Сегодня: 15.04.21 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Российская нефтянка стремительно деградирует

1.03.2021

YKTIMES.RU – С 1960 по 2020 гг. коэффициент извлечения нефти (КИН) в России снизился с 51% до 35%. В последние годы утвержденная проектная величина КИН продолжала неуклонно снижаться и опустилась до уровня 27-28%, что является одним из наиболее низких уровней использования запасов нефти в мире, пишет telegram-канал “Газ-Батюшка“. Выходит, что более 65% нефти остаётся в земле. За 70 лет разработки нефтяных месторождений их основные эксплуатационные объекты оказались в поздней стадии, когда залежи нефти имеют высокую выработанность, а скважины — значительное обводнение. Многие нефтяники утверждают: увеличение КИН даже на 1% равносильно открытию нового месторождения. А рост этого коэффициента на 5% мог бы соответствовать добыче дополнительно 90 млн тонн нефти в год.

В России заброшены порядка четверти из всех когда-либо действующих нефтяных скважин. Потенциально они могут дать до 70% объема от всей добычи на сегодняшний день.

По некоторым данным, с 1965 года советские, а потом и российские нефтяники оставили под землёй более 15 млрд тонн потенциально извлекаемых запасов. Из новой скважины нефть начинает бить фонтаном, но постепенно с падением давления ставятся нефтекачалки или ЭЦН (электрические центробежные насосы), потом давление падает ещё больше, и бурятся новые скважины. Также используется метод заводнения, когда в старую или специально пробуренную скважину закачивают воду, чтобы поддержать давление пласта. Но, когда и эти методы себя исчерпывают, нефтяные компании уходят на новые «жирные» месторождения. А в нефтяных пластах остаётся ещё немало «чёрного золота».

В последние годы дебиты нефтяных скважин имели тенденцию к снижению по некоторым оценкам до 7,8 тонн в сутки на скважину в 2015 г. По прогнозу средний дебит эксплуатационных скважин будет снижаться и далее и может составить к 2030 г. всего лишь 5,39 тонн в сутки.

Несовершенство налогового законодательства привело к выборочной отработке нефтяными компаниями запасов из наиболее продуктивных зон разрабатываемых месторождений. В проектных документах каждая скважина обязана выработать определенную долю запасов. Однако в настоящее время в отрасли простаивает порядка 40 тыс. нефтяных эксплуатационных скважин. В условиях снизившихся цен на сырье нефтяные компании считают экономически нецелесообразным эксплуатировать скважины с дебетами менее 3 т/сут, не заботясь о потерях в текущей добыче нефти и о её конечной нефтеотдаче. Всё это приводит к росту объемов невыработанных запасов.

К примеру, в США благодаря гибкой налоговой политике в течение 60 лет поддерживается высокий уровень добычи нефти: 350 – 400 млн тонн в год, хотя средний дебит 583 тыс. действующих нефтяных скважин не превышает 1,5 т/сут, а 75% эксплуатационного фонда нефтяных скважин работает с дебетом менее 1 т/сут.

Проблему заброшенных скважин мог бы решить малый бизнес, как в США. Там добычу из старых скважин доводить но нуля поручают малым добывающим предприятиям. В результате они получают почти треть всего объема нефти. Их поддерживают на государственном уровне, и в результате довольны все.

В России же практически нет малых предприятий-нефтедобытчиков. Хотя, несомненно, нашлись бы желающие работать даже с низкорентабельными скважинами.

Также проблему могли бы решить такие меры, как:

– Обнуление НДПИ на скважины с обводненностью выше 97%;

– введение дифференцированного налога;

– законодательное разрешение выйти на нефтяной рынок малым и средним предприятиям бизнеса;

– поддержка желающих разрабатывать ТРИЗы.

Но в данный момент меры «поддержки» ограничиваются штрафами большим нефтяным компаниям за снижение проектного коэффициента извлечения нефти, что приносит в казну государства порядка 150 млрд рублей, для гигантов — эти штрафы — пыль. А проблема брошенных скважин не решается.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question