Сегодня: 27.10.21 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Выжженная Колыма. И снова Сталин виноват?

11.10.2021

Синегорье

Колыма сегодня – это как какой-то момент истины. Это способ оглянуться на историю нашей страны и увидеть, понять, что с ней происходило и происходит. 

Когда живешь в Якутии, тема лагерей, ГУЛАГа, «Дальстроя» всегда бродит где-то рядом, такие уж у нас суровые места.

Но мало кто из якутян, да и вообще дальневосточников, проезжал по всей трассе «Колыма», с которой, собственно говоря, и началось освоение колымского края. Мне довелось не так давно проехать по ней, что называется, от и до – все две тысячи с лишним километров. От Якутска до Магадана.

Поездка эта, если так можно ее назвать, заняла десять дней и совпала с после выборными страстями, когда отголосками (интернет здесь идет местами и рывками) доносились сведения, что Якутия проголосовала за КПРФ, что партия проводит митинги в Москве против произвола властей. Так что путь по Колыме получился очень интересным со всех сторон.

Было о чем поразмышлять. Особенно с учетом того, что пришлось увидеть и услышать.

Для начала о самой автодороге. Жителям центральных регионов России, наверное, даже трудно представить, что федеральная трасса может быть асфальтирована процентов на 10, ну, может, чуть больше. А так она сплошь грунтовая. Нет, дорожники работают, конечно, и реконструкция идет, и частями асфальт кладут. Но местами «Колыма», как сказал наш водитель и гид, вообще «непроезжабельная». То есть на легковой машине ее практически не одолеть. Особенно в осенний и весенний периоды. В Чурапчинском районе Якутии трасса такая, что легковушки и даже грузовые машины застревают, слетают с полосы – авария на аварии. Летом пыль непроглядная стоит столбом.

Но это все цветочки, самое опасное – прижимы. Сколько машин разбилось, сколько людей на них погибло – одному Богу известно. С середины 2000-х годов по территории Якутии самые опасные участки ликвидировали, но все равно остаются такие, что проезжаешь, затаив дыхание – лишь бы пронесло.

Нерский прижим

Однако современная «Колыма» – это, конечно, образец по сравнению с тем, какой эта дорога была раньше и особенно учитывая то, как она строилась.

Помню, как-то в Усть-Нере (это поселок в Якутии, где добывают золото), хранительница местного краеведческого музея Светлана Закусило сказала, что дорога «Колыма» в прямом смысле построена на костях. Заключенные, которые ее строили, от истощения, голода, мороза погибали, и их трупы клали в основание дороги. «Поэтому теперь водители ездят по этой дороге всегда без шапок», – добавила краевед.

Без шапок или нет, сказать не могу, но трасса непростая и с тяжелой энергетикой.

По территории Якутии вдоль дороги столбов с указанием километров времена ГУЛАГа почти не осталось. Их спиливают, относят в музеи. Но один мы все-таки обнаружили – стоит, покосившись, как память о страшных временах.

Указатель км

А в Магаданской области краевед Владимир Найман, который давно уже занимается поиском кладбищ заключенных «Дальстроя» и устанавливает на их месте кресты, рассказал, какими усилиями строилась трасса «Колыма». Приходилось проводить взрывы в скальном грунте, заключенные спускались на веревках, висели на них, взрывчатку закладывали в мороз минус 40, более трех часов работать не могли.

Эта трасса строилась не просто так – она нужна была для того, чтобы подобраться к залежам золота, олова, вольфрама, кобальта, урана и так далее, которыми так богата колымская земля.

Колыма2

Советскому государству позарез нужны были эти ресурсы и до войны, а особенно – после нее. Золото тогда, как и сейчас, было в цене. Можно было продавать его за рубеж, а взамен – приобретать необходимые станки, товары. Все – на подъем разрушенного войнами хозяйства страны.

Поэтому и был организован «Дальстрой», главной задачей которого было освоить этот суровый край в кратчайшие сроки, дать стране золота как можно больше и быстрее. И первым делом прибывшие вольнонаемные и заключенные принялись строить дорогу.

Задачу свою они выполнили. Уже к 1933 году, то есть буквально за два года, дорога была построена от бухты Нагаево до 182 километра. А после – дорожное строительство не останавливалось практически вплоть до ликвидации «Дальстроя» в 1957 году.

Так что единственная автомагистраль, которая соединяет два крупных субъекта России – Якутию и Магадан – это дорога, построенная в основном силами заключенных.

Вдоль дороги возникали населенные пункты, которые развивались с космической скоростью. Ударными темпами строились производственные объекты, аэропорты, автобазы и так далее, сразу же – жилье, объекты соцкультбыта, клубы, бани, магазины. Сюда со всей страны завозилась техника, прибывали на работу специалисты. Это все равно что ударная стройка, только в очень суровых местах.

Вы думаете, это сказки? Абсолютно нет. Если сегодня побродить по останкам поселков, расположенных вдоль трассы «Колыма», охватить одним взором тотальную разруху, разваленные дома с выбитыми окнами, покореженную временем старую технику, полное запустение и развал, то вырисовываются черты бывших очень даже хороших и симпатичных населенных пунктов.

Усть-Нера – поселок в Якутии, он еще теплится, но после посещения складывается ощущение, что время остановилось и ты находишься в самом разгаре 1990-х – безнадега так и царит в атмосфере, разрушенные дома стоят прямо в центре поселка и никто их не убирает. Жуткие покосившиеся здания, помойки, всюду грязь.

Артык – некогда самый быстро развивающийся поселок в Якутии, славящийся своей автобазой – от него вообще практически ничего не осталось. Тотальная свалка, где разбросаны останков домов и всего, что было связано с жизнью человека.

Сусуман – город в Магаданской области, запустение, обшарпанные дома. Когда мы, стесняясь грязной обуви, зашли в гостиницу, администратор нам сказала: «Да что вы! Проходите. У нас и без дождя пройти по улицам нельзя, а уж с дождем и подавно».

Сусуман

Синегорье – поселок в Магаданской области. Стоят десятки каменных пятиэтажек с выбитыми окнами. Ни одного деревянного дома – только каменные дома и сплошь пустые. Вместо 12 тысяч населения на излете Советского Союза Синегорье сегодня едва дотягивает до двух тысяч. Мы жили в санатории, который каким-то чудом еще сохранился здесь и ели на завтрак творог, запивая его какао. Что называется, back in USSR.

Синегорье2

Оротукан – поселок, где нас встретили шатающиеся и слоняющиеся без дела люди, цель у которых одна – выпить.

Можно описывать эти ужасы дальше. Но по-настоящему рассказать о них невозможно, это надо видеть и прочувствовать.

На этом фоне особенно выделяется поселок Палатка. Как вы думаете, чем? Никогда не угадаете – своей показной роскошью и красотой. Здесь ровные дороги, прекрасное освещение, какие-то тюльпаны в виде уличных фонарей. Пестрят названия: «Арбат», «Дубай» и так далее. Едешь и забываешь, что находишься где-то в глубине Магаданской области. И да – в 2019 году этот поселок стал рекордсменом России по числу фонтанов на душу населения. Представляете? Вот такой замечательный поселок. А почему он так роскошно живет? Потому что тут живет и трудится колымский депутат и бизнесмен, который в том же 2019 году вошел в список самых состоятельных российских госслужащих и депутатов по версии Forbes. А его сын в 34 года на сентябрьских выборах в Государственную Думу этого года стал депутатом.

Очень богатый человек в Магаданской области может заниматься только одним – добычей руд и песков драгоценных металлов. Видимо, и поселку что-то перепадает.

А вообще, то, что на колымской земле золото добывается нещадно, говорит не только статистика (Магаданская область – на прочном первом месте по количеству добытого золота на Дальнем Востоке и на втором месте по стране, за прошлый год эта цифра достигла 49 тонн и она растет ежегодно), но и изрытая земля вдоль трассы. Живого места здесь нет – это либо старые, уже поросшие молодняком отвалы, либо свежие. Все перекопано и не на один раз. И даже не на два.

Сложно сказать, сколько вытерпела и вынесла эта земля, но если отвлечься, заехать на смотровые площадки, то вид открывается потрясающий. Она очень красивая – Колыма. Она же не виновата, что такая суровая, что в ней столько природных богатств и что люди любыми путями тащат из нее все, что только можно…

Колыма

Но это смотря какие люди. Есть очень богатые, им под силу целые поселки содержать и они с барского плеча строят фонтанчики и ставят фонари на улицах, видимо, чтобы из окон своих очень дорогих машин было на что посмотреть по пути в офис.

А основная масса живет на грани нищеты.

Зашли мы в магазин в Сусумане. Помидоры – 980 рублей за кило, огурцы – почти 700. Впереди стояла пожилая женщина. Подумалось: «Что возьмет?» Оказалось, полбулки белого хлеба. Цены заоблачные, золотодобытчики получают неплохо, а бюджетники и пенсионеры живут впроголодь. Да еще и богача своего у сусуманцев нет – некому тюльпаны на улицах поставить.

Надо ли теперь говорить, что мечта почти любого жителя Магаданской области – уехать. И чем быстрее, тем лучше. Они и едут: в 2019 году здесь была 141 тысяча человек, в 2020 году – 140 тысяч, в 2021 – 139 тысяч. С кем ни побеседуешь, мечта одна – переселиться на материк. Едут даже из Магадана, где еще более или менее нормальная обстановка, про другие населенные пункты даже говорить не приходится.

Смотришь на все это и волей-неволей задумываешься: а как же подъем Дальнего Востока? Приоритеты, там, дальневосточные гектары, свободные порты, территории опережающего развития. Где все это? Почему уже столько лет прошло, как Дальний Восток под пристальным оком государства, а ситуация не меняется и люди уезжают? Почему на словах все так красиво, а в реальности все наоборот?

А самое страшное знаете что? У них уже нет даже надежды. Многие (и это не спившиеся бичи, а руководители крупных предприятий) так и говорят, махнув рукой: «Да, ничего не изменится». Им уже все равно. Хоть они и родились и выросли здесь, будущее свое с Магаданской областью не связывают.

Колыма сегодня – это как какой-то момент истины. Это способ оглянуться на историю нашей страны и увидеть, понять, что с ней происходило и происходит.

Ее экстренное освоение – это тяжелая история с массой несправедливости, невинных смертей, боли и страдания. Но это же и – строительство нового, светлого, это люди, которые были одержимы идеей созидания. Они ощущали себя первопроходцами, на плечах которых лежала ответственность за развитие совершенно неизведанного края. Это были настоящие сподвижники, так их и описывают сами колымчане.

Колыма3

А что сейчас? Сейчас Колыма – это разрытая земля, из которой ежедневно выкачиваются все ресурсы и с которой бегут коренные жители. Это разрушенные поселки и полное отсутствие надежды у людей.

И самое удивительное, что здесь не проклинают Сталина. На вопрос – а как вы относитесь к личности Сталина? – колымчане замирают. Они говорят, что история Колымы – неоднозначная история. Надо делать выводы из нее, думать, и двигаться дальше. Потому что было и плохое, и хорошее.

Но выводы – это, увы, не про современную власть. Выборы в Государственную думу показали наглядно – ситуация последних тридцати лет остается законсервированной. Так что не видать ни колымчанам, ни жителям других регионов каких-либо существенных сдвигов.

Выводы делают те, кто думает о будущем страны и хочет ее развития. А когда стоят другие задачи, как например, еще раз перекопать и найти то золото, которое не нашли предшественники, то других мыслей нет. Ни к чему они, зачем себе голову забивать всякой ерундой? А чтобы народ лишних вопросов не задавал и поменьше Сталина вспоминал, нужно еще более усиленно «развенчивать» его образ. Как, например, ставить спектакли наподобие «Запасного аэродрома» по пьесе писателя Владимира Федорова, премьера которого прошла этой весной в Якутске.

…Кстати говоря, про поселок Оротукан. Уже позже я прочитала, что название его происходит от якутского слова и переводится как «небольшой выжженный участок луга или леса».

Градообразующим предприятием Оротукана был завод горного оборудования, который просуществовал с 1930-х годов по 2005 год. Завод изготавливал самоходные станки ударно-канатного бурения для разведки россыпных месторождений золота, запасные части для отечественных и иностранных бульдозеров, электрическое и энергетическое оборудование, детали для горнообогатительного оборудования.

До 2002 года в Оротукане существовал Оротуканский горно-обогатительный комбинат, до 1997 года в посёлке базировалась Оротуканская геолого-разведочная партия, до 1996 года существовало Оротуканское строительно-монтажное управление, строившее жилые и промышленные здания в Оротукане и близлежащих посёлках.

Теперь всего этого нет. В прямом смысле этого слова выжженный поселок Оротукан. Как и вся Колыма.

И что – снова Сталин виноват?

Маргарита Нифонтова.

P.S. Кстати, одним из достижений Якутии и Магаданской области считается цифровизация, приход оптики, а значит, и качественного интернета в труднодоступные населенные пункты. Такое вот достижение современной власти. Так вот, цифровизация эта базируется на простом кабеле, который кинут вдоль трассы «Колыма», так сказать, буквально на земле в чистом поле. Это ни для кого не секрет, кабель валяется, периодически в нем запутываются животные, гибнут, кабель рвется, тогда многие остаются без интернета и цифровизация заканчивается.

кабель

В притрассовых кафе на самом видном месте находятся образцы кабеля и надпись – ничего ценного в нем нет. Ну, это чтобы не воровали.

Вот каких значительных результатов удалось достичь современной России в деле освоения колымских просторов.

По материалам “Свободной Прессы“.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question