Сегодня: 16.04.24 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

«Циркумполярное» сотрудничество: инвентаризация и уроки

6.02.2024

YKTIMES.RU – Любопытно взглянуть, что осталось от некогда интенсивного сотрудничества «Россия-Запад» в Арктике в институциональном измерении после начала СВО, пишет telegram-канал “Капитан Арктика“.

«Циркумполярное» сотрудничество: инвентаризация

Итак, за прошедшие два года РФ вышла из СБЕР, и пока это единственная структура, где российское участие официально завершилось.

Кроме того, наше членство/участие было приостановлено в целом ряде площадок, ключевой из которых является Арктический совет.

Подобная участь постигла Конференцию парламентариев Арктического региона (КПАР), последнее заседание которой с участием РФ состоялось в позапрошлом феврале, и Конференцию парламентариев Баренцева региона (ПБР; последнее заседание – 2021 год). С 8 марта 2022 года РФ отстранена решением своих западных друзей и партнеров от работы в формате «Северного измерения». Также заморожено сотрудничество России и Северного совета, где РФ имела статус приглашенного гостя.

Заморозка коснулась и ряда межгосударственных программ арктической направленности. В числе основных потерпевших тут – программы приграничного сотрудничества межу ЕС и РФ, а именно, «Коларктик», «Карелия» и «Россия – Юго-Восточная Финляндия». Решением западных партнеров было приостановлено членство 55 российских структур в проекте «Университет Арктики» (с разрешением индивидуального участия исследователей под нейтральным флагом). На паузу было поставлено и российское участие в INTERACT.

Помимо вышеперечисленных, существуют несколько организаций, где диалог еще как-то идет.

Так, сохраняется членство РФ в Арктическом экономическом совете, который, хотя и принял после начала СВО осуждающую резолюцию, тем не менее вполне себе заседал на полях ВЭФа в сентябре 2022-го. На плаву по-прежнему Северный форум, однако он рассматривается на Западе как структура, находящаяся под российским кураторством, что и обуславливает ее «сомнительный» статус в глазах наших арктических соседей.

Также пока в условном «активе» Международный арктический научный комитет (МАНК), Международная арктическая ассоциация социальных наук (МААСН) и Международный союз по приполярной медицине (МСПН). Впрочем, это по факту рамочные неправительственные форматы, «прилагающиеся» к самоизолировавшемуся от нас Арктическому совету.

«Циркумполярное» сотрудничество: уроки

Итак, как несложно убедиться, Россию отстранили от участия в подавляющем большинстве форматов, созданных для продвижения международного взаимодействия в высоких широтах. Какие уроки можно извлечь из этого?

Прежде всего, отметим такую важную процедурную особенность изоляции РФ. Блокировка российского участия произошла в нарушение не только «духа циркумполярного диалога» и якобы разделявшейся всеми идеологии «Арктика – территория мира», «Арктика вне политики и конфронтации», но и, в ряде случаев, формальных правил.

Так, если в Арктическом совете западниками была избрана линия на самоустранение из этой организации, на что они, в общем-то имели право, то в случае с Северным измерением и Советом Баренцева/Евроарктического региона (который СБЕР) получилось иначе. Как известно, работа этих органов строится на основе консенсуса, однако и там, и там западные друзья просто проголосовали большинством за приостановку российского членства.

Это – важный сигнал. Несмотря на формальные, прописанные на бумаге правила, за соблюдение которых в мировом масштабе якобы ратуют западные страны (см. пресловутый «порядок, основанный на правилах»), Россию без лишних усилий просто выкинули из этих структур. То есть, урок первый: правила применяются Западом там, где это выгодно, и «циркумполярный диалог» тому свидетель и пример. Это придется учитывать во всех предстоящих попытках перезапуска наших отношений – в Арктике и за ее пределами.

Урок второй. Все эти форматы так или иначе были основаны западниками. Россия входила в них на правах, так сказать, вторичного участника, а не «отца-основателя» (что вполне выпукло и показала история с фактическим выдворением из них РФ). То есть, несмотря на габариты и реальный вес в арктических делах, на смысловом, символьном и организационном уровне Россия всегда оставалась на вторых ролях, в положении ведомого. А это значит, что возврата в скомпрометированные таким образом форматы быть не должно. На их место должны прийти новые площадки, основанные РФ и кем-то еще из будущих арктических партнеров, откуда Москву уже не выставить просто так.

Урок третий. Снова и снова повторим: уровень аррогантности, проявленной западниками в арктическом кейсе, запределен. Беда в том, что в результате таких действий были скомпрометированы уже не только международные структуры, но и сами государства-участники. Кредит доверия, и без того весьма виртуальный и основанный, в очень немалой степени, на последовательных уступках Москвы «порядку, основанному на правилах», исчерпан. То есть, конечно, можно убеждать себя и наш электорат в том, что можно еще раз со всеми этими государствами договориться, но уже очевидно, что это порочный подход. Доверять нельзя.

Что из этого следует в практическом смысле? А то, что от Запада потребуется много реальных инвестиций в восстановление нашего доверия. Как было раньше? Нам говорили: покажите свою добрую волю. И мы делали «жесты доброй воли», уступая там и сям, смягчая свои позиции, а то и прямо делая щедрые, поистине королевские дары. Все ради того, чтобы с нами стали «иметь дело» (как казалось руководству в 80-х, 90-х и далее). Теперь такие жесты, но со стороны Запада, уже надо требовать нам. Не сейчас, конечно, а в той околоидеальной ситуации, когда дело дойдет до восстановления отношений.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question