Сегодня: 29.02.24 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Российские алмазы под запретом: как будет выживать отрасль

8.12.2023

YKTIMES.RU – Страны G7 ввели давно ожидаемые ограничения на импорт российских алмазов с 1 января 2024 года с последующим распространением их на ограненные в других странах бриллианты. Конкретики в этом решении немного, а систему, которая поможет отслеживать российские алмазы, приходящие в государства G7 через третьи страны, разработают не раньше следующей осени. Как санкции скажутся на российских алмазодобытчиках и кто на самом деле окажется в выигрыше и проигрыше от них, разбирался Forbes.

«Большая семерка» (G7 — Великобритания, Германия, Италия, Канада, Франция, Япония и США) объявила вечером в среду, 6 декабря, о введении ограничений на импорт российских нетехнических алмазов. Они начинают действовать с 1 января 2024 года. А с 1 марта 2024-го G7 намерена поэтапно ограничивать импорт российских алмазов, обработанных в третьих странах. Впрочем, эта мера заработает не сразу — только к началу сентября те члены ЕС, которые являются крупнейшими импортерами алмазов, берутся разработать надежный механизм их отслеживания, проверки и сертификации.

Алмазные санкции не стали новостью для России. Первым запрет на импорт российских алмазов ввел еще 11 марта прошлого года Минфин США. Эмбарго коснулось всех видов алмазов, кроме технических, включая ограненные — бриллианты. После этого, опасаясь рисков, о приостановке сотрудничества с российским производителем алмазов «Алросой» объявили крупнейшие американские ювелирные ретейлеры Signet Jewellers, Brilliant Earth и Tiffany & Co. В мае 2022 года запрет на ввоз российских алмазов ввела Великобритания.

Также 15 марта 2022 года запрет на ввоз из России предметов роскоши, включая бриллианты, вошел в четвертый пакет экономических санкций ЕС. Однако тогда запрет на ввоз необработанных алмазов в ЕС введен не был из-за противодействия со стороны Бельгии — Антверпен является важнейшим мировым центром алмазного бизнеса. Тогда представитель Всемирного алмазного центра Антверпена (AWDC) Том Нейс утверждал, что такой запрет может нанести ЕС гораздо больший ущерб, чем России, которая легко может перевести свою торговлю алмазами в страны, не входящие в ЕС.

К маю 2023 года лидеры G7 все-таки договорились ограничить торговлю и использование российских алмазов. А в октябре премьер-министр Бельгии Александр де Кроо во время встречи с украинским президентом Владимиром Зеленским заявил, что Бельгия работает над окончательным вытеснением российских алмазов с мировых рынков. Ожидается, что вслед за G7 ограничения на импорт алмазов введет и ЕС в рамках готовящегося 12-го пакета санкций против России. Европейская комиссия уже согласовала проект этого пакета 15 ноября и разослала его всем государствам — членам ЕС. Но, как сообщил недавно анонимный источник ТАСС в делегации одной из стран в Совете ЕС, первая прошедшая дискуссия показала, что «до согласования пакета еще далеко».

Тайны российских алмазов

Порядка 90% российских алмазов производит «Алроса». Компания не публиковала отчетность после 2021 года, когда объявила о выручке от продаж необработанных алмазов в размере порядка $4 млрд и еще $192 млн от продаж бриллиантов.

Алмазы, которые добывает «Алроса», составляют 30-35% глобального производства, притом что на ее долю приходится 40-45% глобальных запасов алмазов, отмечает начальник управления по корпоративным финансам «Алросы» Сергей Тахиев.

«Без нас будет достаточно сложно обойтись, — заявил он во время вебкаста, организованного «Газпромбанк Инвестициями». — Компания — крупнейшая в мире, она добывает алмазы, которые идут дальше в производство ювелирных украшений, это примерно 70% от добычи, и 30% — технические алмазы низкого качества либо мелкие, которые дальше используются в производстве абразивных порошков в промышленности».

По словам Тахиева, до 2022 года производимые «Алросой» алмазы гранились в основном в Индии, а полученные бриллианты расходились по всему миру.

«Так происходило до 2022 года, далее мы не комментируем, куда идут все наши потоки», — сказал топ-менеджер.

Из открытых источников известно, что в последнее время «Алроса» не поставляет алмазы в Индию, поскольку индийский Совет по поддержке экспорта драгоценных камней и ювелирных изделий (GJEPC) приостановил с 15 октября на два месяца закупки необработанных алмазов от горнодобывающих компаний, включая «Алросу», из-за падения спроса на бриллианты в США и Китае.

«Алроса» на момент выхода материала не ответила на запрос Forbes, так же как и добывающая примерно 10% российских алмазов компания «АГД Даймондс». Про последнюю губернатор Архангельской области, где работает компания, Александр Цыбульский сообщил в январе во время посещения предприятия помощником президента Максимом Орешкиным, что она чувствует себя достаточно уверенно, несмотря на определенные проблемы, связанные с взаиморасчетами с зарубежными странами.

«На сегодняшний день компания переориентировалась на дубайские площадки, чтобы нивелировать риски, которым она подвергалась, торгуя через европейские биржи», — процитировала губернатора пресс-служба правительства области.

Мало конкретики

Хотя в заявлении G7 употреблен термин «ограничения», скорее всего, речь идет все-таки о запрете, поскольку достаточно долго обсуждалась тема именно запрета на импорт алмазов, которые используются в ювелирной отрасли, сказал Forbes аналитик «БКС Мир инвестиций» Дмитрий Казаков.

В тексте заявления G7 пока мало конкретики, сказал Forbes аналитик ФГ «Финам» Алексей Калачев. По его мнению, для более конкретного анализа нужно дождаться публикации самих решений.

«Из того, что мы видим на данный момент, ограничения все же будут не такими жесткими, как можно было опасаться, — видимо, самые жесткие предложения все же не прошли, — говорит эксперт. — С 1 января запретят ввоз в страны G7 необработанных и обработанных алмазов из России, а с 1 марта — также камней, обработанных в других странах. Ограничения ЕС, видимо, будут похожими, но пока о них говорить тоже рано: решение Еврокомиссии есть, но теперь решения должны принять все страны ЕС, а их много, и нужен консенсус».

Эксперты достаточно скептически относятся к осуществимости плана G7.

«Я совершенно не уверен, что план в том виде, в котором он обозначен, сработает, — говорит Казаков. — Все может упереться в систему отслеживания. Следует помнить, что более 90% огранки происходит в Индии, которая не входит в G7 и гранильная отрасль которой не очень заинтересована в ее внедрении по причине дополнительных затрат. В индийской гранильной отрасли занято более миллиона человек. Это масштабный бизнес, и внедрение системы отслеживания потребует их обучения. А доходность индийской огранки исторически была низкой. Внедрение маркировки подразумевает дополнительные затраты, которые либо сами огранщики должны понести, либо переложить на покупателя. Кроме того, стоит учесть, что «Алроса» экспортирует десятки миллионов камней, которые нужно отмаркировать в Индии».

В конце сентября 2023 года страны G7 провели переговоры с представителями индийской ограночной индустрии, однако официальные итоги ограничились лишь общими формулировками о том, что механизм отслеживания происхождения бриллиантов будет разработан, говорит ведущий аналитик ИК «Велес Капитал» Василий Данилов из «Велес Капитала».

«Мы полагаем, что сейчас все еще продолжается проработка данного механизма, и достаточно отодвинутый срок начала его действия с 1 сентября 2024 года говорит о том, что окончательное решение до сих пор не найдено», — отмечает эксперт.

Возможность обхода ограничений будет зависеть от того, как будет работать механизм контроля, добавляет Калачев. Если он будет основан на технических методах определения происхождения камней, то его можно ввести достаточно быстро, но это очень дорого и не очень надежно. К тому же будет невозможно отделить камни, поставленные в третьи страны до введения эмбарго, от камней, поставленных после введения эмбарго, — а это уже лазейка, утверждает аналитик.

«Если механизм отслеживания происхождения и дальнейшей истории камней будет основан на технологиях блокчейна, то обойти его будет практически невозможно, потому что он будет иметь дело даже не с физическим камнем, а с его подтвержденной историей, которую невозможно будет подделать, а камни, не имеющие цифрового «паспорта», подтвержденного блокчейном, автоматически попадут под запрет. Однако на внедрение такой системы уйдут годы, за которые в мире многое может измениться самым неожиданным образом», — отмечает Калачев.

Не запретить, а снизить цены

Санкции больше носят «косметический» характер, поэтому какого-то апокалиптического сценария точно ждать не стоит, считает руководитель отдела аналитических исследований Альфа-банка Борис Красноженов. Компании, столкнувшиеся с санкционным давлением, перенаправят потоки сырья в другие, более дружелюбные локации, полагает он. Россию сложно отключить от мировой торговли алмазным сырьем, ее доля в производстве и ее запасы слишком велики, говорит он. В то же время на рынках Китая, Индии и других стран Азии, где потребление превышает российское производство, спрос на алмазы растет, добавляет Красноженов.

Запрет на импорт алмазов в страны ЕС с 1 января не повлияет на деятельность «Алросы», так как компания заранее сократила поставки камней в Бельгию, переориентировав логистику на алмазные биржи в дружественных странах, соглашается Данилов из «Велес Капитала». При этом, напоминает он, представители G7 в ходе переговоров с Индией подчеркнули, что не планируют заставлять страну отказываться от ввоза российских алмазов, поэтому продажи «Алросы» в натуральном выражении также не должны пострадать и от вводимого с 1 марта 2024 года запрета на ввоз в ЕС бриллиантов, произведенных из российских алмазов третьими странами.

Однако, добавляет Данилов, когда система отслеживания страны происхождения бриллиантов все-таки будет выработана и начнет работать, рынок алмазов разделится на две части: страны, поддерживающие санкции против России, будут закупать бриллианты, произведенные из канадских и африканских алмазов, в то время как российские ограненные камни будут поступать на рынки дружественных стран, преимущественно в Азию. В таком случае вероятна ценовая дифференциация на российские и нероссийские бриллианты, и можно предположить, что первые будут котироваться с дисконтом, а вторые — с премией. Это окажет определенное давление на финансовые результаты «Алросы», однако в каком масштабе — судить пока сложно.

«Хотя я сильно сомневаюсь, что к сентябрю [2024 года] будет внедрен эффективно действующий механизм отслеживания, у «Алросы» остается восемь месяцев, чтобы аллокировать свои объемы в страны за пределами G7, — говорит Казаков из «БКС Мир инвестиций». — Может, в Китай, на который сейчас приходится 10% потребления, в Индию или в другие страны. Но полностью перераспределить все — маловероятно. Если вдруг механизм заработает в полную силу, то «Алроса» перестроит поставки для большей части алмазов, а даже умеренное выпадение экспорта спровоцирует ответную реакцию в виде роста цен. Соответственно, рынок недополучит какую-то часть камней, и цены вырастут. В этом случае «Алроса» сможет пересмотреть свою добычу в сторону понижения и частично компенсировать свои доходы при снижении объемов, хотя и не полностью, за счет роста цен».

В целом перед новыми санкциями не ставится задача исключить российские алмазы из мирового баланса, считает Калачев из «Финама».

«Да это и невозможно, учитывая долю «Алросы» в мировых поставках, — утверждает он. — Ограничения имеют цель вытеснить российские алмазы с рынков развитых стран на менее маржинальные развивающиеся рынки и тем самым снизить доходы России от экспорта. Индии, к примеру, никто не собирается запрещать гранить алмазы из России, но переработчикам придется наладить их отдельный учет в соответствии с той системой, которая будет введена. Ограниченная география распространения этих камней, скорее всего, отразится на дисконте в цене. Это будет иметь ограниченно негативные, но далеко не критичные последствия для доходов «Алросы».

Кто в выигрыше

Антверпен, по всей видимости, будет закрыт для алмазов «Алросы», говорит Калачев из «Финама». При этом камни из Африки получат приоритет в странах ЕС и G7, что будет на руку De Beers и менее крупным поставщикам, рассуждает он. Но, добавляет эксперт, рынки Индии, ОАЭ, Гонконга, Китая и Израиля останутся для «Алросы» вполне доступными:

«Что касается дорогих и редких камней, кто помешает состоятельному человеку слетать в Дубай или Мумбаи, чтобы купить для себя то, что хочется»?

По факту то, что предлагают западные партнеры, — это создание еще одного передела, что будет сложно реализовать технически, полагает Красноженов из Альфа-банка. Во первых, на это уйдет не один год, а во-вторых, это приведет не только к росту затрат для конечного потребителя, в основном в Северной Америке, на которую приходится почти половина всего потребления бриллиантов, но самое главное — будет нарушена ритмичность поставок сырья, утверждает он.

Таким образом, от санкций, даже если они заработают, в меньшей степени пострадает «Алроса», у которой есть достаточный запас прочности, существующий за счет высокой рентабельности бизнеса, в большей — индийские огранщики, и совершенно точно пострадают покупатели. А в выигрыше будут конкуренты «Алросы», та же корпорация De Beers, которая при прежних объемах поставок сможет заработать больше за счет высоких цен, резюмирует Казаков из «БКС Мир инвестиций».

Алекс Будрис.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question