Сегодня: 04.07.22 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Закон об иноагентах – борьба с внутренней политической оппозицией

4.11.2021

YKTIMES.RU – Вновь в общественном дискурсе актуализировалась тема, связанная с необходимостью пересмотра законодательства об иностранных агентах, пишет Президент Европейской ассоциации политических консультантов Игорь Минтусов на telegram-канале “Кремлёвский безБашенник“. Вопросы об этом были заданы Президенту России в рамках общения главы государства с участниками «Российской энергетической недели» и на заседании клуба «Валдай».

В обоих случаях, отвечая на заданный вопрос, Президент России апеллировал к международному опыту, а именно – к американскому. Дескать, «они первые начали», да и вообще наш закон, по сравнению с американским, «белый и пушистый». Действительно, США «начали первыми», приняв в 1938 году свой закон об иноагентах Foreign Agents Registration Act (FARA), изначально направленный на противодействие распространению нацистской пропаганды в американском обществе. В России же закон об иноагентах-НКО принят в 2012 году и дополнен в 2017 году законодательством о СМИ-иноагентах.

Чей из законов «более белый и более пушистый»? И правильно ли ставить вопрос именно так?

Проведя нехитрый сравнительно-правовой анализ положений закона об иноагентах в России и США, легко выделим ряд расхождений по «букве закона»:

1. В США «иностранный агент» регистрируется либо добровольно, либо принудительно в судебном порядке. Случаи отмены статуса «иностранного агента» в судебной практике США были. В России судебный порядок принудительной регистрации отсутствует. Минюст в императивном порядке вносит изменения в реестр иноагентов. Поэтому в России нет механизма отмены статуса иноагента.

2. В США необходимо установить взаимосвязь между политической деятельностью агента и его прямой или косвенной зависимостью от иностранного принципала (заказчика). В нашей стране же стране прямой связи может и не быть. Например, если НКО на свой счет получит хотя бы один рублевый перевод из Белоруссии от физического лица, его уже можно признать иноагентом. При этом организация должна заниматься политической деятельностью, но российский законодатель дал настолько широкую трактовку этого понятия, что внесенные в реестр ряд иноагентов и не подозревали, что такой деятельностью когда-либо занимались. Например, проведение социологических исследований (Левада-Центр, признанный иноагентом).

3. В США отсутствует строгая регламентация относительно шрифта, размера и положения маркировки о наличии статуса иноагента, как в России (знаменитое многим «ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ РАСПРОСТРАНЕНО…»). Само слово «агент» в общественном сознании российского и американского общества имеет разный окрас. В русском языке «агент» – это шпион, предатель, а английское «agent» – представитель, проводник интересов. Наличие маркировки в России призвано создавать соответствующий негативный фон вокруг НКО/СМИ/организации, признанных иноагентом.

Список можно продолжить, хотя и уже представленные различия видятся серьезными. Теперь обратим внимание не на «букву» закона, а на его «дух». По «духу» закона, выражающемуся, прежде всего, в правоприменительной практике, наше законодательство об иноагентах не несет цели осуществлять надзор за деятельностью по-настоящему иностранных «агентов», работающих на правительства других стран. Оно существует для того, чтобы препятствовать деятельности «агентов» внутренних, которые на самом деле представляют гражданское общество, в той или иной степени критикующее власть. Политические администраторы Кремля совершили в 2012 году простую политическую манипуляцию в три хода (следим за руками):

1. Принимается закон об «иноагентах» в России с очень широкими рамками интерпретации понятия «политическая деятельность».

2. Представители гражданского общества, критикующего власть, маркируются как «участвующие в политической деятельности».

3. Эти же критически настроенные представители гражданского общества на основе принятого закона объявляются «иноагентами», занимающимися «политической деятельностью» на деньги, полученные «из-за рубежа».

Пазл сложился. Этот «Дамоклов меч» – быть брендированным как «иноагент» – висит сегодня над всеми, без исключения, негосударственным СМИ, НКО, политическими партиями, общественными организациями и отдельными гражданами-физическими лицами.

Если мы посмотрим на список нынешних иноагентов в России, то ни одной лояльной власти организации (или физического лица) в этом списке нет. Именно в этом видится главный смысл законодательства об иностранных агентах в России: борьба с внутренней политической оппозицией. И отсылка к закону FARA от 1938 года в США как к аналогичному представляется лукавой.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question