Сегодня: 02.07.22 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Растут затраты ювелиров на контроль за собой

10.05.2022

YKTIMES.RU – О том, что в России есть намерение заменить для населения традиционные валюты в виде доллара и евро на золото в качестве инвестиционного инструмента, стало ясно еще тогда, когда в Налоговый кодекс РФ были внесены изменения, позволяющие реализацию для физических лиц слитков аффинированного золота без НДС, сообщает Rough&Polished.

Теперь идея более глобального замещения золотом доллара и евро получила дальнейшее развитие. В подтверждение таких намерений государства в интервью «Российской газете» высказался секретарь Совета безопасности России Н. П. Патрушев. Он рассказал, что в предложенном научным сообществом проекте по созданию двухконтурной валютно-финансовой системы России рубль будет обеспечен золотом, а также группой товаров, являющихся валютными ценностями, в соответствии с реальным паритетом покупательной способности. Правда, позднее председатель Банка России Э. С. Набиуллина сделала заявление: «что касается привязки курса рубля к золоту — это не обсуждается никак». Что, впрочем, не означает, что это не будет обсуждаться позднее.

Однако сегодня, согласно Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» в редакции от 02.07.2021, никаких товаров в перечне валютных ценностей нет. В этом законе валютные ценности – это иностранная валюта и внешние ценные бумаги.

Скорее всего, статус «валютных ценностей» предполагается законодательно вернуть не только золоту, но и другим драгоценным металлам (платине, палладию, серебру). Возможно – также алмазам, а то и всем прочим драгоценным камням (что было бы уж совсем нерационально из-за их ничтожного вклада в общую корзину валютных ценностей).

Насколько полновесным может быть обеспечение рубля золотом в валютно-финансовой системе России? Все необходимые для прикидки данные имеются в свободном доступе на официальном сайте Банка России (https://www.cbr.ru/hd_base/). Возьмем для примера 28 апреля 2022 года и для удобства сравнения приведем расчеты в долларах.

В этот день цена золота на лондонском фиксинге составляла $1 895 за троицкую унцию, или $60,93 за грамм, $60,926 млн за тонну. Запас золота в золотовалютных резервах России составлял 2296 тонн, что в ценах лондонского фиксинга давало $139,9 млрд. Похожая картина получалась и при принятии в расчет учетной цены на золото Банка России (4463 руб./грамм): общая стоимость золота получалась 10247 млрд. рублей, или по официальному курсу доллара Банка России – $140,6 млрд.

Сведения о денежных агрегатах России, приведенные на сайте Банка России и пересчитанные из рублей в доллары по текущему курсу дали следующую картину:

– денежная масса М0 составляет $190,9 млрд,

– денежная масса М1 составляет $511,1 млрд,

– денежная масса М2 составляет $914,7 млрд,

– широкая денежная масса составляет $1175 млрд.

Таким образом, имеющееся в золотовалютных резервах России золото обеспечивает почти 74% наличных денег, находящихся в обороте (М0). Но обеспечение золотом общей денежной массы, эмитированной Российской Федерацией (М2), достигается на уровне только 15,3%. А обеспечение имеющимся золотом широкой денежной массы составляет всего 11,9%.

Не являясь специалистом в банковской сфере, автор этой статьи не может дать экспертной оценки, насколько достаточно такого обеспечения для нормального функционирования валютно-финансовой системы России. Но вот возможные последствия использования золота в данных целях для ювелирной отрасли России обсудить можно.

Впрочем, золото в России ежегодно добывают в больших количествах, и есть потоки вторичного золота, что позволяет государству интенсивно наращивать запас золота в резервах. Так, по оценке Союза золотопромышленников России, общее производство золота в России в 2021 году составило 363,5 тонны со стоимостью на рассматриваемую дату в $22,1 млрд. (https://www.interfax.ru/business/831780).

Последствия для ювелирного рынка: избыточного контроля не бывает?

Могут ли быть затронуты интересы ювелирного рынка в связи с новым статусом золота для России? Скорее всего, да. Самое радикальное изменение нормативно-правового регулирования отрасли уже произошло – как отмечалось в Rough&Polished, одновременно с новеллой снятия НДС со слитков аффинированного золота для реализации физическим лицам, как мера борьбы с возможным перетоком золота без НДС от физических лиц к юридическим вступила в силу норма о запрете с 1 января 2023 года права на применение специальных налоговых режимов (СНР) малыми юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, действующими в сфере ДМДК.

Таким образом, если сегодня ювелирные изделия, производимые малыми предприятиями, применяющими СНР, могут быть произведены из золота без НДС, приобретаемого у скупок, то с нового 2023 года все производимые изделия будут содержать золото, приобретенное с НДС. Естественно, это приведет к общему подорожанию ювелирной продукции, что нежелательно для ювелирного рынка России, особенно в условиях ожидаемого снижения доходов населения из-за давления санкций.

Однако, главная проблема малого ювелирного бизнеса в другом – переход на основную систему налогообложения (ОСН) с упрощенной влечет необходимость увеличения затрат бизнеса на бухгалтерский учет. Понятно, что обслуживать СНР – это одно, а ОСН – совсем другое! Ожидаемый результат – себестоимость ювелирных изделий возрастет, а вместе с ней и цена. Конкурентоспособность на внешних рынках упадет, и без того небольшой экспорт снизится, а число участников рынка (и всех занятых в ювелирной сфере) сократиться кратно. Уменьшится и общий объем поступающих от ювелирной отрасли в бюджеты налогов. Особенно пострадают региональные бюджеты.

Возрождаемый валютный статус золота и возможная привязка к золоту рубля в парадигме традиционного регулирования государством предусматривает неизбежное усиление контроля за его оборотом. Таким образом, в случае привязки рубля к золоту следует ожидать усиления контроля за оборотом драгоценного металла, что найдет выражение в дальнейшем ужесточении отраслевых обязательных требований для участников ювелирного рынка.

Но обслуживание отраслевых обязательных требований – это всегда затраты для бизнеса. В то же время, в условиях санкционного давления единственный путь выживания экономики страны – это максимальное повышение эффективности всего и вся. Повышение производительности труда, сведение к нулю непродуктивных издержек всех процессов и операций.

Можно ли совместить ужесточение отраслевых обязательных требований и усиление контроля за их исполнением со снижением непродуктивных издержек процессов и операций в сфере ДМДК? Нет, это невозможно. Исполнение обязательных требований не может быть бесплатным, т.к. любое такое требование влечет необходимость выбора бизнесом не оптимальных, а соответствующих требованиям технологических решений. И при этом возрастают риски затрат на возможные штрафы, без которых редко обходятся проверки.

Какова бы ни была доля затрат на обслуживание обязательных требований и контроль в структуре товарной продукции, эта доля не дает никаких преимуществ товару с точки зрения потребителя. Оплачивая долю стоимости товара, приходящуюся на затраты его производителя и/или поставщика на исполнение им обязательных требований, покупатель, фактически, платит «за воздух». Также очевидно, что с повышением стоимости товара емкость его рынка падает, что, в свою очередь, дополнительно увеличивает себестоимость товара.

Поэтому ради сохранения эффективности отраслевого бизнеса, регулятору следует стремиться к тому, чтобы исполнение обязательных требований в сфере ДМДК, даже в случае возрождения валютного статуса ДМДК и привязки рубля к золоту, не привело бы к дополнительным непродуктивным затратам участников рынка.

Технологическая основа организации контроля в сфере ДМДК в России – это внедряемая государственная интегрированная информационная система в сфере контроля за оборотом драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них на всех этапах этого оборота (ГИИС ДМДК). ГИИС ДМДК в принципе уже действует. Да, с определенными «детскими болезнями» запуска системы, но – работает.

Изначально в систему была заложена избыточная идея дублирования маркировки ювелирных изделий посредством занесения уникального идентификационного номера изделия (УИН) как в DataMatrix код, печатаемый производителем или импортером на неразрывно скрепленной с изделием бирке, так и в DataMatrix коде, наносимом непосредственно на само ювелирное изделие, в Федеральной пробирной палате. Это технологическое решение исходно выглядело странным: зачем нужно наносить микро DataMatrix код, содержащий УИН, на само изделие, снижая его эстетическое восприятие, если такой же DataMatrix код есть на неразрывно скрепленной с изделием бирке?

Тем более, что организацией системы не предусматривается считывание DataMatrix кода с самого изделия ни на одной стадии его оборота после их выхода из ворот производственного предприятия или офиса импортера, включая розничную их реализацию. А вот лазерное оборудование для нанесения DataMatrix кода на изделие – это приличные затраты государства, и, что самое досадное для бизнеса, производителям ювелирных изделий будет необходимо приобрести дорогостоящее оборудование (сканеры) для считывания микро DataMatrix кода по их прибытию из Федеральной пробирной палаты. Заметим, что в рамках другой российской системы маркировки других товаров – ЦРПТ «Честный знак» – маркировку можно наносить либо на сам товар, либо на не связанные с ним носители (упаковку и т.д.).

Избыточные технологические решения, связанные с контрольными функциями государства, что были еще приемлемы при «легкой жизни», в кризисных условиях становятся слишком обременительны и их было бы нужно отменить. При этом никакого ущерба для эффективности контроля не будет, т.к. дублирование маркировки – это как раз тот случай, когда налицо есть явная избыточность контрольной меры. Никому не нужна маркировка ювелирных изделий по металлу, совершенно достаточно нанесения DataMatrix кода на неразрывно связанную с изделиями бирку!

Перечень обязательных требований, связанный с осуществлением контроля за ювелирным рынком, в России и в текущее время удивляет избыточностью. Исполнение действующих обязательных требований влечет затраты, совершенно не оправданные интересами самого бизнеса. За частного ювелира государство нормативно решает, где и как он должен покупать сырье, как его и готовую продукцию нужно хранить, как учитывать, как перевозить. Да даже исполнение требований по обязательному государственному опробованию и клеймению ювелирных изделий – это тоже затраты бизнеса на контроль за собой, никак не востребованный интересами самих участников рынка.

Ювелирам хотелось бы, чтобы в кризисных условиях функционирования ювелирной отрасли еще раз была бы оценена необходимость всех этих обязательных требований. Хотя, понятно, что в случае использования золота для обеспечения рубля вероятность пересмотра отраслевых обязательных требований и норм контроля за бизнесом в сторону послабления выглядит очень мало вероятной. К большому сожалению для бизнеса.

Одним из самых избыточных обязательных требований для бизнеса в сфере ДМДК является исполнение предписаний Росфинмониторинга по противодействию отмыванию незаконных доходов. Зачем нужна дублирующая проверка покупателей ювелирных изделий, если они расплачиваются банковской картой, эмитированной банком, который сам уже идентифицировал своего клиента и контролирует все его денежные потоки? Как все это дублирование соотносится с «цифровой революцией», в рамках которой базы данных всех участников рынка вроде бы уже объединены? А ведь обслуживание требований Росфинмониторинга участниками рынка ДМДК – это непродуктивные затраты бизнеса, снижающие его эффективность. Опять же, в условиях использования золота для обеспечения рубля шансов на вывод ювелирных изделий из-под требований Росфинмониторинга становится еще меньше.

А еще есть в регулировании российского рынка ДМДК дублирование контроля при ввозе-вывозе любых ДМДК. Это так называемый «государственный контроль» в добавок к обычному таможенному контролю при пересечении ДМДК внешних границ ЕАЭС. При этом государственный контроль – это не только непродуктивные затраты для бизнеса (замораживание товара на период проведения государственного контроля), но, что самое вредное для бизнеса, это еще и огромный барьер на пути развития Интернет-торговли в адрес частных лиц за рубежом, т.к. мало кто наберется такого терпения, чтобы дождаться свою посылку с ювелирным изделием. Очевидно, с изменением статуса драгоценных металлов ситуация с избыточным «государственным контролем» проще для бизнеса не станет…

Доля затрат на обслуживание обязательных требований и контроль за собой в общей стоимости ювелирных изделий, из-за высокой стоимости сырья, кажется небольшой. Однако производитель ювелирных изделий получает доход от той добавленной стоимости, которую производит его работа. А вот здесь доля затрат на обслуживание обязательных требований и контроль уже значительна! Это, в свою очередь, влечет снижение конкурентоспособности ювелирных изделий российского производства на внешних рынках. Т.е. от необходимости исполнения отраслевых обязательных требований и контроля в отрасли страдает экспортный потенциал отрасли. Теоретически, российские ювелирные изделия могли бы быть абсолютно конкурентоспособными в мировом измерении. Могли бы – но не являются таковыми из-за неравных ценовых показателей из-за совокупности издержек на администрирование обязательных требований.

Не факт, что все новые меры усиления контроля в сфере обращения ДМДК обусловлены именно планами привязки рубля к золоту и иным валютным ценностям. Возможно, их введение неудачным образом совпадает по времени с данным событием, и намерения увязать рубль с золотом наверняка облегчит прохождение по инстанциям всех отраслевых «карательных» новелл.

Так, в настоящее время в стадии обсуждения находится проект по усилению ответственности за административные правонарушения в сфере ДМДК. Срок давности по ним устанавливает Кодекс административных правонарушений, и срок давности планируется увеличить с сегодняшних двух месяцев сразу до двух лет. Очевидно, такая мера приведет к существенному увеличению штрафов, а, значит, и к увеличению средней доли затрат в себестоимости продукции из ДМДК.

Другая нормотворческая инициатива – это внесение в сферу субъектов регулирования Федерального закона «Об обеспечении единства измерений» участников производства, использования и обращения драгоценных металлов и добычи, использования и обращения драгоценных камней. Масштабы возможных проблем от данной новеллы еще только оцениваются ювелирным сообществом, но уже ясно, что только дополнительными затратами бизнеса здесь обойтись не удастся.

Сможет ли ювелирный бизнес вынести всю эту махину контрольных излишеств на своем горбу в эпоху санкций? Вряд ли… Может быть, все-таки стоит регулятору еще раз проанализировать, что действительно необходимо в отраслевой регуляторике, а что нужно немедленно устранять, чтобы бизнесу дышалось легче?

Важно заметить, что руководство России понимает, что в условиях санкционного давления условия ведения бизнесу необходимо облегчать. Президент РФ В. В. Путин заявил о необходимости максимальной экономической свободы для людей, которые занимаются бизнесом. Но новые нормативные правовые акты, усложняющие и удорожающие условия ведения бизнеса в сфере ДМДК по-прежнему издаются и продвигаются. Да и контролеры на местах вряд ли готовы сменить род деятельности – не зря же председатель Совета Федерации В. И. Матвиенко спустя два месяца после заявления президента публично пообещала выйти к дому Правительства РФ на одиночный пикет с плакатом, если бизнесу не дадут свободу…

Владимир Збойков.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question