Сегодня: 04.08.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

“Ожидать повышения цен на сырые алмазы не приходится”

7.07.2020

mityukhin_sergey_xx

Тезисы типа «перепроизводство алмазов приводит к снижению цен на сырые алмазы и бриллианты» и, наоборот, «снижение производства сырых алмазов и бриллиантов приведет к росту цен» сегодня, при доминировании посредников-спекулянтов теряют свою актуальность. 

О перспективах алмазной отрасли в посткризисный период с корреспондентом Rough&Polished беседует С. И. Митюхин – кандидат геолого-минералогических наук, заслуженный геолог Российской Федерации.

  • 1994 -2000 гг. — главный геолог ОАО «Алроса-Нюрба».
  • 2000-2010 гг. — главный геолог АК «АЛРОСА»
  • 2011 -2017 гг. — директор по развитию проектов в Африке АК «АЛРОСА».
  • В настоящее время – эксперт ООО «Алмазинтех — консультации и инжиниринг».

— Мировая добыча алмазов в 2009-2019 годах составила около 1 400 млн каратов. Как, на Ваш взгляд, она будет развиваться в следующем десятилетнем цикле?

— Алмазодобыча в период 2021-2030 гг. будет снижаться год к году, начиная со 130 млн каратов и заканчивая 120 млн каратов в 2030 г. При среднегодовом показателе в 125 млн каратов в наступающем десятилетии отрасль снизит среднегодовой уровень добычи в физическом выражении на 15 млн каратов относительно периода 2010-2019 гг. или на 11%. Динамика такова. 15 млн каратов Аргайла выпадут разом. После 2025 г. Канада постепенно снизится с 22 млн до 12 млн. Зимбабве добавит 3 млн к среднегодовой базе за 2010-2020 годы. Ангола добавит к 9 млн еще 3 млн. Итого в 2021 году добыча составит 130 млн, снизится к 2026 году до 125 млн и к 2030 г. до 120 млн, с учетом динамики снижения по годам.

Таким образом за 10 лет будет добыто 1 250 млн каратов против 1 400 млн в предыдущем десятилетнем цикле. Не будем забывать, что переходящие сверхнормативные остатки на конец 2020 года составят 50 млн каратов.

— А как такая динамика будет выглядеть в денежном выражении в ценах 2010-2019 годов?

— Доля выпадающего Аргайла незначительна: 200 млн долл. разом. Канада будет снижаться постепенно, и выпадение составит 900 млн долл. Итого – 1,1 млрд. С учетом роста Анголы и Зимбабве общий итог – минус 450 млн долл. Итого снижение составит порядка 3%.

— Это консервативный прогноз?

— Ниже показатели не будут точно. Динамика вверх теоретически возможна: Зимбабве может поднять добычу до 10 млн каратов в год, что соответственно прибавит около 600 млн долларов в ценах 2010-2019 годов. ДРК может поднять добычу с 23 до 45 млн каратов. Ангола, если запустит фабрику на Луэле (Луаше), то принесет на рынок 400 млн долл. Больше никто не может выступить «возмутителем спокойствия» на имеющейся сырьевой базе.

— Как можно охарактеризовать состояние минерально-сырьевой базы в странах – основных продуцентах алмазного сырья?

— Под обеспеченностью сырьем следует понимать совокупный объем минеральных ресурсов, учтенных действующими инвестиционными проектами. Иными словами, это объем сырья в границах уже построенных карьеров и рудников, эксплуатация которых не требует дополнительных инвестиционных вложений. Данный вид минеральных ресурсов корреспондируется с категорией «Measured» кодексов семейства CRISCO с учетом допусков гармонизации параметров CRISCO и стандартов ГКЗ РФ.

Совокупный объем «инвестиционно» подготовленных минеральных ресурсов на территории Российской Федерации оценивается в 550 млн каратов, что позволит алмазодобывающим предприятиям поддерживать алмазодобычу на уровне 40 млн каратов в год или 400 млн каратов за 10 лет.

Республика Ботсвана также не потеряет вторую позицию в мировой табели о рангах в физическом исчислении. Объем минерального сырья, учтенного в действующих инвестпроектах оценивается в 340 млн каратов. Это позволит удержать алмазодобычу на уровне 23 млн каратов в год или 230 млн каратов за 10 лет.

Канада должна удержать добычу алмазов на уровне 15 млн каратов в год с учетом возможного снижения показателей проекта Даявик и одновременно роста добычи на проекте Гачо Куэй.

Показатели алмазодобычи Республики Анголы в следующем десятилетии будут расти на «инвестиционно» подготовленных запасах до уровня 12 млн каратов в год благодаря государственным мерам поддержки отрасли. Это составит 120 млн каратов за 10 лет. Следует также предположить, что алмазодобыча ЮАР удержится на уровне 8 млн каратов в год или 80 млн каратов за 10 лет.

Основные продуценты алмазов обеспечат их добычу в следующем десятилетие в объеме не менее 1.0 млрд каратов, с учетом остальных стран цифра 1,25 млрд каратов вполне достижима.

— Какие наиболее существенные проблемы встают перед алмазодобывающими компаниями в посткризисный период?

— Сопоставляя два показателя – объем «инвестиционно» подготовленных запасов и объем добычи алмазов, несложно убедиться, что в предстоящее десятилетие имеющаяся сырьевая база отрасли будет исчерпана на 80%. Соответственно, перед отраслью, перед всеми компаниями – основными продуцентами алмазов, встанет задача увеличить инвестиции в сырьевой сектор. В противном случае в последующем десятилетии произойдет обвал добычи. Речь идет о строительстве новых карьеров, строительстве рудников с целью перехода от открытой алмазодобычи к подземной, о реконструкции действующих карьеров, об инвестициях в геологоразведку.

В Российской Федерации предстоит строительство по крайней мере 3-х рудников: на месторождениях «Юбилейная», «Мир» и им. Гриба. В Ботсване следует ожидать начала строительства подземных рудников на месторождениях Жваненг и Карове. В Анголе предстоит решать задачу строительства обогатительного комплекса на месторождении Луэле (Луаше) производительностью 10.0 млн тонн или 8-10 млн каратов в год. Также стоит задача увеличения инвестиций в строительство подземных рудников на части действующих месторождений.

Именно этот тренд – потребность в значительных капитальных вложениях является основной составляющей в деятельности алмазодобывающей отрасли в период 2021-2030 гг., что и является главным отличием предстоящего десятилетия по сравнению со всеми предыдущими периодами. Решение данной задачи не представляется простым. Операционные показатели, как один из основных источников для инвестиционного маневра, объективно снижаются: растет объем горной массы на единицу добытой продукции.

В первую очередь это обусловлено углублением карьеров на коренных месторождениях, на долю которых приходится более 80% добычи сырья. Одновременно ожидать повышения цен на сырые алмазы не приходится. Вопрос заключается в том, все ли продуценты сырых алмазов найдут возможности изыскать инвестиции за счет собственной прибыли и все ли имеют возможность увеличить кредитный портфель. Зоной риска является финансовая устойчивость алмазодобывающих компаний второго эшелона: Petra Diamonds, Dominion Diamonds, Gem Diamonds, Firestone Diamonds – здесь существует вероятность череды банкротств в посткризисный период.

— Насколько велика вероятность открытия крупных месторождений алмазов в ближайшие несколько лет?

— Вероятность обнаружения месторождений, значимых по объемам минерального сырья, остается весьма высокой в границах всех без исключения алмазоносных провинций. Однако резерв восполнения ресурсов за счет ГРР связан с опоискованием территорий с наличием большой мощности перекрывающих отложений. Как следствие, технология поисков сопряжена с использованием бурения с целью отбора глубокозалегающих геологических проб. Соответственно, стоимость единицы работ возрастает кратно, относительно традиционного ведения ГРР с использованием поверхностного отбора геологических проб.

В этой связи следует обратиться к вопросу о роли и значении юниорских компаний. Статистика показывает, что основной вклад в открытия месторождений алмазов в XX веке внесли компании именно данной категории. На их счету обнаружение алмазоносных кимберлитов кластеров Экати, Даявик, Виктор, Саскатчеван и другие в Канаде, в Южной Африке это месторождения Финш, Венишия, АК 6 (Карове), в Австралии – Аргайл, Эллендейл, в Анголе компания Диаманг.

Значимые открытия есть на счету и геологической службы ведущей алмазодобывающей компании De Beers: кластеры Жваненг и Орапа. Однако этим перечнем открытия алмазных месторождений крупными компаниями исчерпан: компании Rio Tinto и ВНР вообще не имеют на своем счету положительных примеров успешного ведения ГРР.

Предстоящий переход на опоискование территорий с большой мощностью перекрывающих отложений, соответственно с высокой стоимостью работ, практически исключает роль малобюджетных юниорских компаний в геологоразведочном процессе. Соответственно, в наступающем десятилетии и далее возрастает роль крупных компаний в восполнении минеральных ресурсов. Стратегия приобретения активов – вновь открытых месторождений у юниорских компаний уже себя не оправдывает.

— В периоды кризисов, подобных тем, которые сегодня переживает алмазодобывающая промышленность, в геологоразведочной сфере активизируется дискуссия по поводу так называемых «новых» методов ведения поисковых работ. Преследуется цель заменить дорогостоящие методы, основанные на применении бурения, в первую очередь, на адекватные по информативности подходы. Возможно ли это в принципе?

— Нужно внести ясность в этот вопрос во избежание заблуждений. Методы поисков в алмазной отрасли, как и в любых видах полезных ископаемых, представляют собой набор технологий, основанных на петрофизических, минералогических и геохимических свойствах пород, представляющих месторождение. Перечисленные свойства известны, детально изучены, и нет оснований полагать, что возможно обнаружение новых, ранее неизвестных, базовых характеристик объектов поисков. Соответственно, перечень используемых методов невозможно расширить в принципе.

Иным образом выглядит ситуация с технологиями, которые реализуются в рамках традиционных методов. Технологии постоянно совершенствуются: повышается разрешающая способность геофизических методов, увеличивается чувствительность лабораторного оборудования, совершенствуются способы компьютерной обработки данных. Совершенствование технологий приводит к увеличению объема информации, получаемой с каждой точки геологического наблюдения: пробы, минерала, микроэлемента, бита геофизического наблюдения.

Совершенствование технологий в периметре применяемых традиционных методов безусловно снижает себестоимость работ за счет повышения информационной отдачи с каждой точки геофизического и геологического наблюдения. Однако основная затратная нагрузка в общем процессе геологических поисков ложится на отбор первичной геологической пробы или геофизического наблюдения непосредственно в полевых условиях. По этой причине смещение поисков на так называемые «закрытые» территории, в пределах которых объекты поисков погребены более молодыми геологическими образованиям, приводит к удорожанию работ по мере увеличения глубины погружения месторождений от дневной поверхности.

— Может ли прогнозируемое снижение добычи способствовать повышению цен на алмазное сырье?

Известная парадигма «снижение добычи сырых алмазов приведет к росту цен» верна в теории, однако на практике механизм ценообразования гораздо сложнее. Более того, в последние годы он приобрел черты, не свойственные ранее классическому «алмазному трубопроводу».

В период 2014-2019 гг. добыча алмазов в физическом и денежном выражениях была стабильной, а вот средние цены на сырые алмазы устойчиво снижались, то есть маржинальность добывающих компаний падала. Ограночные предприятия, несмотря на то что закупали сырье по более низким ценам год от года, также не повысили свою маржинальность – цены на бриллианты падали. Операционная рентабельность производителей ювелирных изделий с бриллиантами и торговых сетей оставалась все это время практически постоянной, причем продажи ювелирных изделий с бриллиантами стабильно увеличиваются, по крайней мере, с 2016 по 2019 годы.

— То есть снижение цен на алмазы не принесло выгоды ни алмазодобытчикам, ни огранщикам, ни ювелирам, ни продавцам… Кто же стал бенефициаром?

— Следует предположить, что в схеме движения алмазного материала всех категорий (сырые алмазы, бриллианты, ювелирные изделия с бриллиантами) присутствуют участники, самостоятельно формирующие прибавленную стоимость. Это сайтхолдеры, трейдеры, дилеры: оптовики-покупатели сырых алмазов, бриллиантов, ювелирных изделий с бриллиантами. Именно данная группа участников процесса поглощает маржу, потерянную добывающими компаниями от снижения цен на продукт своего производства. В равной степени она поглощает долю маржи и других участников процесса.

Поэтому тезисы типа «перепроизводство алмазов приводит к снижению цен на сырые алмазы и бриллианты» и, наоборот, «снижение производства сырых алмазов и бриллиантов приведет к росту цен» сегодня, при доминировании посредников-спекулянтов теряют свою актуальность. И сложившаяся схема движения алмазного продукта всех категорий не позволяет надеяться, что после кризиса цены на сырые алмазы прекратят свое снижение, равно не стоит надеяться, что ограночное производство, наиболее уязвимый сектор алмазопровода, повысит свою устойчивость.

— Не потеряет ли текущих позиций рынок ювелирно-бриллиантовой продукции вследствие переориентации потребительского интереса со стороны поколения «миллениум» на другие сектора?

— Рынок ювелирных изделий с бриллиантами будет расти умеренными темпами в масштабах динамики прошедшего десятилетия. Прежде всего необходимо учитывать относительно невысокие объемы продаж этого товара: 85-90 млрд долл. в год. Для сравнения, объем услуг спортивного характера (фитнес, плавательные бассейны и т.д.) составил в 2019 г. 450 млрд долл. Мировой рынок гаджетов оценивается в пределах 250-300 млрд. долл., предметов «лакшери» в диапазоне 200-250 млрд долларов. С учетом роста ВВП мировой экономики, соответственно роста потребительских возможностей населения большинства стран, нет оснований предполагать снижение показателей и без того предельно незначительного по объемам бриллиантового сектора. В равной степени это касается и поколения «миллениум», который в наступившем десятилетии входит в период создания браков и обретения финансовой состоятельности.

— Насколько существенна угроза рынку изделий с природными бриллиантами со стороны рынка изделий из синтетических бриллиантов?

— Развитие рынка ювелирной продукции из искусственно созданных алмазов, как показывает современная история, не несет угроз для рынка природных бриллиантов. Пять-семь лет назад началось активное обсуждение данной проблемы с доминированием апокалиптических сценариев, которые оказались несостоятельными. Об этом говорит и статистика рынка, и значительная потеря интереса к вопросу со стороны СМИ. Синтетические бриллианты найдут свое место на рынке потребления бижутерии «люкс», однако этот класс товара не является альтернативой природным бриллиантам.

Сергей Горяинов.

Источник: Rough&Polished.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question