочисленные народы Севера, закон позволяет корректировать количество избирателей до минус 40%. А это вся Арктика, и мы будем применять данную норму. В противном случае, там один округ будет даже не пять-шесть, а шесть-семь районов занимать. Ориентировочно нарезка избирательных округов будет принята в ноябре этого года, чтобы на выборах 2023-го система уже работала.

– Вам не кажется, что Ил Тумэн требует обновления, в том числе омоложения. Ну, не должен быть парламент местом почетной пожизненной отсидки.

– Я думаю об этом. Но парламентская работа очень специфична. Когда я пришел в Ил Тумэн в 2013 году, практически ничего не знал, как она строится, как принимаются законы, как их нужно лоббировать, выстраивать отношения с тем же федеральным центром. Это все приходит с годами. Мы сейчас пытаемся обновить регламент Ил Тумэна. И, откровенно говоря, человек, который только придет в Госсобрание, не справится с этой работой. Нужно пропитаться духом парламента, набраться опыта. А это только к третьему-четвертому году. Так что новый регламент мы должны принять в нынешнем шестом созыве. Какой-то хребет опытных парламентариев, безусловно, должен оставаться, но он не должен быть превалирующим.

Госсобрание Якутии – очень демократичный орган, как бы нас порою не упрекали в обратном. Во время Ысыаха разговаривал с коллегами из Татарстана. У нас к бюджету нынче было подано более 500 депутатских поправок. А в Татарстане – традиционно ноль. Спрашивают: «А у вас не глава республики закон о бюджете предлагает?» «Глава республики». «А у нас президент Татарстана внес и единогласно принято. Правда, в позапрошлом году депутат из КПРФ одну поправку внес, но с извинениями ее обратно отозвал».

– Алексей Ильич, спасибо за откровенный разговор. В заключение еще несколько коротких вопросов. Вы будете баллотироваться в Ил Тумэн в следующем году?

– Буду. У меня в Намском избирательном округе еще много задач. Кроме того, хочу продолжить работать руководителем парламента, еще много задумок, которые не реализовал. Это будет зависеть, во-первых, от моих избирателей в Намском округе, а, во-вторых, от тех коллег, кто придет в седьмой созыв.

– Вы будете баллотироваться в Ил Тумэн по партийному списку «Единой России»?

– Нет, я одномандатник, и дальше буду избираться как одномандатник.

– Вы сказали, что у вас есть обязательства перед намскими избирателями. Так вы сейчас больше намский депутат или председатель парламента?

– Я представляю интересы жителей Намского района, но коллеги меня избрали председателем Ил Тумэна. Поэтому передо мной стоят задачи республиканского масштаба, но депутат, повторю, я намский.

– Как складываются отношения с Айсеном Николаевым?

– Нормально. Мы люди одного поколения, понимаем друг друга с полуслова. Это ценится, поскольку (вздохнул) бывают такие моменты, когда людям приходится объяснять по несколько раз. Мы с Айсеном Сергеевичем на одной волне – это легко и очень хорошо.

– А как оцениваете роль правительства республики?

– Замечания есть, не скрою. Пока озвучивать их не буду. В общем: достаточно много теории и меньше практики, с людьми нужно больше общаться, их слышать, на местах нужно больше быть. Это особенно молодых министров касается. Говорить в теории всегда легко, а решать на практике достаточно сложно. Нужно оценивать свои действия с точки зрения, что они принесут конкретной деревне или району. Нужно знать менталитет народа, чтобы понимать, как решения будут реализовываться. Ну, а в целом, правительство справляется. Основным же двигателем там является глава республики.

Сергей СУМЧЕНКО.

Источник: сайт Ил Тумэна.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question