Сегодня: 28.10.20 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

АЛРОСА. Есть ли будущее у компании?

17.09.2020

YKTIMES.RU – В последние годы навязчиво звучит риторика о создании новых промышленных компаний и даже отраслей на Дальнем Востоке. Они пока еще не созданы. А вот те производственные мощности, которые вот уже несколько десятилетий являются крепкой основой формирования бюджетов целых регионов на Дальнем Востоке, приходят в полный упадок, пишет telegram-канал “Жертвы Priжима“. Примеров можно привести массу, но один из самых ярких – это алмазодобывающая компания «АЛРОСА». О том, что ждет компанию и сколько лет еще ей осталось, если ничего срочно не менять, – экс-президент Якутии и компании «АЛРОСА» Вячеслав Штыров.

– Сколько лет еще АЛРОСА может быть бюджетообразующей отраслью республики? Ведь на мировом рынке конкуренцию природным алмазам теперь составляют синтетические, и геологоразведочные работы по поиску новых месторождений ведутся не очень активно.

– Я бы сказал так: компания на таком уровне как сейчас, ещё будет работать лет пять—шесть. Но дальше, подчёркиваю, это моё личное мнение, у компании возможны большие трудности. С чем это связано?

Если мы возьмем историю нашей алмазной промышленности, то первое поколение алмазников – это героическая алмазная эпопея, великие имена геологов. Следом за ними пришли строители и горняки. Это легендарное поколение советских людей, герои труда. Виктор Тихонов, Евгений Батенчук, Лев Солдатов, Григорий Файнштейн, Лариса Попугаева, Владимир Щукин, Юрий Хабардин. Их имена, имена их соратников были известны всей стране, вошли в нашу историю. Это первое поколение алмазников, по сути создавших алмазную промышленность страны и выведших её на передовой уровень в мире. Во-первых, с технологической точки зрения – мы ведь были независимы в технологическом плане, ничего ни у кого не покупали, делали все сами. Во-вторых, с точки зрения объемов добычи алмазов. Трубки «Мир», «Интернациональная», «Айхал», «Удачная» –это они начали их разработку. Все это создано их трудом.

Второе поколение алмазников – это 1980-е – 1990-е годы и начало 2000-х годов. Это было тяжелое время. Но несмотря на разруху в стране в 1990-ые годы, мы понимали, что если ничего не предпринимать, то объем добычи алмазов может упасть примерно на 30 процентов. А тогда мы добывали на примерно чуть больше миллиарда долларов в год, правда и цены на алмазы были значительно ниже, чем сейчас. Но от нас зависела и сама алмазная промышленность страны, и гранильная промышленность тоже, и республика в целом. Потому что в те годы 70 процентов доходов республиканского бюджета формировалось за счет компании. Как один из моих критиков писал: «Штыров совместил бюджет компании и бюджет Якутии». Это когда они доказывали, что федеральное правительство якобы ничего не получает от реализации алмазов. Как будто жизнь огромной республики – это не федеральная забота. Да и все положенные отчисления в федеральный бюджет страна сполна получала.

Поэтому падения добычи невозможно было допустить. И все стройки всё продолжались. Месяцами, и даже годами люди не получали заработную плату, работали, строили. Как это удавалось сделать и как трудовые коллективы выжили в этих условиях – это просто невероятно вспоминать.

Тогда была выстроена, опираясь на труды предыдущего поколения, современная алмазная промышленность. Были введены в эксплуатацию — один из самых крупных комбинатов в мире «Юбилейный» в Айхале, самый северный на планете Анабарский горно-обогатительный комбинат, началась отработка нескольких новых алмазоносных трубок – «Зарница», «Дачная», «Комсомольская», в Анголе освоено месторождение Катока и создана ГЭС Шикапа, начато строительство газопровода на Айхал и Удачный, введена Вилюйская ГЭС-3 и газопровод на Мирный и Айхал. Тогда начали интенсивно строиться Нюрбинский и Айхальский ГОКи, которые были введены в строй в начале 2000-х годов, были сооружены подземные рудники «Интернациональный» и «Айхал», начато строительство рудника «Мир». Все это было сделано в 1990-е годы и в начале 2000-х годов.

Сейчас 2020 год. Что есть нового в «АЛРОСА» кроме этих новых объектов? Ничего. До сих пор работаем на том, что было создано в тот период времени.

Но ведь это горнодобывающая промышленность, запасы уменьшаются, те или иные месторождения исчерпываются. Сейчас их разработка находится на пике. «Юбилейный» в Айхале выдает максимум возможного, Нюрбинский ГОК – тоже самое, Архангельский ГОК и Катока в Анголе тоже, а завтра? Завтра ждет неминуемое падение добычи алмазов, потому что запасы месторождений постепенно исчерпываются. Где-то надо строить новые подземные рудники, где-то – переходить на новые месторождения.

А ничего нового в компании не происходит, она работает на старом багаже. Но он подходит к концу. И мы должны это понимать. Пять – семь лет на нынешнем уровне, потом добыча будет понемногу снижаться и снижаться, а потом пойдет резко вниз.

– Что делать?

– Действительно, а что же делать надо?

Во-первых, учёные считают, что примерно половина запасов якутских алмазов ещё не найдена. Они находятся в наших недрах. Другой вопрос, что мы не можем их найти традиционными способами, которыми овладели наши геологи. Потому что скорее всего они перекрыты слоями другой горной породы, находятся на определенной глубине. Мы искали трубки при помощи магнитной съемки, она сразу показывает аномалию намагниченных трубок, или проводили гравиметрическую и электрическую разведку. Может быть, эти способы дальше и не будут срабатывать. Например, Нюрбинская трубка была не намагниченная. Значит, во-первых, нужны совершенно новые подходы в геологии, а во-вторых, нужно увеличение физических объемов геологических работ.

Но, к сожалению, несмотря на то, что эти вопросы все время ставятся, и компанию всё время на это нацеливали и направляли, несколько последних лет все это было заброшено.

Новую горно-геологическую экспедицию в Жиганске ликвидировали. А ведь именно она была нацелена не для работы по остаточной алмазоносности в старых районах, а создана специально для поиска новых месторождений алмазов на абсолютно новых площадях. Лицензии на месторождения в центральной Якутии сдали, хотя перспективы еще есть. Ничего нового с точки зрения геологической науки не сделано и в целом это направление не очень развивается.

Второе. У нас есть много бедных месторождений, разрабатывать их теми способами, которыми мы владеем, нельзя, потому что получается слишком дорого, экономически неэффективно. Значит, надо искать новые технологии и способы организации отработки этих месторождений. Что-то в этом направлении делается. Например, Верхне-Мунское месторождение – оно было открыто ещё в 60-е годы прошлого века. К концу 1990-х годов мы возобновили там геологические работы, сейчас месторождение начало эксплуатироваться. Там применены автопоезда, руда доставляется на ГОК «Удачный», за счет чего удешевилась стоимость производства. Таких месторождений вокруг Айхала и Удачного достаточно много. Но они бедные, там небольшая ценность руды. Значит, надо избавляться от лишних перевозок при помощи решений в сфере транспорта или обогащать на борту карьера, еще искать какие-то способы.

Одним словом, теперь надо технологически перестраивать компанию. Тогда можно будет те месторождения, которые мы считаем забалансовыми, убыточными, вовлечь в производство. К сожалению, это направление постепенно заглохло. Отдельные всплески, как на Муне, не являются частью системной работы.

Вот два направления – геология и новые технологии.

Третье. Конечно, компании надо захватывать все позиции, которые только есть. Где есть алмазы, везде должна быть компания. Надо продолжать экспансию в Африке, там хорошие перспективы, что в Анголе, что в Конго, что в других странах. Надо думать о продолжении геологоразведочных работ в районе на Северо-западе России.

Ну а вдруг все это не получится? Ни по первому направлению, ни по второму, ни по третьему.

Что тогда делать с компанией, с трудовым коллективом?

Надо искать новые сферы приложения труда.

В своё время мы направили алмазников в Южную Якутию. И не мытьем, так катаньем, с нашей большой помощью, компанию получила лицензию на добычу железной руды. Сложное ли это дело? Горнодобывающая часть – никакого отличия нет. Что алмазы, что руда – практически одно и то же. Обогатительная часть на железной руде еще проще, чем на алмазах. Сложно в части рынка, действительно надо понимать, куда сбывать руду, кому. И это вопрос решаемый.

Посмотрите: другие компании в Амурской области и в Еврейской автономии интенсивно осваивают железорудные месторождения. Это рядом с нами. Почему же у нас не получится? Ведь за последнее десятилетие на четверть увеличился мировой рынок чёрных металлов.

Но нет же. Как только исчез контроль со стороны руководства республики, мигом всё бросили, все эти проекты.

Когда-то, выступая на хозактиве компании, я говорил – допускаю, что настанет время, когда ваши главные силы будут находиться в Южной Якутии. Железная руда, месторождения апатитов в Алдане, возможно, угольные месторождения. А на западе Якутии будут добываться алмазы, вы будете гордиться, называться алмазной компанией, но это уже будет затухающий вид деятельности. Я не пророк, но так могут развиваться события.

Поэтому надо перестраивать деятельность компании, осваивать месторождения других твёрдых полезных ископаемых. В принципе на каком-то этапе такой путь поддерживало федеральное правительство. Тот же куратор алмазной промышленности Кудрин заявлял о том, что да, мы вместе с Якутией создадим из «АЛРОСА» национальную горнорудную компанию. Как, например, BHP Billiton или Rio Tinto. Нет, от этого отказались, бросили.

Я думаю, что это субъективные подходы руководителей, которые пришли в основном из другой сферы – финансовой, банковской.

– От непонимания?

– Да, как говорится, рожденный ползать летать не может.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


Один комментарий к “АЛРОСА. Есть ли будущее у компании?”


  • Отправил Ирина (17.09.2020 )

    Супер! Браво, Вячеславу Анатольевичу! В нынешнем руководстве нет производственников, одни неэффективные менеджеры :question

:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question